Возвращение ( Из дневника Мага 1940 г ) ( автор не известен) :

Глава 1. ВОЗВРАЩЕНИЕ

21 МАРТА 1938

У. Возвращение — в вечности. Это не та же самая жизнь. Эта жизнь кончается, и время кончается. Есть теория — и эта система допускает эту теорию — что время можно продолжить. У меня нет доказательств. Когда думаешь о времени, как много попыток было сделано спиритуалистами и другими, — но доказательства все-таки нет.
Изучение возвращения должно начинаться с изучения ментальности детей, и особенно до того, как они начнут говорить. Если бы люди помнили это время, они могли бы вспомнить очень интересные вещи. Но к сожалению, начиная говорить, они становятся настоящими детьми и забывают все через полгода или год. Это очень редко, чтобы люди помнили, о чем они думали до этого, в очень раннем возрасте. Если же они все-таки помнят, они помнят себя взрослыми. Они вовсе не дети. Затем, позже, они становятся детьми. Если они помнят свой ум, это ум вполне взрослых людей. Это самое интересное.
В. Есть ли объяснение тому, почему ребенок помнит свой взрослый ум, а не свой прежний детский ум?
О. У нас так мало материала, чтобы судить об этом. Я говорю только о способе, каким это можно изучать. Предположим, мы попытаемся вспомнить наш собственный ум — предположим., что мы нашли, что это был тот или иной ум — при этом стараясь не давать войти в это воображению — если мы найдем что-то, это будет материалом. В литературе можно найти очень мало, потому что люди не понимают, как это изучать. Но на своем собственном опыте я столкнулся с некоторыми очень интересными вещами. Некоторые люди, которых я знал, имели очень интересные воспоминания о первых годах жизни, и у них у всех было одно и то же впечатление — что их ум не был умом ребенка — как они видели людей, как они их различали — это не было психологией ребенка. Но большинство людей ничего не помнит об этом. Понимаете, что я имею в виду? У них был готовый ум, такой, что невозможно вообразить, чтобы такой готовый ум с совершенно взрослыми реакциями мог быть сформирован за шесть месяцев бессознательной жизни. Если это на самом деле так, то он должен был существовать прежде, но, как я сказал, очень трудно найти материал.
В. Почему он исчезает, когда ребенок учится говорить?
О. Он начинает подражать детям и делать точно то, что ожидают от него взрослые. Они ожидают от него, что он будет глупым ребенком, и он становится глупым ребенком.
В. Какое преимущество в знании о возвращении?
О. Это преимущество, когда человек начинает вспоминать, и начинает изменяться, и не идет каждый раз по тому же кругу, но делает то, что действительно хочет и что считает лучшим. Но если человек не знает об этом, или даже если он знает, но ничего не делает, тогда нет никакого преимущества. В общем это повторение вновь и вновь одного и того же.
В. Встретив систему в одном возвращении, встретит ли человек ее снова в следующем?
О. Это зависит от того, что он сделал с системой. Он мог встретить систему и сказать: «Что за глупости говорят эти люди!». Это зависит от того, как много усилий человек делает. Если он делает усилия, он может приобрести нечто, и это может остаться, если это не только на поверхности личности — если это не было только форматорным.
В. Следуем ли мы с необходимостью одной и той же линии действия в каждом возвращении?
О. Закон в этом тот, что все приобретенные тенденции возвращаются. Кто-то приобретает склонность учиться или интересоваться определенными вещами. Он будет интересоваться ими снова. Другой приобретает склонность избегать определенных вещей. Тогда он будет избегать снова.
В. Усиливаются ли эти тенденции?
О. Они могут усиливаться, или они могут развиваться в другом направлении. Нет никакой гарантии — пока человек не достигнет некого вида сознательного действия, когда у него появляется определенная возможность доверять себе.
В. Означает ли параллельное время то, что все моменты существуют постоянно?
О. Да. Очень трудно думать об этом. Конечно, это означает вечность в моменте, но наш разум не может думать таким образом. Наш разум — очень ограниченная машина. Мы вынуждены думать самым простым образом, и мы должны это учитывать. Это легче — думать о возвращении, чем о вечном существовании в моменте. Вы должны понять, что наш ум не может сформулироавать правильно вещи такими, как они есть. Мы можем иметь только приблизительные формулировки, которые ближе к истине, чем наше обычное мышление. Это все, что возможно. Наш ум и наш язык — это очень грубые инструменты для таких тонких тем и проблем.
Изучение детей — это самый легкий способ изучения этой темы. Если бы у нас было достаточно материала, мы могли бы ответить на многие вопросы. Почему, например, в детях проявляются странные склонности, совершенно противоположные окружающим их условиям, совершенно новые для тех, кто их окружает. Это происходит очень по-разному, и это могут быть очень сильные склонности, которые могут изменить всю жизнь и пойти по совершенно неожиданному пути, и при этом в наследственности нет ничего, что могло бы быть причиной этого. Как я сказал, наследственность в человеке не работает — это фантастическая идея. Она работает в лошадях и собаках, но не в людях.
В Не входит ли в это вопрос типов?
О. Да, но мы ничего не знаем о типах — недостаточно, чтобы говорить о них. И поэтому во многих случаях происходит то, что родители не понимают детей и дети не понимают родителей. На самом деле они никогда и не могут правильно понять друг друга. Это совершенно разные люди — чужие друг другу — им просто случилось встретиться друг с другом на некой станции, и затем они расходятся в разных направлениях.
В. Когда вы говорите «наблюдайте за детьми», что вы имеете в виду?
О. Это именно то, что так трудно делать. Если вы наблюдаете склонности на большой шкале, вы можете обнаружить совершенно неожиданные склонности. Вы можете сказать, что это результат определенной причины или окружающих условий, но совершенно неожиданные склонности могут проявиться в совсем маленьких детях, и при этом не случайные склонности, которые появляются и исчезают. Они остаются потом на всю жизнь. В этом случае, в соответствии с этой теорией, это может быть склонность, приобретенная в предыдущей жизни в более поздние годы, и поэтому она проявляется очень рано.
В. Тогда с точки зрения возвращения, не может ли быть так, что некие важные действия, которые мы совершаем между сейчас и нашей смертью, на самом деле ответственны за наши нынешние склонности ?
О. Вы имеете в виду в предыдущих жизнях? Вполне возможно. Но одно совершенно точно — этой работы раньше не было. Может быть, другая работа существоала — есть много раличных видов — но не эта. Она не существовала раньше — в этом я совершенно уверен.
В. Я имею в виду, что это кажется такой огромной идеей, что между сегодняшним днем и днем нашей смерти мы совершаем роковые действия, которые образуют наши склонности в следующей жизни.
О. Конечно. В каждый момент наших жизней мы можем создать склонности, от которых затем не сможем избавиться за десять жизней. Вот почему в индийской литературе всегда подчеркивается эта идея. Это может быть в форме сказки, но принцип тот же самый.

4 АПРЕЛЯ 1938

В. Г.У. сказал, что этой работы раньше не было. Значит ли это, что она не появится и в будущем?
О. Нет гарантии. Для вас это будет зависеть от вас самих. Одно можно сказать определенно — она не появится в том же самом виде. Может быть, будут группы и школы, но не в той же самой форме и не в то же самое время. Работа — единственная вещь, которая не находится во власти возвращения, иначе это не работа. Если она хоть немного сознательна, она не может быть подчинена возвращению. Кроме того, в этой конкретной работе многие вещи будут происходить совершенно по-другому. То, что теперь происходило в определенный момент, начнется, может быть, двадцатью годами позже.
В. В детстве я был сильно привязан к кузине на три года старше меня, которая умерла в возрасте десяти лет. Если ее короткая жизнь повторилась с тех пор четыре или пять раз, то моя жизнь, как связанная с ее жизнью, должна была также повторяться. Как можно это объяснить?
О. Это очень трудно объяснить, и в то же время математически это очень просто. Наше измерение длины времени основано на определенных идеях длительности. Мы говорим, что десять лет меньше, чем более долгая жизнь, скажем, пятьдесят лет. На самом деле нет гарантии, что какая-то жизнь короче или длиннее. В «Новой модели» я уже писал об этом — предположим на минуту, что то, что кажется нам разными отрезками времени, есть на самом деле один и тот же отрезок, а различны только скорости. Есть много вещей, которые мы берем как основания нашего мира, но которые на самом деле иллюзии. В любом случае, это не трудно — подогнать одну жизнь к другой, но наша способность мысленного представления слишком мала и слаба для этого. Нам придется оставить это как проблему, и понимать только, что это каким-то образом возможно.
В. Как можно знать, что помнит младенец? Я думал, что человек рождается с совершенно чистыми центрами, и что человек помнит центрами.
О. Это странная вещь. У некоторых людей, которые не много отличаются от других, бывают сильные и совершенно отчетливые воспоминания о первых месяцах их жизни. Им кажется, что они видели людей так, как видят взрослые, а не дети. У них не складывались сложные картины из многих элементов, но у них были совершенно определенные впечатления домов, людей, и т.д. У них было совершенно взрослое восприятие.
В. Я помню некоторые вещи о себе в двухлетнем возрасте, которых на самом деле никогда не было. Как можно проверить, что помнит ребенок до того, как он начал говорить?
О. Откуда вы знаете, что этого никогда не было? Это мог быть сон. Со мной тоже было нечто в этом роде. Я помню, как ребенком я был в каком-то месте под Москвой, и картина этого места осталась в моей памяти. С тех пор я не был там около сорока лет. Затем, поехав туда, я увидел, что это было не то, что в моей памяти, и я понял, что моя память была сном.
В. Если кто-то умирает как человек № 4, возвращается ли он как человек № 4, или он может это утратить имитацией негативных эмоций, и т.д.?
О. Нет, только человек №5 может возвращаться как человек № 5. Он может не знать этого, но многое будет для него легче. № 4 должен делать все сначала, только это будет легче и раньше.
В. Может ли склонность в одном возвращении стать привычкой в следующем?
О. Смотря какая склонность. Если это механическая склонность, она станет привычкой. Если это сознательная склонность, она не может стать привычкой, потому что это разные вещи.
В. Вспоминая свою жизнь, видишь, как на неких перекрестках были приняты решения, которые теперь считаешь ошибкой. Есть ли что-то такое, что можно было бы сделать в этом возвращении, чтобы снизить вероятность принятия таких же решений в следующем?
О. Да, конечно. Можно думать, можно измениться сейчас, в это самое время, и тогда, если это на самом деле глубоко, человек будет помнить. В любом случае есть возможность, что в будущем человек не будет делать того, что делал раньше. Многие идеи и подобные вещи могут перейти из одной жизни в другую. Например, кто-то спросил, какая польза в знании о возвращении. Если бы человек интеллектуально осознал эту идею, и если бы эта идея стала частью его сущности — частью его общего отношения к жизни — то он уже не мог бы забыть ее, и это было бы его преимуществом — знать о ней рано в следующей жизни.
В. Если необходимы изменения в сущности или в возвращении, не связано ли это с идеей жертвы?
О. Да, конечно, нужно платить за все. Если человек хочет что-то получить, он должен за это что-то отдать. Он не может иметь новое и при этом сохранять старое. Иначе у него будет столько груза, что он не сможет двигаться.

7 МАРТА 1940

В. Поскольку школы не механичны, они никогда не возвращаются. Тогда если мы вернемся, то нет гарантии, что мы найдем систему.
О. Нет гарантии, совершенно верно. Это совершенно правильно, но у этого есть много сторон. Правда, что вещи не возвращаются в той же самой форме, но в то же время человек не может утратить то, что он приобрел. Это значит, что если он теряет одну возможность, он может найти другую. Но он может потерять только по своей собственной ошибке, не по вине обстоятельств, хотя нужно понимать, что возможности не безграничны. Очень часто я отказываюсь говорить о возвращении, потому что очень многого вы о нем не знаете.
Вы берете его слишком просто. «Вечное возвращение» значит для вас, что оно вечно, то есть навсегда. Но есть множество различных проявлений — вечное может оказаться вовсе не вечным. Если люди живут в обычной жизни и не накапливают правильные влияния, не формируют магнитный центр, то через некоторое время они теряют даже эту возможность сформировать магнитный центр: они могут вымереть, потому что существует очень большая конкуренция — есть много вещей, о которых мы не знаем. Первое, что необходимо понять о вечном возвращении, это то, что оно вовсе не вечное. Когда человек подходит к возможности — что само по себе очень редко, потому что есть много людей, которые никогда не приходят к возможности развития, — но когда человек получает такую возможность, в то же самое время его шансы становятся очень маленькими, все меньше и меньше. Чем ближе человек подходит, тем легче все потерять. У него остается меньше времени. Когда человек подходит к возможности развития, это воздействует на его время — время этого человека становится меньше. Это ответ, но это не единственный ответ.
В. Меньше времени в каком смысле? Мы возвращаемся реже?
О. У каждого свое собственное время — время нужно понимать так. Время — это индивидуальная собственность. Нет общего времени — у одного больше времени, у другого меньше, все не могут иметь одинаковое время.
В. Тогда единственная вещь, которую мы можем сохранить, это изменение в сущности, если мы этого достигаем?
О. Нет, прежде всего вы должны достичь изменений в личности.
В. Но это не сохраняется.
О. Это единственное, что мы можем делать. Только очень немногие люди могут работать с сущностью. Это даже не преимущество для тех, кто это может, потому что это очень трудно, но иногда это возможно. Обычно мы работаем с личностью, и это единственная работа, которую мы можем делать, и если мы работаем, она куда-то нас приведет.

15 МАРТА 1940

О. Был какой-то вопрос о возвращении. Я хочу только кое-что сказать, что может дать вам материал для размышления. Почему я всегда избегаю говорить об этом, это по двум причинам: во-первых, мы можем говорить только о теории, у нас нет реальных фактов; и во-вторых, мы знаем, что, в связи с работой, законы, связанные с возвращением, изменяются. Необходимо понимать эти вещи. Я уже давно писал в «Новой модели», что даже в обычной жизни люди очень различаются по отношению к возвращению. Некоторые могут иметь точно такое же возвращение, некоторые могут иметь различные варианты и возможности, некоторые могут подниматься, некоторые опускаться, и многое другое. Но все это вне связи с работой. То есть когда человек подходит ближе к возможности работы, то становится возможно определенным образом, хотя только теоретически, изучать эти последовательные возвращения. Допустим, первое — это когда человек подходит к возможности встречи с некими идеями высшего разума, второе — когда он определенно вступает в контакт с влиянием С, и третье — то, что будет результатом этого. И интересно, что после второго возможности возвращения очень сильно уменьшаются. То есть в обычных условиях они кажутся неограниченными, пока человек не подойдет к определенным идеям; но с того момента, когда он подходит к определенным идеям, которые мы называем влиянием С, возможность возвращения уменьшается. Это необходимо понять. Если мы поймем это, то в наших разговорах об этом будет определенный смысл, определенная польза, иначе это только теоретические разговоры, совершенно бесполезные, если мы берем все на одной и той же плоскости.
В. Вы имеете в виду, что после вступления в контакт с влиянием С число шансов уменьшается?
О. Да, потому что влияние С нельзя растрачивать. Влияние В практически неограничено, то есть брошено в жизнь — можно брать его или не брать, оно не уменьшается. Но влияние С ограничено. И вы должны уже знать, почему оно ограничено. Постарайтесь сейчас ответить на вопрос, почему оно ограничено. Ответьте на этот вопрос для самих себя и вы поймете, почему возможность получения влияния С должна быть ограничена, ведь если человек не использует его, какой смысл его растрачивать?
В. Даже если мы работали правильным образом?
О. Нет, дело вовсе не в этом. Это значит только, что если мы не работаем правильным образом, мы потеряем возможность возвращения; ничего другого это не значит.
Без этой дополнительной характеристики говорить о возвращении даже как о теории совершенно бесполезно. Если мы берем все на одном и том же уровне, это совершенно бесполезный разговор.
В. Откуда приходит то, что возвращается?
О. Это вы. Вы возвращаетесь, я возвращаюсь, он возвращается, они возвращаются. Нет нужды в теоретических разделениях. Говоря о возвращении, мы говорим о нашем возвращении, не о возвращении кого-то другого. Откуда это приходит, мы не знаем, и мы можем потратить всю нашу жизнь на теоретические определения, мы можем даже найти очень хорошие определения, но это ничего не изменит и не поможет нашему психологическому пониманию этой идеи. Я стараюсь установить определенные принципы, которые дадут нам практическое понимание этой идеи. Мы могли бы найти много слов, но слова никуда не ведут.
Нашли ли вы ответ на вопрос, почему нельзя ратрачивать влияние С? Подумайте об этом. Если вы ответите на этот вопрос, вы сможете ответить на многие другие вопросы. И вы уже знаете ответ — это как два плюс два.
(Многие пытаются ответить, все неправильно)
В. Это потому, что если бы такая вещь возвращалась снова и снова, человек растрачивал бы ее снова и снова?
О. Это подразумевается в вопросе, но это не ответ. Конечно, если она растрачивается, и затем снова и снова, то какой смысл?
Но есть еще что-то, чего вы не видите во всем этом, а это ключ ко всему, и вам нужно его найти. Это очень просто, нет ничего таинственного. Это не загадка, ответ на которую вам нужно угадывать, это вопрос мышления.
Постарайтесь думать таким образом. Возьмите обычную школу. Мальчик идет в школу и каждый год начинает учить одно и то же. Он изучает что-то целый год, затем он идет домой и все забывает, и затем должен учить все заново. Снова он учится целый год, и снова идет домой и все забывает, и снова возвращается и учит то же самое. Что ему скажут в школе? Вот почему школы никогда не повторяются; вот почему для школ нет возвращения. А именно этого людям хочется, они говорят, что хотят учить одно и то же снова и снова. Но в следующий раз вы должны быть в более высокой школе. Если вы не можете пойти в высшую школу, то никаких других школ на этом уровне больше не будет, потому что вы уже это прошли.
В. Встречает ли человек школу через влияние С?
О. Он встречает ее через влияние В. Школа и есть влияние С.
В. Нужно сдать экзамен, чтобы перейти в более старший класс.
О. Совершенно верно, но вы можете сдать экзамен и снова все забыть. Это случается очень часто.
В. Но человек научился учиться, хотя бы немного.
О. Иногда, а иногда нет. Он учится учится, и учится забывать.
В. Из того, что вы говорите, мне кажется, что влияние С это трансмутация, способность превращения, и что-то меньшее этого — уже не влияние С.
О. Совершенно верно. Вы подошли очень близко, но вы можете понимать влияние С просто как определенное количество знания.
В. Знание, которое можно использовать?
О. Нет, это снова определение. Я сказал знание; определения не помогут. Это странно, как вы не видите этого, как вы не улавливаете того, что на самом деле так просто. Передача знания означает влияние С, это означает определенную работу, это не происходит само по себе, это означает чью-то работу, и чья-то работа не может растрачиваться впустую. Если она приносит результаты, то она может быть продолжена, но если она не приносит результатов, тогда, конечно, она остановится — это вполне естественно. Именно этим объясняется то, почему возможность возвращения должна быть ограничена. Если человек не извлекает никакой пользы — допустим, он приходит в школу и ему не идет на пользу пребывание в ней, тогда, конечно, он не может приходить снова и снова, чтобы учить одни и те же вещи; он должен что-то делать с этим — тогда это имеет смысл. Постарайтесь понять это, это очень просто, но без понимания этих принципов говорить о возвращении невозможно. Все обычные разговоры, основанные на математике или чем-то другом, они делают это слишком общим, а возвращение не может быть общим. Вы помните, мы много раз говорили о материальности знания, и о том, что у человека очень мало шансов даже начать, потому что для этого необходимо много условий. Но вы должны понимать, что когда человек начинает получать определенное знание, его шансы становятся меньше и меньше, потому что если он не использует его, тогда ему будет все труднее и труднее получать его, вполне естественно. И то же самое применимо к каждому дню, каждому году, ко всей жизни — необходимо понять это. Это знание о возвращении полезно потому, что оно относится к этой жизни. Если мы ничего не делаем сегодня, как можно ожидать, что мы будем делать что-то завтра? Если мы можем делать это сегодня, то мы должны это делать; никто не может отложить это до завтра, потому что завтра мы можем делать что-то другое, и так далее. Мы всегда думаем, что у нас есть время.
В. Значит ли это, что если мы не слушаем сегодня того, что вы говорите, мы не услышим этого никогда?
О. Или, может быть, вы будете здесь, но меня здесь не будет — как можно знать заранее?
В. Мы можем достичь прогресса только с вами?
О. Нет, вы совершенно свободны найти любое другое место — вы вовсе не связаны. Если вы знаете кого-то другого, с кем вы могли бы достичь прогресса, конечно, вы должны использовать его. Нельзя терять ни одной возможности, если у человека есть возможность.
В. Я имел в виду — единственный ли вы посредник?
О. Нет, никто не может быть единственным. Если у вас есть другой путь, значит есть другая возможность, но если вы не знаете других возможностей, это другой вопрос. Если вы не знаете никого кроме меня, то вы должны стараться получить это от меня, но если вы знаете кого-то другого, вы можете получить это от кого-то другого — вполне ясно, не так ли? Только помните одну вещь — это не может быть теоретическим изучением. Теоретического изучения недостаточно. В наших умах так много
ошибочного, что необходимо внести определенный порядок, даже теоретический. Но тратить все время на теории бесполезно, мы должны научиться практике, мы должны научиться тому, как делать самые важные для нас вещи.
В. Существует ли возможность знать для самого себя, использовал ли ты влияние С или нет?
О. Нельзя получить влияние С от себя самого. Конечно, человек должен знать, это одна из первых вещей, которые он должен знать — слышал ли он что-то или нет. Вы помните, что мы говорили об оценке?
В. В теории возвращения все повторяется снова. Но появляются ли школы снова в тех же самых местах? Может быть, в моем прошлом возвращении система никогда не появлялась в Англии.
О. Видите ли, именно поэтому трудно говорить о возвращении, потому что люди либо не знают о нем, либо, слыша о нем и начиная об этом думать, думают обычным форматорным образом, то есть обычным логическим способом, или очень часто они думают совершенно нелогично, или еще хуже. Но даже если они думают логически, у них недостаточно материала; они недостаточно знают, чтобы думать об этом. Прежде всего необходимо понять, что мы говорим о теории, и во-вторых, что эта теория должна быть достаточно полной — в ней должно быть достаточно материала. Когда мы думаем о возвращении, мы думаем, что все повторяется, и именно это портит весь наш подход к нему. Как я уже однажды сказал, самое первое, что нужно понять о возвращении, это то, что оно не вечное. Это звучит абсурдно, но это на самом деле так, потому что оно так различно в различных случаях. Даже если мы возьмем это теоретически, только людей, ведущих чисто механическое существование, даже их жизни изменяются. Как я писал в «Новой модели», только некоторые люди в некоторых условиях, совершенно замороженных условиях жизни, повторяют свои жизни точно в том же виде, и возможно, очень долгое время. В остальных случаях даже в обычной механической жизни вещи меняются. Если люди не удерживаются обстоятельствами с такой силой, как это происходит с великими люди, которые должны быть великими снова и снова и никто не может с этим ничего сделать, и они сами не могут ничего с этим сделать, — у людей, занимающих высокие позиции в жизни, ничего не меняется. Но обычные люди могут иметь различные изменения в своих жизнях, но опять же, не вечно. Никогда не думайте, что что-то вечно. Это очень странная вещь, но, по-видимому, люди, у которых нет никаких возможностей — или из-за каких-то обстоятельств, или из-за их собственного недостаточного развития, или патологического состояния — могут повторять свои жизни без каких-либо изменений. Но в случае людей, теоретически имеющих возможность, их жизни могут достигать определенных пунктов, где они либо встречаются с определенной возможностью развития, либо начинают опускаться вниз — одно из двух. Они не могут продолжать жить по-прежнему, оставаясь на том же самом месте, — с того момента, когда человек встречается с некой реальной возможностью, это означает, что он подходит к концу чисто механических случайностей. Тогда человек видит возможность что-то сделать, или потерять это и начать опускаться вниз. Просто подумайте об этом, и, может быть, вы сможете сформулировать вопросы об этом.
В. Когда мы стараемся изменить свое бытие, воздействуем ли мы на сущность так же, как на личность?
О. Мы должны работать над личностью, но если мы реально что-то изменяем, то изменяется и сущность.
В. Одно преимущество сна, кажется, в том, что так как мы уже на самом дне, то ниже упасть уже не можем.
О. О нет, мы можем.
В. Работа в будущем представляется чем-то вроде хождения по канату. Можно ли надеяться достичь со временем более стабильного равновесия?
О. Каждое состояние имеет множество различных форм, и точно так же состояние сна имеет множество различных форм. Может быть сон с возможностью пробуждения, сон с меньшей возможностью пробуждения, и может быть сон без возможности пробуждения, и так далее.
Старайтесь думать о том, что я говорил о возвращении. Это очень хорошее упражнение для ума, потому что очень трудно думать об этом правильно.


2 АПРЕЛЯ 1940

В. Относительно возвращения — я понимаю, что некая спираль может вывести нас из нашего нынешнего круга, но был ли нынешний круг выведен из предыдущей спирали?
О. Это совершенно произвольное допущение, и я не думаю, что с точки зрения системы я могу говорить о спиралях. Но если и говорить о спиралях в связи с возвращением, то в обычном возвращении нет никакой спирали, все остается на том же уровне. Возвращения могут отличаться друг от друга в мелких деталях, одно может иметь небольшой крен в одну сторону, другое — в другую, но все это очень небольшие отклонения, поэтому нет никакой спирали. Идея спирали начинается с момента бегства от постоянного повторения одних и тех же вещей, или с момента введения чего-то нового.. Это необходимо понять прежде всего.
В. Некоторое время назад Г.У. говорил о том парадоксе, что с одной стороны, вещи не могут происходить никак иначе, но в то же время в какие-то моменты должно существовать несколько возможностей. Было бы разрешением этого парадокса то, что для того, чтобы вещи случались по-другому, необходимо видеть эти различные возможности, и способность к этому зависит от изменения бытия, которое может быть достигнуто только после долгого периода маленьких усилий?
О. Есть две вещи, которые необходимо понять об этом. Первое: вещи находятся в различных отношениях к возможностям; некоторые вещи, хотя они еще не произошли и о которых мы можем думать, что они могут произойти тем или иным образом, на самом деле предопределены — ничего нельзя изменить, потому что эти вещи управляются таким большими причинами, что хотя они еще не произошли, они могут произойти только одним единственным образом. Второе: по отношению к некоторым другим вещам это не так строго. Есть много градаций, и наряду с вещами, происходящими только одним образом, могут быть другие вещи, которые еще не произошли, и которые могут произойти тем или иным образом. Допустим, все решается сегодня, или решилось вчера, или в какой-то момент тысячу лет назад; нужно помнить, что вещи могут находиться в различных отношениях. Мы не знаем, что произойдет через год, мы думаем, все пойдет тем путем или этим, но на самом деле все происходит иначе. Некоторые вещи можно изменить сегодня, но некоторые сегодня уже изменить нельзя. Необходимо понять это как принцип, понять, почему вещи различны, и что отличает их друг от друга. Вы можете ответить, что иногда можно найти причину. Когда вы видите, что все идет по одному и тому же пути в течение долгого времени, то вы не можете ожидать внезапного изменения без определенной причины. Другие вещи сравнительно новые — некая тенденция только что появилась, и если она только что появилась, она может легко исчезнуть. Но если тенденция существует уже долгое время, то возможность изменения увидеть трудно. Это единственный способ, каким мы можем обсуждать это — ничего более определенного об этом знать нельзя. Вы должны понять один принцип — вещи никогда не остаются теми же самыми. Если вы говорите, что некоторые вещи можно изменить, и применяете это ко всему, вы будете неправы, потому что вещи никогда не стоят в одинаковом отношении друг к другу: в одном случае это будет одно, в другом — другое.
В. Означает ли возможность изменений в возвращениях то, что какие-то люди, рожденные в одном возвращении, могут не родиться в другом?
О. Это возможно только в отдельных случаях, но мы не можем вдаваться в такие детали. Одну вещь вы должны понимать об этом определенно, что пока люди остаются механическими, все может повторяться снова и снова. Но если люди становятся более сознательными, или если такая возможность у них только появляется, их время становится очень ограниченным. Необходимо это понять — если они уже начали что-то узнавать или изучать, они не могут ожидать неограниченного количества возвращений. Чем больше они узнают, тем короче становится их время. Это тот же принцип, который действует и в пределах одной жизни. Вы помните, мы говорили о том, что в работе, по отношению к человеческой жизни, время исчислено. Для тех, кто находится в работе, время исчислено, и чем серьезнее они работают, тем более строго высчитано их время. Если человек работает очень мало, он может оставаться год, два года в одном и том же отношении к той же идее; он может не понимать чего-то в течение года или двух, и при этом не очень много теряет, потому что у него есть еще третий год. Но если он уже начал работать, он не может иметь трех лет, потому что каждый день — это экзамен, и он должен сдать один экзамен, чтобы подойти к следующему. Это необходимо понять, и этот же принцип можно применить к возвращению.
В. Если личность умирает вместе с нами, к чему могут привести в будущих возвращениях попытки ослабить ее?
О. Не нужно быть слишком догматичным в этом, но когда мы говорим о возвращении, мы говорим о чем-то, что возвращается, и это «что-то», что возвращается, несет в себе следы всех склонностей, всех сформированных тенденций. Если тенденция к ослаблению личности была создана, то она сохранит свое действие; если же была создана противоположная тенденция, тенденция к усилению личности, она также сохранит свое действие. Совершенно верно, личность умирает, но если это «нечто» возвращается, тогда те же причины произведут те же следствия. Если были созданы какие-то новые тенденции, они тоже будут оказывать свое действие.
В. Что в нас так хочет возвращения и в то же время так боится его?
О. Этого я не знаю — это материал для вашего собственного изучения. Конечно, обычной идее смерти человек предпочитает идею возвращения. Но в то же время он боится его, потому что если человек по-настоящему искренен с самим собой, он понимает, что вещи повторяются и в этой жизни. Если он обнаруживает себя снова и снова в одних и тех же положениях, делающим те же самые ошибки, он понимает, что если он продолжает делать все то же самое, то новое рождение ничего не изменит. Изменение может быть только результатом усилия. Никакие обстоятельства не могут привести к изменению. Именно поэтому обычная вера в изменение внешних обстоятельств никогда никуда не ведет: обстоятельства могут меняться, но все остается тем же самым.
В. Является ли результатом работы над собой ослабление тенденций в сущности?
О. Каких тенденций? Иногда они в сущности, иногда в личности, но я бы не стал формулировать это как «сущность» и «личность». Я сказал бы просто — ослабить некоторые тенденции и усилить другие тенденции, ослабить механические тенденции и усилить сознательные тенденции. Это единственно возможная формулировка — все другие были бы неверными.
В. Проживаю ли я снова точно такую же жизнь, как в прошлый раз? Я снова родился в 1915 году, и в следующий раз я появлюсь на свет снова в 1915?
О. Всегда в 1915 — это единственная вещь, которую вы не можете изменить. И совершенно определенно, что мы должны были жить раньше — мы не могли появиться из ничего, мы просто не помним. Даже те, кто думают, что что-то помнят, помнят только в детстве. Но в большинстве случаев они тоже забывают.
В. Правильно ли думать, что мы не можем продолжать жить бесконечно (то есть умирая и рождаясь заново)?
О. Совершенно верно. Люди с полностью механическими жизнями имеют больше времени, а люди, которые становятся сознательными, имеют меньше времени. Это единственная разница. Это кажется очень несправедливым, но в то же время механические люди могут попадать в очень неприятные ситуации. Предположите, что в результате некой случайности, связанной с историческими событиями, как война или тому подобное, кто-то умирает очень молодым и продолжает умирать очень молодым — тогда не может быть никакого изменения. Только очень и очень исключительная комбинация обстоятельств может в этом случае внести изменение.
В. Недавно одно переживание показало мне, что большая часть эмоционального страдания находится в ложной личности. Как лучше помнить об этом, когда отождествление со страданием становится очень сильным?
О. Только с помощью само-воспоминания. Страдание — это самая лучшая помощь в само-воспоминании из всех возможных, если вы научитесь его использовать. Само по себе страдание не помогает развитию, как думают некоторые люди. Человек может страдать жизнь за жизнью, и это не принесет ни малейшего результата. Но если человек научится использовать возможности, заложенные в страдании, тогда страдание может помочь развитию. Страдание — это самая лучшая вещь для само-воспоминания. В тот момент, когда вы страдаете, старайтесь помнить себя.
В. Как я могу использовать эти возможности, если я так сильно отождествляюсь?
О. Старайтесь наблюдать — вы не всегда отождествляетесь одинаково — иногда вы отождествляетесь так, что не можете видеть ничего другого, но иногда вы можете что-то видеть. Если вы поймете, что вы можете отождествляться больше или меньше, это значит, что через некоторое время вы сможете вовсе не отождествляться, или намного меньше. Если бы все было всегда одинаковым, то у нас не было бы никаких шансов. Вещи никогда не бывают одними и теми же, они всегда различаются в степени или интенсивности, и это дает возможность изменения.
В. Мне кажется, что личность, физическое тело и внешность слишком непостоянны, чтобы возвращаться.
О. Да, но все это было создано определенными причинами, и если причины будут теми же самыми, они вызовут те же самые следствия.
В. Если кто-то перестал рождаться в какой-то период времени, что происходит со всеми остальными жизнями, которые были с ним связаны?
О. Это одна из очень трудных проблем. Насколько мы можем судить на основе этой теории, человек не может перестать рождаться сразу. Это представляет собой некий процесс, как и все другое. Человек исчезает понемногу, и это исчезновение не производит очень большого эффекта; некоторые могут постепенно уходить, другие же должны оставаться, как те, кто связаны с историческими событиями и тому подобным. Они находятся в самом неприятном положении — они могут полностью умереть и просто вращаться по кругу снова и снова. Большинство из них на самом деле совершенно мертвы.
В. Разве невозможно для великих исторических личностей бежать из жизни?
О. Да, но, как я сказал, в большинстве случаев бежать для них слишком поздно, они уже мертвы, они почти теряют свои кости на дороге, но они должны продолжать существовать и возвращаться. Это одна из тайн жизни — что ею управляют мертвые.
В. Я чувствую, что я не мог бы, зная о возможности изменения, делать в этой жизни то же самое, что и в прошлой.
О. Вы делаете точно то же самое: вы не помните себя, и если вы не помните себя сейчас, то не будете помнить себя и в следующий раз, так что повторится то же самое. Возможность изменения начинается с возможности начать вспоминать себя сейчас. Идея возвращения в системе не обязательна. Она может быть полезна и интересна, вы можете даже начать с нее, но для реальной работы над собой идея возвращения не обязательна. Поэтому мы не получили ее вместе с этой системой. Она пришла извне, от меня, из литературы. Она укладывается в систему, не противоречит ей, но она не необходима, потому что все, что мы можем делать, мы можем делать только в этой жизни. Если мы ничего не делаем в этой жизни, то следующая жизнь будет точно такой же, или возможно с небольшими отклонениями, но без кардинальных изменений. Это нужно понять прежде всего.
В. Я хотел бы знать, почему время ограничено для того, кто работает, но не для того, кто не работает.
О. Для тех, кто не начал пробуждаться, время не ограничено потому, что его не существует. Все повторяется, вновь и вновь одно и то же. Вы можете смотреть на это и так: знание ограничено, но они не берут никакого знания, поэтому для них оно не ограничено. Вы можете сделать сравнение с обычной школой. Невозможно оставаться все время в одном и том же классе. Человек должен либо продвигаться, либо уйти.
В. Я не понимаю — на основе того, что я знаю о памяти — как возможно помнить предыдущее возвращение. Я думал, что память зависит от содержания центров, и она находится в личности. Как может личность помнить возвращение?
О. Вы не можете помнить, если вы не помните себя здесь, в этом возвращении. Мы жили раньше. Многие факты это доказывают. Почему мы не помним этого — потому что мы не помнили себя. То же самое и в этой жизни. О механических вещах мы помним только, что они имели место. Только с само-воспоминанием мы можем помнить детали. Личность всегда смешана с сущностью. Память находится в сущности, а не в личности, но личность может воспроизводить ее вполне правильно, если память достаточно сильна.
В. Возвращается ли случай, который иногда меняет всю жизнь человека?
О. Даже это может произойти; тот же самый случай может повториться. Мы говорим только о теории, но теория может быть лучше или хуже, ближе или дальше от реальных фактов. В механической жизни даже вещи, которые случаются, не приносят никакого практического изменения. Все становится серьезным только когда человек начинает пробуждаться, либо с помощью школы, либо сам по себе. С этого момента вещи становятся серьезными. Поэтому — спрашиваете ли вы о механическом возвращении или о начале пробуждения? Нужно помнить этот принцип школьной работы: если люди работают мало или плохо, то у них больше времени; если они начинают работать серьезно, то для них начинается отсчет времени. У них остается меньше времени. То же самое и с возвращением. Школьная работа означает влияние С. Влияние С сознательно как в своем источнике, так и в результатах. Влияние С может быть растрачено впустую, как и все другое, но оно не должно растрачиваться.
В. Значит ли это, что если мы не работаем в этот раз, то в следующий раз мы не встретим школу?
О. Любая школа, даже самая элементарная, не находится под законами возвращения. Школы более свободны в сравнении с вещами в жизни. Войны, революции — это как уличные фонари, сознательные учения — как свет проезжающих автомобилей. Когда вы выходите на улицу, вы всегда видите те же самые фонари, но вы вряд ли увидите те же автомобили.
В. То есть возможность никогда не повторяется?
О. Та же самая возможность — нет, это было бы потерей времени. Когда люди встречаются с определенными возможностями, они становятся ответственны за потраченную на них энергию. Если они не используют ее, она никогда не возвращается. Фонари стоят все время, автомобили не стоят, они не созданы для стояния, они для движения. Это полезно — думать, что возможности могут в следующий раз не вернуться. Мы думаем, что все будет как раньше, но все может быть по-другому. Это зависит от других людей. Другие люди могут начать раньше. Например, я начал эти лекции в 1921 году, но в следующий раз я могу начать их в 1900. Вы будете готовы только к 1921, но в 1921 для вас может уже не быть ни одной возможности. Это просто пример, о котором стоит подумать.
В. Очень трудно думать о подготовке к встрече с системой.
О. Вы не можете ничего подготовить. Только помните себя, тогда всё будет помниться лучше. Все дело в негативных эмоциях — мы наслаждаемся ими так сильно, что у нас нет интереса ни к чему другому. Если вы помните себя сейчас, вы можете помнить и в следующий раз.

Глава 2. НЕГАТИВНЫЕ ЭМОЦИИ


НЕГАТИВНЫЕ ЭМОЦИИ I

У. Я хотел бы особо напомнить вам об идее негативных эмоций и о состоянии негативной эмоции. Это второй по важности пункт в системе. Первый важный пункт — сознание. Второй по важности — негативные эмоции.
Вы помните, что говорилось в начале о сознании и отсутствии сознания, и должны были при наблюдении функций понять одну вещь. Вы должны были осознать, что обычно все, что мы делаем, что мы думаем, что мы чувствуем — мы делаем бессознательно, мы не помним себя при этом. Мы не осознаем, что мы находимся здесь, что мы присутствуем, что у нас есть сознание.
В то же время вы должны уже знать и понимать, что если мы делаем достаточно усилий достаточно долгое время, мы можем усилить нашу способность само-воспоминания. Мы начинаем вспоминать себя чаще, мы начинаем вспоминать себя глубже, мы начинаем вспоминать себя в связи с большим количеством идей — идеей сознания, идеей работы, идеей центров, идеей само-изучения, идеей школ.
Но вопрос в том, как вспоминать себя, как сделать себя более сознательным. Возвращаясь к идее негативных эмоций, вы увидите, что это основной фактор, который мешает нам вспоминать себя. То есть одно не возможно без другого. Вы не можете бороться с негативными эмоциями, не вспоминая себя больше, и вы не можете вспоминать себя больше, не борясь с негативными эмоциями. Если вы будете помнить эти две вещи, вы будете понимать все лучше. Поэтому старайтесь всегда сохранять в уме эти две идеи, которые тесно связаны друг с другом.

Теперь о том, как бороться с негативными эмоциями. Прежде всего необходимо понять, что нет ни одной полезной негативной эмоции, полезной в каком бы то ни было смысле. Негативные эмоции все одинаково вредны, и все являются признаком слабости. Затем, вы должны понять, что мы можем бороться с ними, они могут быть побеждены и разрушены, потому что в действительности у них нет своего центра. Если бы у них был реальный центр, то ничего нельзя было бы сделать, мы навсегда остались во власти негативных эмоций. Но к счастью для нас такого центра не существует. На самом деле работает некий искусственный центр, и этот искусственный центр может быть разрушен и отброшен. И после этого мы будем чувствовать себя намного лучше. Даже понимание того, что это возможно — это уже очень много; но у нас так много убеждений, предубеждений и даже принципов на этот счет, что очень трудно избавиться от идеи, что негативные эмоции необходимы и обязательны. Пока мы думаем, что они необходимы, неизбежны, и даже полезны для само-выражения и многого другого — мы ничего не можем сделать. Необходима определенная умственная борьба, чтобы осознать, что они совершенно бесполезны, что они не выполняют никакой полезной функции в нашей жизни, и что в то же время вся жизнь основана на негативных эмоциях. Этого как раз никто не понимает.
В. Но мне кажется, что есть обстоятельства, которые просто вызывают в человеке негативные эмоции.
О. Это одна из наших сильнейших иллюзий — думать, что негативные эмоции вызываются обстоятельствами. Все негативные эмоции находятся в нас, внутри нас…. Мы всегда думаем, что наши негативные эмоции вызываются или недостатками других людей, или неудачными обстоятельствами. Мы всегда так думаем. В этом наша главная иллюзия. Наши негативные эмоции находятся в нас и производятся нами же. Нет абсолютно ни одной причины, по которой чьи-то действия или какие-то обстоятельства неизбежно должны вызывать во мне негативную эмоцию. Это только моя слабость.
В. В таком случае, когда твой лучший друг умирает, ты должен сохранять приподнятое настроение?
О. Смерть друга или какое-то другое горе — это страдание, а не негативная эмоция. Оно может вызвать негативную эмоцию, только если вы отождествляетесь с ним. Страдание может быть реальным; негативная эмоция не реальна. И кроме того, страдание занимает очень малую часть нашей жизни, негативные эмоции занимают большую ее часть — они занимают всю нашу жизнь. Почему? Потому что мы оправдываем их. Мы думаем, что они создаются какой-то внешней причиной. Когда мы понимаем, что они не могут быть вызваны внешними причинами, большая часть из них исчезает. Но это первое условие: мы должны понять, что если мы не хотим их иметь, они не могут быть созданы внешними причинами. Они есть в нас, потому что мы разрешаем им быть, объясняем их внешними причинами, и поэтому не боремся с ними. Это очень важно понять.
В. Есть ли какая-то причина, почему мы так держимся за свои негативные эмоции?
О. Привычка. Мы привыкли к ним, мы не можем даже спать без них. Большинство людей не может даже представить себе, что бы они делали без негативных эмоций.
В. Делаем ли мы негативные эмоции еще хуже, воображая их?
О. Они не могут существовать без воображения. Просто страдание от боли — это не негативная эмоция, но когда входит воображение и отождествление, тогда это становится негативной эмоцией. Эмоциональная боль сама по себе, как и физическая боль, не является негативной эмоцией, но когда вы начинаете вышивать по ней воображением, украшать ее, она становится негативной эмоцией.
В. Чтобы бороться с негативными эмоциями, нужно больше наблюдать и работать против сильного отождествления с эмоцией?
О. Да. Позже мы поговорим о методах борьбы с эмоциями, потому что есть много методов и это очень определенные методы, различные для различных эмоций, но прежде всего вы должны бороться с негативным воображением и отождествлением. Этого вполне достаточно, чтобы разрушить многие из обычных негативных эмоций — в любом случае, сделать их намного слабее. Вы должны начать с этого, потому что использовать более сильные методы можно только тогда, когда вы уже можете до определенной степени бороться с отождествлением, и когда вы остановили негативное воображение. А оно должно быть остановлено полностью. Пока это не сделано, изучать другие методы бесполезно. Негативное воображение вы можете остановить; даже одно изучение воображения уже сможет уменьшить его. Но настоящая борьба с негативными эмоциями начинается позже, и она основана на правильном понимании — прежде всего, того, как они создаются, что стоит за ними, насколько они бесполезны и как много вы теряете из-за этого удовольствия иметь негативные эмоции. Когда вы поймете, как много вы теряете, тогда, возможно, у вас будет достаточно энергии что-то с этим делать.
В. Из того, что вы говорите, мне кажется, что вы предполагаете в нас некое «я», которые выше всех остальных и которое может это делать.
О. Не высшее, но некоторые интеллектуальные «я» свободны от эмоционального центра и могут видеть вещи беспристрастно. Они могут сказать: «Эта негативная эмоция была у меня всю жизнь. Выиграл ли я хоть на грош? Нет, я только платил, и платил, и платил. Это значит, она бесполезна.»
В. Находясь на самом пике негативной эмоции, можно ли остановить ее просто думанием?
О. Нет, но вы можете приготовить себя к этому. Если вам удастся создать длительное правильное отношение, то в конце концов оно сможет помочь вам останавливать негативную эмоцию в самом начале. Но на самом пике вы ее не остановите.
В. Но ведь определенно бывают моменты, когда истинные чувства человека совсем не негативны, но при этом, по совершенно справедливому поводу, он возмущен или рассержен…
О. Нет справедливых поводов. Однажды и навсегда вы должны понять, что не может быть оправданий для гнева. И гнев не в поводе, он в вас. Негативные эмоции не находятся во внешних причинах, они в вас. Когда вы поймете это, вы начнете думать об этом правильно. Но пока вы думаете, что существуют внешние причины, это значит, вы все еще не начали думать правильно.
В. Почему с одними людьми негативные эмоции чувствуются сильнее и чаще, чем с другими?
О. Люди, которые полны негативных эмоций и отождествления, вызывают сходные реакции и в других людях. Нужно научиться изолировать себя в таких случаях с помощью само-воспоминания и неотождествления. Изоляция не означает равнодушия.
В. Всегда ли негативные эмоции каким-то образом связаны с отождествлением?
О. Всегда. Негативные эмоции не могут существовать без отождествления и негативного воображения. Эти две вещи являются психологической основой негативных эмоций. Их механическая основа — неправильная работа центров.
В. Мне иногда удается не выразить негативную эмоцию в самом начале, но она остается и старается проявить себя.
О. Это означает, что вы остановили только внешнее выражение, но вы должны стараться остановить и причину. Я не имею в виду
причину негативной эмоции, но причину ее выражения. Здесь есть разница. Эмоция — это одно, выражение — другое. Постарайтесь найти различие.
В. Где начинается выражение негативных эмоций? Часто эмоция остается, несмотря на усилия против воображения и отождествления, — например, разочарование. Исчезнет ли она, если делать правильные наблюдения и усилия по преодолению воображения и отождествления, или она может оставаться несмотря на все это? Если она остается, значит ли это, что человек все еще выражает ее?
О. Это по-разному в разных случаях. Многие вещи здесь смешаны. Вы должны понимать, что если вы говорите о невыражении негативной эмоции, вы должны говорить только о невыражении негативной эмоции. Если вы говорите о причинах эмоций или поводах, тогда вы должны говорить только об этом и ничего не говорить о выражении. Всегда только о чем-то одном.
В. Только с помощью наблюдения можно понять, что причина выражения негативной эмоции отлична от причины самой эмоции?
О. Я не говорил вам сравнивать их. Я сказал только говорить всегда о чем-то одном. Я имел в виду именно не задавать таких вопросов, не думать о двух вещах одновременно. Если вы хотите говорить о причине выражения негативной эмоции, говорите о причине выражения. Если вы хотите говорить о причине негативной эмоции, говорите о причине негативной эмоции. Но не обо всем сразу.
В. Когда мне удается удержаться от выражения негативной эмоции, результатом бывает крайнее раздражение и последующее недовольство всем окружающим.
О. Конечно, если вы подавляете выражение, вы чувствуете раздражение. Это значит, что вы отождествлены. Вы стараетесь сохранить отождествление и разрушаете только выражение. Вы должны начать с разрушения отождествления.
В. Возможно ли, чтобы усилия управлять негативной эмоцией были причиной усталости?
О. Нет. Такие усилия дают нам дополнительную энергию — они не могут вызывать усталость. Вы можете чувствовать усталость, если вы подавляете только выражение. Но я никогда не говорил подавлять. Я сказал: «Не выражайте, найдите причины для невыражения». Подавление никогда не поможет, потому что рано или поздно негативная эмоция вырвется наружу. Это вопрос нахождения причин, правильного мышления.
В. Изменения отношения?
О. Совершенно верно. Потому что выражение эмоции всегда основано на неком ошибочном ходе мысли.
В. Я бы хотел получить больше помощи в подходе к негативным эмоциям.
О. Это должно быть ваше собственное усилие, и прежде всего вы должны классифицировать ваши негативные эмоции. Вы должны найти, какие негативные эмоции в вас преобладают, почему они приходят, что их вызывает, и так далее. Вы должны понимать, что ваш единственный контроль над негативными эмоциями — это посредством ума, — но он приходит не сразу. Если вы будете думать правильно в течение шести месяцев, это подействует на негативные эмоции, потому что они основаны на неправильном мышлении. Если вы начнете правильно думать сегодня, это не изменит негативные эмоции завтра, но негативные эмоции в следующем январе можно изменить, если вы начнете правильно думать сейчас.
В. Когда я думаю о негативных эмоциях, я очень ясно понимаю, что они в нас, и тем не менее вскоре я снова становлюсь негативным и снова выражаю негативные эмоции. Это оттого, что у меня нет единства?
О. Во-первых, оттого, что у вас нет единства, и во-вторых, потому что вы не делаете правильных усилий. Как я уже говорил, это вопрос долгой работы, и вещи не изменяются сразу. Если кто-то имеет постоянные негативные эмоции, постоянно возвращающиеся негативные эмоции одного и того же типа, то в определенные моменты он будет особенно им подвержен. Наблюдая себя лучше, он будет знать, когда это состояние близко, или что оно уже пришло, и если он думал правильно заранее, то сможет оказать какое-то сопротивление. Но если у него нет правильного отношения, если он не думает правильно, то он беззащитен, и негативная эмоция наступает снова в тот же самый момент, и тем же самым образом, и так далее…
Первое, что он должен делать — это научиться не выражать ее, потому что когда он выражает негативную эмоцию, он находится в ее власти. В этот момент он ничего не может сделать. Прежде всего он должен научиться не выражать негативную эмоцию. Когда он научится этому, он может затем стараться не отождествляться, создавать правильное отношение, и помнить себя.

В этом вопросе негативных эмоций, я хочу, чтобы вы поняли, что остановка выражения негативной эмоции и борьба с негативными эмоциями это две разные практики. Вначале идет остановка выражения негативной эмоции. Вы ничего не можете сделать с самими негативными эмоциями, пока вы не научились останавливать их выражение. Когда вы приобрели определенный контроль невыражения негативных эмоций, тогда вы уже можете изучать сами негативные эмоции. Первое, вы должны понять, как они ошибочны, как они бесполезны, и затем вы должны понять, что они не могут существовать без отождествления. Когда вы это поймете, вы должны постараться — я не говорю, что вы можете сделать это сразу, это займет много времени, но вы должны стараться — разделить их на три категории. Первая — более или менее обычные, каждодневные негативные эмоции, которые случаются часто и всегда связаны с отождествлением. Вначале, конечно, вы должны наблюдать их и вы должны уже иметь определенный контроль над их выражением. Затем вы должны начать бороться с ними, стараясь не отождествляться, избегая отождествления как можно чаще, не только по отношению к этим эмоциям, но по отношению ко всему. Если вы создадите в себе способность не отождествляться, это будет влиять на эти эмоции и вы увидите, что они исчезают.
Эмоции второй категории появляются не каждый день. Это более сложные, более трудные эмоции, возникающие из некого умственного процесса — подозрения, оскорбленных чувств и тому подобных вещей. Их намного труднее преодолеть. Вы можете работать с ними созданием правильного умственного отношения, мышлением — не в то время, когда вы в состоянии негативной эмоции, но между ними, когда вы спокойны. Старайтесь найти правильное отношение, правильную точку зрения, и сделать ее постоянной. Если вы сформируете правильное мышление, оно лишит силы все эти негативные эмоции.
Затем есть эмоции третьей категории, гораздо более интенсивные, гораздо более трудные, и очень редкие. Против них вы ничего не можете сделать. Эти два метода — борьба с отождествлением и создание отношений — не помогают. Когда приходят такие эмоции, вы можете делать только одно — вспоминать себя с помощью этой эмоции. Это изменит их через какое-то время. Но к этому вам нужно быть подготовленными, это совершенно особая вещь.
Таковы методы работы с негативными эмоциями. Поскольку сами негативные эмоции могут быть различными, вы не можете использовать одни и те же методы со всеми. Вы должны быть подготовлены к любой из них. Как я сказал вначале, преодолеть их или бороться с ними будет трудно, но со временем вы этому научитесь. Но только — никогда не смешивайте это с выражением негативных эмоций. Это идет в начале всего. Это дается на самой первой лекции, и прежде чем вы сможете делать что-то другое, вы должны научиться контролировать проявление негативных эмоций. Если вы не способны остановить выражение, это значит, вы еще ничего не можете делать и с самими эмоциями. Но если вы научитесь контролировать выражение, тогда вы можете начинать. Но помните, вы ничего не можете делать, когда вы в состоянии негативной эмоции, вы можете что-то делать с ней только до или после.
В. Я не понимаю, почему вы говорите о негативных эмоциях и выражении негативных эмоций как о совершенно разных вещах.
О. Потому что для этого необходимо разное знание. Идея невыражения негативных эмоций дается уже на первой лекции. В самом начале само-наблюдения человеку говорится, чтобы он наблюдал и старался не выражать негативные эмоции, и в течение долгого времени он должен над этим работать. Затем, позже, даются многие другие объяснения и практики, и спустя довольно долгое время вы приходите к изучению самих эмоций и изучению методов их изменения. Поэтому нельзя брать их вместе, это совершенно разные вещи. Но вы должны понимать, что спустя определенное количество лекций, разговоров, и т.д., вы начинаете забывать хронологию идей, тогда как очень полезно помнить порядок, в котором они идут.

НЕГАТИВНЫЕ ЭМОЦИИ II

В. Я все еще не могу понять, почему все причины негативных эмоций находятся во мне самом. Я думаю, должны быть некоторые причины, которые приходят извне.
О. Если вы наблюдаете себя, вы увидите. Причины вовне остаются теми же, но иногда они производят в вас негативные эмоции, а иногда нет. Почему? Потому что реальные причины в вас. Вовне только кажущиеся причины. Если вы в хорошем состоянии, если вы помните себя, если не отождествляетесь, тогда ничто происходящее вовне ( говоря относительно — я не имею в виду катастрофы) не может вызвать в вас негативную эмоцию. Если же вы в плохом состоянии, отождествлены, погружены в воображение или тому подобное, тогда все хоть сколько-то неприятное вызовет в вас сильнейшее раздражение. Это вопрос наблюдения.
В. Но я не понимаю, как некоторые вещи могут не вызвать негативных эмоций, например, поведение других людей?
О. Но ведь они машины. Почему поведение машин должно вызывать негативную эмоцию? Если машина вас ударит, вы сами виноваты — вы не должны стоять на пути у машины. Вы можете испытывать негативную эмоцию, но это не по вине машины, это по вашей собственной вине. Негативность в вас. Другие люди не имеют над вами столько власти, как вы думаете, это только следствие отождествления. Вы можете быть гораздо более свободны, если вы не отождествляетесь, и иногда вы и на самом деле более свободны. Вот почему я говорю, что это необходимо наблюдать. Если вы хорошо наблюдаете, вы увидите, что иногда вы отождествляетесь больше, иногда меньше; и поэтому иногда вы в полной власти негативных эмоций, а иногда вы можете оказать некоторое сопротивление. Может потребоваться много времени, чтобы научиться сопротивлению негативным эмоциям, но это не невозможно — это возможно. Вы должны понять одну вещь о негативных эмоциях — мы слишком боимся их, мы считаем их слишком могущественными. Мы можем оказать им сопротивление, если мы настойчивы и не считаем их неизбежными и всемогущими.
В. Недавно я наблюдал, как при разговоре с кем-то мое настрение резко испортилось, и хотя я старался бороться с этим, мне это не удалось. Как можно управлять настроением?
О. Это пример механичности. Вы не можете управлять своим настроением, если оно уже начало портится. Иначе не может быть, потому что уже слишком поздно — оно уже испортилось, и вы в его власти. Вы можете контролировать такие проявления, как испорченное настроение, только одним способом. Это требует долгого времени. Борьба должна начинаться в вашем уме. Вы должны прежде всего увидеть, как вы думаете об этом предмете. Допустим, вам нужно встретиться с каким-то человеком, и допустим, он вас раздражает. Ваше настроение начинает изменяться. Вам это не нравится. Как вы можете это остановить? Вы должны начать с изучения своего мышления. Что вы думаете об этом человеке — не что вы чувствуете, когда раздражены, но что вы думаете о нем в спокойные моменты? Вы можете найти, что в своем уме вы спорите с ним, вы доказываете ему, что он неправ, вы указываете ему все его ошибки, вы считаете, в общем, что он ведет себя по отношению к вам неправильно. Именно в этом ваша ошибка. Это вы должны научиться думать правильно, вы должны найти способ думать правильно. Тогда, если вам это удастся, произойдет следующее: хотя эмоция намного быстрее мысли, но при этом эмоция — вещь непостоянная, мысль же может быть более постоянной, поэтому когда выскакивает эмоция, она натыкается на постоянную мысль и не может двигаться дальше и проявлять себя. То есть вы можете бороться с выражением негативных эмоций только, как в этом примере, путем создания постоянного правильного мышления. Но невозможно объяснить в двух словах, что такое правильное мышление — это необходимо изучать. Вы помните, что я говорил о частях центров — при изучении мышления вы придете к этому, потому что почти во всех случаях и во всех обстоятельствах в обычной жизни люди думают только механической частью интеллектуального центра. Этого недостаточно. Необходимо использовать интеллектуальную часть интеллектуального центра.
В. Не потому ли мы не можем быть в высших частях, что низшие части мешают работе друг друга?
О. Нельзя брать это как причину. Главная причина — отождествление.
В. Само-воспоминание — самый простой способ избежать отождествления?
О. Это единственный способ, потому что это две стороны одной и той же вещи, одна требует другой. Но человек всегда забывает о неотождествлении и само-воспоминании. Усилие неотождествления и усилие само-воспоминания — это главное средство, чтобы перейти в высшие части центров.
В. Может ли преодоление негативных эмоций, как страх, создать энергию?
О. Да, и очень много. Это одно из сильнейших средств накопления энергии. Все возможности развития заключены в победе над негативными эмоциями и их трансформации. Тот, кто сохраняет негативные эмоции, никогда ничего не сделает.
В. Во что могут быть трансформированы негативные эмоции?
О. Нет, лучше сказать, они должны быть побеждены. Если хотите, они трансформируются в некий род эмоции, смешанной с очень большим пониманием, — в эмоцию высших частей центров. Почти любая негативная эмоция, которая у нас есть теперь, может быть трансформирована в эмоцию высших частей центров. Но это требует понимания, убеждения в том, что это необходимо, и решимости делать это.
В. Это негативные эмоции не дают нам достичь этих эмоциональных состояний?
О. Да. У нас вполне достаточно денег, но мы тратим их все на неприятные вещи. Если мы накопим достаточное количество, мы сможем использовать их правильным образом. Способность использования приходит с количеством.
В. Но на самом ли деле страх — негативная эмоция?
О. В большинстве случаев это негативная эмоция. Реальный страх находится в инстинктивном центре, но он сравнительно редок. В большинстве случаев страх воображаемый — он в вас самих.
В. Вы сказали, что боль — это негативная эмоция?
О. Боль принадлежит инстинктивному центру. Это очень полезная вещь — она предупреждает нас об опасности.
Это разделение эмоций на эмоции инстинктивного центра и эмоции эмоционального центра очень важно — вы найдете его только в этой системе. Эмоции инстинктивного центра и эмоции эмоционального центра совершенно различны, но они никогда полностью не отделены друг от друга ни в какой другой системе.
А без такого разделения нельзя ничего узнать. Инстинктивные эмоции, как позитивные, так и негативные, все одинаково полезны.
Мы находимся в очень странном положении, потому что позитивные эмоции не принадлежат нашему обычному эмоциональному центру, но высшему эмоциональному центру, и негативные эмоции также не принадлежат этому обычному центру, но пребывают в неком искусственном центре. Так что наш эмоциональный центр ни негативен, ни позитивен, а высший эмоциональный центр не имеет негативных эмоций. Негативные эмоции это некий вид искусственного образования. Как они создаются? Эмоциональный центр заимствует материал у инстинктивного, и своей негативной частью, с помощью воображения, он создает негативные эмоции из материала инстинктивного центра. Они могут быть разрушены именно потому, что они не имеют реального центра. Это очень трудная работа, но вы должны понять, что пока негативные эмоции существуют в вас, никакое развитие невозможно, потому что развитие означает развите всего, что есть в человеке. Негативные эмоции не могут развиваться — если бы они могли, это было бы катастрофой для нас. Поэтому, если человек старается приобрести сознание, он должен одновременно бороться с негативными эмоциями.
Кроме того, когда мы говорим о негативных эмоциях, может возникнуть вопрос, что делать с эмоциями, которые не негативны и могут быть даже приятны. Если вы можете иметь такие эмоции, даже вполне личные эмоции, как дружба или привязанность, без отождествления, и они не входят в негативные эмоции и не становятся ими, то я всегда говорю, что с точки зрения системы в них нет никакого вреда, хотя другие системы считают и их вредными, что на самом деле преувеличение. Но если прятные эмоции переходят в негативные эмоции, тогда, конечно, они не совместимы с развитием. Либо вы их сохраняете, либо вы развиваетесь, нельзя иметь то и другое. Определенные виды негативных эмоций должны быть разрушены прежде, чем даже начать думать о серьезном развитии.
В. Правильно ли я вас понял, что негативные эмоции это неправильное использование инстинктивного центра?
О. Нет. Негативные эмоции создаются из материала, взятого у инстинктивного центра. Этот материал законно принадлежит инстинктивному центру и неправильно заимствуется у него.
В. Почему негативная эмоция так сильно, как кажется, влияет на функционирование инстинктивного центра?
О. Негативная эмоция воздействует на все центры. Центры так связаны друг с другом, что нельзя иметь сильной негативной эмоции (а с помощью отождествления они все становятся сильными), не воздействуя при этом на все центры. Вы не можете иметь негативную эмоцию и в то же время делать что-то правильно или даже думать правильно. Вы едите неправильно, вы дышите неправильно, ходите неправильно, работаете неправильно — всё.


НЕГАТИВНЫЕ ЭМОЦИИ III

В. Г.У. однажды сказал, что определенные негативные эмоции делают серьезную работу невозможной. Значит ли это, что они должны быть полностью удалены, прежде чем человек начнет такую работу? И что имеется в виду под серьезной работой?
О. Под серьезной работой я имею в виду не только изучение, но и изменение. Сперва вы должны изучить некоторые вещи, затем вы должны изменить их. Но так как даже изучение не может идти без изменения определенных вещей — потому что эти два процесса, изучение и изменение, не полностью отделены друг от друга — то изучение более серьезное, чем лишь начальное, может быть названо серьезной работой. С определенными негативными эмоциями серьезная работа практически невозможна, потому что они испортят все результаты; одна сторона вас будет работать, а другая будет все портить. Так что через некоторое время, если вы начинаете работать, не борясь одновременно с негативными эмоциями, вы можете оказаться в еще худшем положении, чем были до этого. Уже не раз случалось, что люди делали продолжение работы для себя невозможным, потому что хотели сохранить негативные эмоции. Были определенные моменты, когда они осознавали это, но не делали необходимых усилий в нужное время, и позже негативные эмоции становились сильнее.
В. Можно ли узнать больше о правильном отношении как оружии против негативных эмоций? Это должно означать больше, чем просто неотождествление.
О. Конечно, это означает больше; это означает правильное мышление об определенном предмете. Возьмите, например, такую вещь: почти все наши личные негативные эмоции основаны на обвинении — всегда виноват кто-то другой. Если путем постоянного правильного мышления мы понимаем, что никто не может быть виноват перед нами, что мы сами причина всего, что с нами происходит, то это изменяет вещи — не сразу, конечно, потому что много раз такое понимание будет приходить слишком поздно. Но через некоторое время это правильное мышление, это создание правильного отношения или точки зрения, может стать постоянным процессом, и тогда негативные эмоции будут появляться только в редких случаях. Именно благодаря своему постоянству этот процесс правильного мышления может иметь власть над негативными эмоциями — он пресекает их в самом начале.
В. Я вижу, что большая часть моего времени проходит в негативном состоянии, хотя и не очень определенно выраженном, но я, по-видимому, не способен ничего с этим сделать.
О. Да, но вы должны были понять, что это обычно связано с неким видом отождествления или воображения. Когда вы наблюдаете различные проявления этого негативного состояния, вы можете бороться с ним, потому что эта борьба происходит в уме. Вы можете отказаться от некоторых точек зрения и принять другие точки зрения, и очень скоро вы заметите разницу.
Это связано с очень большим вопросом, потому что с одной точки зрения мы полностью механичны, мы не можем ничего делать, но с другой точки зрения у нас есть — может быть, не много, но есть некоторые вещи, которые мы можем начать делать. У нас есть определенные возможности, только мы их не используем. Это правда, что вы не можете «делать», в том смысле, что вы не можете изменить то, что вы делаете в каждый данный момент, но вы можете заставить себя думать об определенном предмете в этом моменте. Это начало. Вы должны знать, что возможно, и начинать с этого, потому что возможностей «делать » будет все больше и больше. Вы можете заставить себя думать о неком предмете определенным образом, или вы можете заставить себя не думать.
Вы не осознаете, какая огромная сила заложена в мышлении. Я не имею в виду силу в философском понимании. Сила заключается в том факте, что если вы всегда думаете правильно об определенных вещах, вы можете сделать это постоянным — это мышление перерастает в постоянное отношение. Например, у вас есть склонность к неправильным эмоциональным проявлениям определенного типа. В самом моменте вы ничего не можете сделать, вы воспитали в себе эту реакцию неправильным мышлением. Но если вы начинаете с правильного мышления, тогда через некоторое время вы воспитаете в себе способность реагировать по-другому. Но только, этот метод необходимо понять, и это понимание должно быть глубоким. Вы можете применять этот метод ко многим различным вещам. На самом деле это единственная вещь, которую вы можете делать. Вы не можете «делать» ничего другого. Нет прямого пути борьбы с негативными проявлениями, потому что вы не можете поймать их в моменте, и нет способа предотвратить их, кроме как быть подготовленным к ним заранее. Но поверхностное знание о том, что они неправильны, не поможет; это понимание должно быть очень глубоким, иначе вам придется вновь тратить столько же усилий на подготовку к очередному негативному проявлению. Вы не понимаете, как много вы теряете этими непроизвольными проявлениями негативного характера. Они делают столь многие вещи невозможными.
В. Даже если я начинаю думать правильно, я вижу, что когда кто-то начинает ворчать, во мне срабатывает имитация и я начинаю тоже…
О. Сам факт, что вы начали думать правильно, сразу ничего не изменит. Необходимо думать правильно в течение долгого времени, лишь тогда появятся результаты, не сразу. Создание правильных отношений — это вопрос месяцев и лет. Созданием правильного отношения вы закрепляете тот факт, что вы реально и серьезно решили не давать хода негативным проявлениям. Мы не понимаем, как много мы теряем за счет этого. Мы теряем именно то, что хотим приобрести.
В. Но как можно устоять, если знаешь, что столкнешься с чем-то таким, что всегда вызывает в тебе негативные эмоции?
О. Я уже ответил на это. Но прежде всего вы должны победить привычку выражать негативные эмоции. Только после этого можно говорить о чем-то другом. Поэтому уже в первых лекциях, когда вы впервые слышите о само-наблюдении, одновременно говорится и о том, что вы должны научиться не выражать негативные эмоции. Пока вы продолжаете выражать негативные эмоции без всяких попыток останавливать их, ничего нельзя сделать. Каждый знает, как не показывать свои чувства. Я не имею в виду в исключительных случаях, но в обычных случаях. Негативность вся основана на отождествлении, воображении и на одной особой черте, а именно, на разрешении себе их выражать. Вы всегда уверены, что не можете их остановить, и поэтому чувствуете, что это вполне правильно — показать, что вы чувствуете. Поэтому прежде всего вы должны избавиться от этой иллюзии. Вы можете остановить проявления негативных эмоций. Если вы скажете «я не хочу», я вам поверю, но я не поверю, если вы скажете «я не могу».
В. Я не могу представить себе никакого другого способа мышления, как только основанного на ассоциациях.
О. Совершенно верно. Но можно попробовать новые ассоциации, или можно продолжать мыслить старыми ассоциациями без всякой попытки их изменить. Идея в том, чтобы попробовать новые ассоциации путем введения новых точек зрения.
В. Я был поражен ограничениями нашей мыслительной способности. Чем они обусловлены?
О. Сущность этих ограничений вы сможете увидеть только тогда, когда вы в самих себе будете иметь примеры лучшего мышления, использования высших частей центров, обладания большим сознанием. Мы знаем, что наш ум ограничен, но мы не знаем, в чем именно он ограничен. Когда вы на себе испытаете эти два способа мышления и будете в состоянии сравнить их, тогда вы узнаете, в чем состоит разница, и тогда можно будет говорить о причинах. Допустим, я скажу вам, чего не хватает в нашем мышлении, но если у вас нет своих собственных наблюдений, это ничего вам не даст. Во-первых, наши мысли слишком коротки — они должны быть намного длиннее. Когда у вас будет опыт коротких мыслей и длинных мыслей, тогда вы увидите.

У. Я замечаю по вопросам, что люди не понимают, как приходят новые вещи. Трудность мышления о них в следующем: мы привыкли думать в абсолютных терминах — все или ничего. Но необходимо понять две вещи. Первое, что все новое приходит сначала в проблесках. Оно приходит, и сразу исчезает. Только через некоторое время эти проблески становятся длиннее, затем еще длиннее, так что вы можете заметить и узнать их. Ничто не приходит сразу в законченной форме. Все, что можно приобрести, приходит, затем исчезает, приходит снова, снова исчезает. Лишь спустя много времени оно начинает приходить и оставаться немного дольше, так что вы можете рассмотреть его поближе, и даже как-то назвать.
Во-вторых, мы должны увидеть, как мы себя обманываем, когда думаем обычным способом: что мы можем «делать», что мы не виноваты, что виноваты все другие, и так далее. Мы должны изменить этот способ мышления, мы должны понять, насколько мало то, чем мы на самом деле обладаем.
В. Лучше ли всегда говорить «я сам виноват»?
О. Это в такой же степени неправильно. Это было бы просто извинением для не-думания, некое готовое решение. Мы должны думать каждый раз.
В. Каким способом можно продлить эти проблески?
О. Повторением причин, которые их вызвали. Я не хочу давать примеров, потому что это приведет к воображению. Все, что я хочу сказать, это то, что в результате определенных усилий само-воспоминания человек сможет увидеть некоторые вещи, которые он не может видеть сейчас. Наши глаза не настолько ограничены, как мы думаем. Есть много такого, что они могут видеть, но не замечают.
В. Необходимо ли воспринимать вещи по-другому, прежде чем мы сможем думать по-другому, — видеть вещь в отношениях с другими, а не как отдельное целое?
О. Мы не можем воспринимать по-другому, пока мы не начнем думать по-другому. Мы можем контролировать только мышление, у нас нет контроля над восприятием. Восприятие не зависит от нашего желания или решения, оно зависит прежде всего от состояния сознания, от большей пробужденности. Если человек пробуждается на достаточно длительное время, скажем, на один час, он может увидеть многие вещи, которых теперь не видит.

НЕГАТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

У. Было бы очень хорошо, если бы вы могли изучать негативные отношения так же, как вы изучали негативные эмоции.
Мы посвятили достаточно времени изучению психологической стороны негативных эмоций, но у них есть много других сторон. Но я думаю, мы должны постараться увидеть, как этот вопрос негативных эмоций связывает нас со многими другими возможностями. Видите ли, этот вопрос негативных эмоций является чем-то вроде моста, неким введением, которое ведет нас дальше к следующей странице нашего изучения. До сих пор центр тяжести нашей работы — во всяком случае, центр тяжести практической работы — был в нас самих, в само-изучении, само-воспоминании, и всем этом. В то же время, в самом начале объяснялось, что правильное изучение человека должно идти параллельно с изучением вселенной, и у нас есть определенные идеи относительно вселенной — как Луч Творения, космосы, водороды, и так далее, — но в очень общем виде; также у нас есть идея законов, под которыми человек живет. При изучении схемы магнетического центра мы говорили о влияниях, под которыми человек находится, влияниях А, В и С. Влияние С приходит в некоторые моменты только к очень немногим людям.
Затем мы говорили о том, что означают эти влияния А, В и С. Это связано с идеей, объяснявшейся в начале, что человек это машина, управляемая внешними событиями, всем, что его окружает. Но мы не определили эти вещи конкретно, мы взяли их просто как влияния. Теперь мы должны перейти к изучению этих влияний, мы должны научиться разделять их на классы, и практической стороной будет то, как научиться контролировать эти влияния, как быть восприимчивым к определенным влияниям, и быть невосприимчивым к другим влияниям, нежелательным для вас, — в этом, так сказать, состоит наш «план».
То, что я подразумеваю под «новой главой», это изучение жизни. До сих пор центр тяжести нашего изучения был в нас самих; это изучение будет продолжаться, но необходимо начать изучать внешние вещи и стараться понять их, стараться сформировать правильную оценку внешних вещей. Мы не сможем идти дальше, или пойти слишком далеко, если не научимся видеть различия между внешними событиями. По отношению к нам самим мы до определенной степени научились это делать. — в любом случае, мы должны уже быть способны видеть, что хорошо и что плохо («хорошо» и «плохо» в простом понимании). Если мы берем работу как нашу цель, то есть пробуждение, освобождение, и т. п., тогда с этой точки зрения мы можем увидеть, что «плохое» — это то, что препятствует нашей работе, «плохо» то, что забирает энергию у нашей работы или мешает нашей работе, и «хорошо» то, что прибавляет энергии и помогает нашей работе, и что полезно для нашей работы.
Теперь мы должны научиться исследовать внешние события, события на большой шкале, и найти, что хорошо и что плохо с точки зрения возможной эволюции. Если мы найдем во внешних событиях то, что помогает эволюции, это немедленно приведет нас к вопросу: как может индивидуальная эволюция, т.е. эволюция небольшого числа людей, воздействовать на общее состояние всего человечества. Мы слышали о существовании эзотерического круга, затем промежуточных кругов и механического круга. И если мы посмотрим на вещи непредвзято, если мы постараемся подумать о внешней жизни, если спросим себя, каково ее реальное состояние, как можно оценить ее с точки зрения эзотерического круга, тогда мы определенно увидим, что состояние человечества очень далеко от благоприятного. Потому что, с одной стороны, мы знаем, что все люди не могут быть в эзотерическом круге. Но в то же время, в жизни могут существовать определенные влияния эзотерического круга; и здесь мы можем с определенностью сказать, что таких влияний в нашей жизни не существует. Жизнь идет сама по себе. А в каком состоянии находится сам эзотерический круг? Этого мы не знаем; это только теория. Но факт тот, что мы не видим ни одного признака какого-либо управления жизнью эзотерическим кругом.
Принципы, о которых я говорю, необходимо понять с самых разных сторон. За все те годы, когда мы изучали общее строение вселенной на большой шкале, и человека, мы пришли к очень полезному пониманию. Теперь мы должны вспомнить все это наше прежнее понимание. Я говорил о 48 законах, о человеке-машине, влияниях А, В и С, и многих других идеях, о которых вам нужно теперь вспомнить, и найти, какие идеи могут прояснить нам наше положение в самой гуще внешней жизни. Говоря в общем, ситуация человека такова: он машина, и он управляется неким видом токов, идущих от больших машин, которые его окружают. Что это за большие машины? Все крупные события, войны, революции, цивилизации, религии, наука, искусство, изобретения прошлого века, все эти вещи оказывают на человека различные влияния, и он живет под этими влияниями.
В связи с этим я упомяну только одну вещь, которую необходимо понять, одну точку зрения, с которой очень полезно смотреть на этот вопрос. Вы помните, что в связи с объяснением работы различных центров мы говорили о том, что мы не можем управлять нашими функциями, т.е. нашими мыслями, эмоциями или движениями, потому что, в самом лучшем случае, воли человека хватает только на то, чтобы управлять каким-то одним центром, причем другие центры будут противостоять этой воле. Допустим, я знаю все, что мне нужно знать, и допустим, я решаю думать по-новому. Я начинаю думать по-новому, но затем я сажуть в свою обычную позу, или закуриваю сигарету привычным движением, и вот я снова оказываюсь в своих старых мыслях.
То же самое с эмоциями — человек решает чувствовать что-то по-другому, но затем он начинает думать по-прежнему и вслед за этим приходит та же негативная эмоция, что и всегда, и так он не имеет никакого контроля. На самом деле, в этом смысле, положение почти безнадежное.
Затем, в связи со школами было объяснено, что возможность существует только в школах, т.е. в условиях такой организованной работы становится возможным одновременно развивать и контролировать центры. И было также объяснено, что для управления двигательным центром необходима организация и чья-то посторонняя воля. Вы помните, мы говорили о стоп-упражнениях, и тому подобном. Но какова ситуация людей, которые не знают об этих школах? Интеллектуально мы допускаем, что школы должны где-то существовать, но мы не знаем, где. Было очень определенно объяснено — и это нужно брать как совершенно определенный факт — что изучение или работа с двигательным центром невозможна без учителя, который обладает специальным знанием об этой части работы, который специально подготовлен для нее и имеет большой опыт этой работы. Но даже если человек действительно находит школу, то и в школах есть множество других вопросов, например, вопрос возраста. Молодой человек может начать работать над двигательным центром, но в пожилом возрасте это становится труднее, потому что двигательные привычки очень сильны и очень трудно отыскать их происхождение, и поэтому эта работа становится почти невозможной.
Поэтому вопрос, который теперь возникает: означает ли это, что достичь чего-то без школы абсолютно невозможно, или такая возможность все-таки существует? Позже мы придем к этому, и увидим, что возможность существует, и эта возможность необходимо связана с тем вопросом, который мы теперь обсуждаем. Невозможно произвести одновременное действие в двух центрах — в мыслительном и эмоциональном центре. Двигательный центр будет всегда стоять на пути. Двигательный центр будет бессознательно работать в интересах механичности, потому что двигательный центр привык работать определенным образом, и он будет задерживать все остальные центры. Поэтому мы должны принять это как одно из условий, в которых мы работаем. И на самом деле это один из 48 законов.
Зная это, мы можем лучше видеть нашу ситуацию. Мы должны работать над эмоциональным центром и интеллектуальным центром. Мы должны помнить все, что мы изучили об этом, и о негативных эмоциях. Мы должны помнить все, что мы поняли о негативных эмоциях. И теперь мы должны добавить к этому, что наши отношения — это некий вид проводов, которые соединают нас с внешними событиями, и что по этим проводам от нас идут определенные токи, производимые этими отношениями; и природа этих токов определеяет то, какой вид влияния мы получаем от того или иного события. То есть какое-то большое событие оказывает на нас влияние, но это влияние может быть изменено нашим отношением. И это единственный способ, которым мы можем создать противовес влиянию двигательного центра. Потому что иначе мы можем работать тридцать лет и оставаться в том же самом положении. Мы многое изучим, будем знать и понимать больше, но каждый момент мы будем ловить себя на том же самом негативном отношении и той же самой негативной эмоции. Невозможно изменить это только за счет нашей собственной энергии. Но если изменением нашего отношения к некоторому внешнему влиянию мы изменяем характер самого влияния, то это может сбалансировать работу центров и помочь нам преодолеть интервал между той нотой, в которой мы находимся, и той, в которой мы хотим находиться.
Сегодня я не могу объяснить это в достаточной мере; это большой вопрос и мы к нему вернемся. Пожалуйста, подумайте сейчас об этом и задавайте любые вопросы, и старайтесь помнить, что теперь нам нужно думать в этом напрвлении. Что может помочь в этой работе? Только большее знание, большее знание о самих себе, большее знание об окружающем.
Необходимо понять одну очень важную вещь о негативной работе эмоционального центра и негативной работе интеллектуального центра. И думая на эту тему, мы можем увидеть, что вся работа, которую мы делали до сих пор, все эти разговоры, все эти теории, были необходимы для того, чтобы иметь возможность говорить так, как мы говорим сейчас. Если бы я говорил о том же самом новым людям, они поняли бы все неправильно.
Я хочу сказать, что вначале, когда впервые упоминалось о негативных частях центров, мы брали негативную часть эмоционального центра как вполне законную вещь. Негативная часть интеллектуального центра также понималась как его необходимая часть. Но со временем, когда вы идете дальше и начинаете изучать различные виды эмоций, вы понимаете, что негативная часть эмоционального центра не только бесполезна, не только ложна, не только все зло зависит от нее, но что еще важнее, что она вовсе не нужна, нет никакой необходимости в ее существовании. Об этом очень много было сказано ранее, поэтому я не буду повторять. Гораздо труднее понять, что то же самое относится к интеллектуальному центру. Негативная часть интеллектуального центра также не нужна. Но чтобы понять это, необходимо больше умственной гимнастики. Это можно понять только осознав, что мы не знаем, что такое позитивные отношения, точно так же, как мы не знаем, что такое позитивные эмоции.
И здесь мы подходим, на мой взгляд, к очень интересной вещи. Я хочу сказать, что эти центры — центры, с которыми мы живем — вовсе не являются центрами. О формирующем центре было сказано, что это всего лишь регистрирующий аппарат, и было определенно сказано, что это не центр. Обычный эмоциональный центр — это тоже не центр, это некий вид органа ощущения, но он не заслуживает названия полного центра, потому что, в конце концов, центров только три: один эмоциональный, один интеллектуальный, и один двигательно-инстинктивно-сексуальный. Высший эмоциональный и высший интеллектуальный отличаются от обычного мышления и эмоций, во-первых, своей скоростью, и во-вторых, тем, что они не имеют негативных частей, в них не существует «нет». «Нет» — это именно та вещь, которая удерживает работу наших центров на такой низкой скорости. Центр, имеющий в себе «нет», не может работать правильно. Реальные центры, то есть высшие центры, которые работают без «нет», мы понять не можем. Почему мы не можем их понять? Потому что мы представляем себе центр, имеющий «нет»; поэтому мы не понимаем, что это значит — думать или чувствовать без «нет».
Я хочу напомнить вам об одной вещи, не в связи со «Специальной Доктриной», но из другой книги. Когда мы читали главу под названием «Экспериментальный мистицизм», я привлек ваше внимание к некоторым из моих опытов, когда в определенном состоянии я думал об определенных вещах. Совершенно неожиданно для себя я осознал тогда, что о каких-то вещах я просто не мог думать, потому что они не существовали. Это не значило, что у меня было к ним негативное отношение. Я не мог заставить себя о них думать — их просто не было, без всякого ощущения негативности. Я задавал себе в то время разные вопросы, некоторые вопросы я мог анализировать и мог что-то найти в них, но на другие вопросы не было никакого ответа, потому что они были как пустое место — слова без всякого значения. Это пример того, как некий центр — мы не знаем какой — во всяком случае, некий вид мыслительного центра, может работать без «нет». Реальный центр может видеть, что существует, и что не существует, и будет думать только о существующих вещах; несуществующие вещи просто не будут для него существовать.
Но наш обычный ум не понимает жизни без отрицания. Все формы отрицания играют такую важную роль в нашем мышлении, что мы не можем поверить, что можно думать без «нет». Это отчасти указывает путь, и отчасти показывает всю трудность пути. Но это знание. И это необходимо знать. Только знание может помочь на этом пути.

В. Правильно ли я вас понял, что эти провода — это наши негативные отношения?
О. Не обязательно негативные.
В. Если мы изменим эти отношения, мы сможем получать другие внешние влияния?
О. Да.
В. И мы должны стараться видеть различие между А, В и С?
О. Прежде всего, говоря о событиях, мы должны изучать внешние события, не только внутренние вещи. До сих пор мы говорили, что все причины находятся в нас самих; теперь мы будем стараться находить причины во внешних вещах. Например, когда мы думаем о состоянии эволюции человечества по отношению к эзотеризму, мы увидим многое такое, что препятствует возможной эволюции, и другие вещи, которые могут быть в определенном смысле полезны, могут помочь. Мы должны стараться создать определенный стандарт, или лучше сказать, определенное понимание внешних вещей; это значит, что мы не должны судить о них на основе наших личных симпатий или антипатий, и того, нравятся они нам или нет, но стараться судить о них с точки зрения их отношения к возможной эволюции. Другими словами, мы должны расматривать их с точки зрения увеличения влияния эзотеризма. Потому что эволюция человечества означает усиление власти эзотерического круга над жизнью.
Но относительно «влияний» необходимо понимать, что в каждый данный момент человека окружает много-много больших движущихся вещей, и они влияют на него независимо от того, знает он об этом или нет — они влияют все время. Можно иметь к ним вполне определенные отношения, можно иметь очень определенные отношения к войнам, революциям, событиям в общественной жизни, политической жизни, искусстве, или можно быть безразличным, или негативным, или по преимуществу негативным или по преимуществу позитивным; но в любом случае позитивность с одной стороны означает негативность с другой — это ничего не меняет, эти вещи продолжают воздействовать; а то, что люди называют позитивным отношением, на самом деле означает не позитивное отношение, а означает просто, что некоторые вещи им нравятся. Реальное позитивное отношение — это нечто совершенно другое. Позитивное отношение можно определить лучше, чем позитивную эмоцию, потому что оно принадлежит мышлению. Но реальное позитивное отношение включает в себя понимание самой вещи и понимание качества самой вещи с точки зрения, будем говорить, эволюции, и того, что ей препятствует. Те вещи, которые против, т.е. не помогают — они не рассматриваются, они просто не существуют, как бы велики они ни были. И не-видением их, т.е. если они исчезают, можно избавиться от их влияния. Но только, здесь снова нужно понимать, что не-видение неправильных вещей не означает безразличия; это нечто совершенно отличное от безразличия. Потому что безразличные люди тоже не замечают многих вещей, но тем не менее находятся под их воздействием.
В. Вы сказали, что позитивное отношение включает в себя понимание.
О. Например, как я говорил, в том состоянии, которое было описано в главе «Экспериментальный мистицизм», я задавал себе различные вопросы, и нашел, что некоторые вещи я мог анализировать, а некоторые нет, потому что они не существуют.
Полезно думать о вещах, используя обычные эмоциональный и мыслительный центры и стараясь найти, в каком отношении находятся вещи к эволюции — в нашем понимании эволюции, т.е. усилению влияния внутренних кругов и увеличению возможности для нужных людей получить нужное знание.
В. Значит ли это, что мы должны стараться понять истинное место таких вещей как политика, образование или религия, и видеть, что помогает эволюции?
О. Понять их истинный вес. Вы помните, это говорилось о словах. Слова имеют различный вес, и необходимо чувствовать их вес, уметь определять его.
В. Я полагаю, вы очень низкого мнения о политике.
О. Я о ней никакого мнения. Есть политика и политика.
Вы должны понимать, что мы стоим перед очень трудной проблемой. Мы должны быть способны определять, что добро и что зло, и мы не можем уклониться от этой задачи. До сих пор, с помощью работы, мы могли определять добро и зло по отношению к нашей работе; теперь мы должны выйти из своей скорлупы и постараться посмотреть вокруг себя, используя те же методы и те же принципы. Если мы будем применять к себе одни принципы, а к внешним вещам другие, тогда, конечно, мы окажемся в невозможном положении, мы ничего этим не достигнем.
В. Значит ли это, что можно использовать одни и те же методы в отношении как нас самих, так и внешних событий?
О. Конечно, те же самые принципы. Но, опять же, необходимо помнить по этому поводу что-то из того, что вы изучали раньше; что-то, что покажет вам возможный путь, и путь, который не возможен. Вы должны помнить, что говорилось о космосах — один космос не представляет вселенную, но три космоса представляют всю вселенную. Вселенная и отдельный космос не аналогичны друг другу.
В. Говоря о «развитии человека», вы имеете в виду отдельного человека?
О. Какая разница? Принцип тот же самый; что хорошо для развития одного человека, то хорошо для развития десяти человек, и что хорошо для десяти, то хорошо для двухсот — то же самое.
Анализ событий может быть основан на идее влияния С, влияния В и влияния А. Влияние А — это вещи, основанные на совершенно случайном механическом сочетании сил. Влияние В — это вещи, имеющие определенное количество сознательного намерения в их происхождении, но которые очень быстро изменяются, искажая и замутняя, или подвергаясь искажению и замутнению, или в некоторых случаях оставаясь в более или менее чистой форме, хотя и механической форме. И влияния С — это вещи сознательные в своем происхождении и сознательные в своем действии.
Установив это, мы можем себя спросить: как часто мы встречаемся с влияниями этого третьего рода? И мы должны будем признать, что мы никогда их не видим. Если мы что-то ищем, мы встречаемся только с определенными проявлениями влияния В; и каждое проявление влияния В окружено всевозможными опасностями и всевозможными силами, старающимися его разрушить. Многие виды влияния В исчезают, можно сказать, у нас на глазах; вещи, которые можно было найти десять лет назад, или даже меньше, невозможно найти теперь.
Вполне возможно, что мы живем в очень интересное время — невозможно сказать с определенностью, потому что практически в каждый период, в каждое время, люди думают, что «это необычайное время.» Нет ни одного периода в истории, когда люди не думали бы, что их время «уникально». Но в то же время существуют некоторые крупные события в наше время, которых никогда не было раньше. Например, можете ли вы назвать мне самую необычайную вещь нашего времени и сказать, чем она так необычайна?
В. То, что все становится настолько быстрее?
О. Но почему? На самом деле, время остается тем же.
В. Нестабильность?
О. Та же самая, всегда одна и та же. Сейчас может быть даже больше стабильности, мы не знаем; но даже если это нестабильность — это результат, а не причина. Почему вы думаете, что нашему времени свойственна нестабильность, и почему было больше стабильности во времена Цезаря?
В. Изобретения? Научные открытия?
О. Да. Но понимаете ли вы, что изменилось? Возьмите время двести лет назад и сейчас. Какое количество силы использовалось тогда, и какое используется сейчас? Эти силы входят в жизнь все больше и больше, и эти изобретения не имеют никакого плана, так что мы не знаем, что будет изобретено завтра. Это очень заметно на практической шкале, потому что теперь какое-то изобретение через три года может устареть и быть выброшено на свалку, тогда как двадцать лет назад пианино или что-то другое оставалось в доме на всю жизнь.
В. Вы сказали, что изменение негативных отношений могло бы возместить недостаток специальной работы над двигательным центром?
О. Да, но вы должны помнить, что это очень далекая цель. Но если мы действительно научимся тому, как создавать правильные отношения, то мы сможем изменить качество влияний, которые мы получаем; и тогда они перевесят это вредное влияние автоматического двигательного центра. Это единственная вещь, которая может его перевесить.
В. Это увеличение изобретений означает усиление влияния А?
О. Нет, это не означает усиления влияния А. Если хотите, можно выразить это и так, но самое важное — это увеличение силы, которая используется при этом. Люди сейчас используют такие огромные количества энергии, как никогда раньше, и эта энергия может быть направлена в одну или другую сторону. Именно это, по моему мнению, делает наше время уникальным. Такого времени еще не было в истории, хотя, конечно, пятьсот лет назад люди тоже думали, что их время уникально. На самом деле, оглядываясь на историю, мы не видим времен, подобных нашему.
В. И если бы теперь появился сознательный человек, он мог бы…
О. Сознательный человек не может появиться сам по себе. Сознательный человек может «делать» только через других людей, людей, подготовленных к тому, чтобы принять его водительство.
В. Но как изобретения влияют на возможность эволюции человека?
О. Они создают ту возможность, что скоро некому будет эволюционировать. Представьте, что кто-то изобретает нечто, способное разрушить землю, всю жизнь на земле; мы не далеки от этого!
В. Начали ли мы уже разрушать себя?
О. Я не говорю о фактах; я говорю о принципах, и о неконтролируемых изобретениях. И если они будут продолжаться, то невозможно сказать, что будет изобретено в следующий раз, и куда мы пойдем со всеми этими изобретениями, и какая сила сможет их остановить. Я не говорю, что это можно остановить или изменить; я дал это просто как иллюстрацию того, что, может быть, мы живем в интересное время.
В. Если используется больше энергии…
О. Это значит, что она может быть использовать для одной или другой цели.
В. Она используется скорее для механичности, чем для эволюции…
О. Я не говорю об эволюции. Но представьте, что люди носят в карманах динамитные бомбы. Бог знает, что может случиться! Ничего другого я не имею в виду. И эти изобретения имеют другую сторону: машины, особенно плохие машины, заставляют людей работать определенным образом; или вещи случаются определенным образом из-за машин, которые могут работать только определенным образом и нуждаются в питании. Изобретается все больше и больше машин для самых разных целей, и всех их нужно питать. Я не имею в виду питать горючим, но они должны продолжать функционировать.
В. Не любопытно ли, что эти изобретения делаются для того, чтобы сберечь энергию человека?
О. Что значит сберечь? На самом деле они означают еще большую ее трату. Предполагается, что они должны сберегать энергию человека на ручной работе, но машины нуждаются в уходе за ними, в питании и чистке. Они действительно сберегают энергию, но они дают возможность и для большей траты энергии.
В. Вы сказали, что существуют влияния, к которым мы должны быть чувствительны?
О. Конечно. Есть различные влияния, некоторые вредны, некоторые полезны, и конечно, было бы хорошо, если бы мы могли знать, какие влияния вредны и какие полезны.
В. Я старался думать о том, какие влияния полезны.
О. Если вы только думаете об этом и не стараетесь быть слишком умным, то вы сможете увидеть, какие из них полезны и какие вредны. Но, конечно, если мы стараемся быть слишком умными, то мы не сможем отличить левой стороны от правой.
В. Возможно ли отвести от себя эту энергию?
О. Да, возможно стать невосприимчивым.
В. Меня все время удивляет, какая индивидуальная воля может вырасти из всего этого шума?
О. С длинными ушами, скорее всего!
В. Или совсем без ушей! Приспосабливаются ли люди к внешним обстоятельствам?
О. Судя по существованию негров, да — они лучше приспособлены к солнцу, чем мы. Во всяком случае, в известной истории не было заметного изменения в органах или функциях. Но вы снова скажете, что и такого шума никогда не было!
В. Мне кажется, что такая эпоха, как наша, когда машины делаются все больше и больше, и становятся все более человеческими в своих функциях, — такая эпоха не очень благоприятна для эзотерических идей, потому что чем более человек способен создать машину, делающую работу пяти или шести человек, тем больше он будет думать, что может подчинить себе силы природы и использовать их в своих целях, и является хозяином этих сил; и это уводит его от идеи какого бы то ни было изменения в самом себе.
Г.У. Вполне возможно; но главное здесь не столько использование машин. Машины заставляют людей служить им, и в действительности машины управляют движениями и жизнью людей — то, где они живут, что они едят… Машины вполне определенно управляют людьми, потому что они удерживают их при себе и для себя. Но самое главное — это сами изобретения.
Вы знаете, мы берем теперь столь многие вещи, как железные дороги и т.д., как само собой разумеющееся, что забываем, насколько они на самом деле новы; мы не замечаем, как эти вещи меняются в продолжение сравнительно короткого времени, часто прямо у нас на глазах. Мы можем видеть, как вещи изменяются, и в то же время направление изобретений не контролируется и не может контролироваться. Это всегда либо удача, либо несчастный случай; никто не решает, какие изобретения полезны или необходимы, и никто не может даже сказать, с какой точки зрения их рассматривать, потому что люди немедленно начинают гадать, начинают спорить, и каждый думает, что его идея самая полезная. Кто-то может с легкостью заявить, что маленькая бомба, способная уничтожить все население Лондона, — это самая полезная вещь для ношения в своем кармане! Кто-то другой скажет, что самое важное — это лекарство от туберкулеза, третий скажет, что самая полезная вещь — цветная фотография. Поэтому как могут люди прийти к соглашению о том, какое изобретение самое лучшее, и о том, что полезно и что бесполезно?
В. Я должен сказать, я не понимаю, откуда идет вся эта избыточная энергия. Используют ли люди энергию на изобретения вместо того, чтобы использовать ее на поиски возможностей эволюции?
О. Какой эволюции?
В. На самом ли деле стало больше энергии или это та же энергия, направленная в другое русло?
О. Энергии на самом деле больше. Сорок или даже тридцать лет назад вы не могли ездить в экипаже в семьдесят лошадей — теперь можете.
В. Этот период изобретений вызван, кажется, экономическим процветанием в Америке.
О. Нет, нельзя сказать так определенно.
В. Многие вещи — лишь развитие изобретений, сделанных двадцать или тридцать лет назад.
О. Это всегда так.
В. Самое главное для нас — это понимать, быть пассивными, быть спокойными, заставить замолчать наши негативные отношения и негативные эмоции, и прислушиваться внимательно ко всему, что происходит вокруг нас?
О. Нет, нет. Мы должны учиться и знать; мы не можем лишь смутно прислушиваться. Мы ничего не услышим, если не будем знать, что именно слушать. Поэтому в данном случае это просто процесс мышления, нахождения связей — между всем, что мы уже знаем, всеми принципами — и способность видеть факты к тому времени, когда мы будем готовы говорить о них, и видеть их с новой точки зрения. Думать по-новому — это очень трудно, но старый способ мышления удерживается не только двигательными позами или негативными эмоциями, он удерживается привычками самого мышления, отношениями, и влияниями внешних вещей. Допустим, мы имеем некое отношение к какой-то вещи, — тогда эта вещь сама старается поддерживать в нас это отношение всеми возможными способами; если мы изменим его, если мы сможем управлять им сами, мы сделаем очень большой шаг.


ПРАВИЛЬНЫЕ И НЕПРАВИЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В. Я чувствую, что мне мешает практически думать об идеях некое деструктивное отношение, которое начинается с поиска трудностей и возражений. Как можно ослабить это отношение?
О. Изучением. В сущности, это интересно как наблюдение, потому что многие люди, не только те, кто находится в работе, живут на одних возражениях; они считают себя умными только если они находят чему-то возражение. Когда они не находят никаких возражений, они не чувствуют, что работают, что думают, и тому подобное.
В. Я помню, как вы говорили о правильном отношении как средстве против негативных эмоций. Имели ли вы в виду негативное или позитивное к ним отношение, принятие или отвержение?
О. Это вопрос не отвержения, это вопрос понимания. Когда я говорил о правильных и неправильных отношениях в этой связи, я говорил о правильном и неправильном отношении к самим эмоциям, потому что мы можем иметь правильное и неправильное отношение к нашей негативности — оно различно в разных случаях. Здесь не может быть общего ответа. Но теперь я говорю о самих отношениях. Мы должны иметь позитивные отношения в одних случаях, и негативные в других, потому что иногда недостаток понимания происходит от неправильного отношения. Некоторые люди могут иметь негативное отношение ко всему, а некоторые люди стараются развивать позитивные отношения к тому, что заслуживает только негативного отношения. Чтобы понимать определенные вещи, вы должны иметь к ним негативное отношение; другие вещи вы можете понять только с позитивным отношением.. Но слишком много позитивного отношения тоже может все испортить. Здесь я использую слова «позитивный» и «негативный» в обычном смысле одобрения или неодобрения.
В. Не управляются ли отношения человека его эмоциями?
У. Старайтесь понять отношение отдельно от эмоции. Оно может не зависеть от эмоции. На самом деле это точка зрения. До некоторой степени это в нашей власти. Если точка зрения правильна, то результат один, если неправильна, то другой. Точки зрения могут быть очень разными.
В. Вы имеете в виду точку зрения на вещи в жизни?
О. Подумайте сами. Постарайтесь выяснить для себя, что такое отношение или точка зрения.
В. Можно ли иметь определенное отношение к работе?
О. Конечно — или к чему-то другому. Можно иметь отношения ко всему.
В. Как можно изменить свои отношения?
О. Прежде всего, изучением себя и жизни на основе этой системы. Это изменяет отношение. Эта система — это система другого мышления, или, скорее, других отношений, не только знания. Затем, необходима определенная оценка; вы должны понимать относительную ценность вещей.
В. Всегда ли возможно иметь правильное отношение к обычной жизни?
О. Конечно, возможно иметь правильное отношение, но отношение не всегда одно и то же, и в этом трудность. Это тот же принцип, который мы обсуждали в связи с различными видами действий. Отношения также могут быть различными. Для начала мы возьмем только два — позитивное и негативное — не в смысле позитивных и негативных эмоций, но в связи с позитивными и негативными частями интеллектуального центра, то есть части, которая говорит «да», и части, которая говорит «нет». В этом состоят эти два основных отношения.
Мы должны понимать, что у нас нет контроля, что мы машины, что с нами все случается. Но просто разговоры об этом не меняют этих фактов. Перестать быть механичным — это требует чего-то другого. Первое, необходимо изменение отношения. Одна вещь, над которой мы имеем некоторый контроль, это наши отношения — наши отношения к знанию, к друзьям, к системе, работе, само-изучению, и так далее. Необходимо понимать, что мы не можем ничего делать, но мы можем изменить свои отношения.
Очень важно думать об отношениях, потому что очень часто мы имеем негативное отношение к вещам, которые мы можем понять только с позитивным отношением. Для правильного понимания необходимо правильное отношение. Например, может случиться, что у людей случайно появляется негативное отношение к чему-то, связанному с работой. Тогда их отношение меняется и они не могут ничего понимать, пока не изменят своего отношения. Но по отношению ко многим вещам в жизни необходимо — для того, чтобы понимать их — иметь негативное отношение. Есть вещи, которые можно понять только с позитивным отношением, и есть вещи, котороые можно понять только с негативным отношением.
В. Что касается правильных отношений, у меня часто появляется чувство, что это несправедливо, если я не выслушаю аргумента противоположной стороны.
О. Может быть, а может быть и нет. Аргумент — это одна вещь, отношение — другая.
В. Не могли бы вы больше объяснить о том, почему для понимания некой вещи необходимо особое отношение?
О. Постарайтесь подумать об этом, постарайтесь увидеть это для самих себя, почему для понимания необходимы определенные отношения. В жизни есть очень много вещей, которые невозможно понять, если не иметь к ним достаточно сильного негативного отношения. Очень часто, начиная говорить о различных вещах, люди ни к чему не приходят, потому что не имеют негативного отношения. Если вы смотрите на эти вещи позитивно, вы никогда ничего не поймете. Поэтому иногда негативное отношение — это очень полезная вещь. С другой стороны, в тот момент, когда у вас появляется негативное отношение к вещам в работе, к правилам работы, методам работы, вы перестаете что-либо понимать. Вы можете понимать, по мере вашей способности, только пока вы позитивны.
В. Но разве иметь к чему-то определенное отношение — не просто другое название для отождествления?
О. Конечно, нет. Отношение означает точку зрения. Вы можете иметь точку зрения на вещи не будучи отождествлены. Очень часто отождествление как раз результат неправильного отношения.
В. Имеем ли мы позитивное отношение к ложной личности?
О. Да, всегда. Мы любим ее и прославляем ее, считаем ее самой лучшей своей частью.
В. Если бы мы имели к ней негативное отношение, начали бы мы ее видеть?
О. Мы начнем понимать ее, если будем иметь к ней негативное отношение.
В. Нет ли опасности, что негативное отношение будет сопровождаться негативной эмоцией?
О. Большая опасность, да, но если вы не отождествляетесь с негативным отношением, тогда эмоция войти не сможет. На самом деле у нас много негативных эмоций именно потому, что у нас нет достаточно негативного отношения к негативным эмоциям. Это может казаться парадоксом, но если вы найдете примеры, вы увидите, что это так.
В. Имеете ли вы в виду, что чтобы достичь пробуждения, нужно ненавидеть прозябание?
О. Нет. Ненависть означает негативную эмоцию. Я говорю о негативном отношении.
В. Мы оправдываем себя только из-за неправильного отношения?
О. Да, это верно.

 

Глава 3. САМО-ВОСПОМИНАНИЕ

САМО-ВОСПОМИНАНИЕ. АВГУСТ 1939

У. Из всего, что вы слышали до сих пор, и из всего, что вы до сих пор наблюдали, вы должны сделать определенные выводы. Если вернуться к началу, когда мы в первый раз говорили о сознании и отсутствии сознания, вы все должны были при наблюдении функций заметить одну и ту же вещь. Вы должны были увидеть, что обычно все, что мы делаем, говорим, думаем, чувствуем — мы делаем бессознательно, мы никогда не помним себя при этом.
Это выражение — «помнить себя» — было взято специально, намеренно, потому что в обычной беседе мы часто говорим: «Он забыл себя», «он не помнил себя», или «он вовремя вспомнил себя». На самом деле, мы никогда полностью не помним себя. Мы никогда не вспоминаем себя вовремя. Мы никогда не осознаем, что присутсвуем, что мы сознательны, что мы здесь.
Это необходимо понять; и в то же время, нужно понять, что если мы делаем достаточные усилия и в течение достаточно долгого времени, мы можем увеличить нашу способность само-воспоминания, мы вспоминаем себя чаще, мы начинаем вспоминать себя глубже, мы начинаем вспоминать себя в связи с большим количеством идей — в связи с идеей сознания, идеей работы, идеей центров, идеей само-изучения, идеей школ; мы начинаем вспоминать себя в связи со всеми этими идеями.
Поэтому один из первых вопросов — как помнить себя, как сделать себя более сознательным. И тогда вы обнаружите, что негативные эмоции — это один из главных факторов, из-за которых мы не помним себя. Так одно не может быть без другого. Вы не можете бороться с негативными эмоциями без большего само-воспоминания, и вы не можете вспоминать себя больше без борьбы с негативными эмоциями. Если вы будете помнить эти две вещи, вы будете понимать все лучше. Поэтому думая об этом, всегда старайтесь держать в уме обе эти идеи, так как они неразрывно связаны.
В. Если само-воспоминание настолько важно, как лучше всего к нему подойти?
О. Первая и самая важная вещь — это понять, что мы не помним себя, и что это для нас значит, как много мы теряем из-за этого. Когда мы поймем, как много мы теряем, когда не вспоминаем себя, у нас будет сильный импульс помнить себя когда только возможно. Это единственный реальный способ понять это. Прежде всего мы должны помнить, что мы не помним себя; второе, как много мы теряем из-за этого; и третье, как много мы приобретаем, когда вспоминаем себя.
В. Кажется, должны существовать степени само-воспоминания. Я имею в виду степени, которые можно заметить самому.
О. Да, есть несколько степеней, но мы всегда говорим только о следующей степени, мы не можем говорить одновременно о нескольких степенях; но мне кажется, вы говорите не о различных степенях, а о более эмоциональном и менее эмоциональном.
В. В некоторые моменты пробуждаешься только умственно…
О. Само-воспоминание всегда становится эмоциональным. То, о чем вы говорите, это только начало. Вы можете стараться помнить себя умом, но если вы на самом деле вспоминаете себя, даже на короткое время, это становится эмоциональным. Это не одна из степеней. Это всегда так. Необходимо стараться больше и больше.
В. Возможно ли вспоминать себя эмоциональным центром, при этом предоставив интеллектуальному продолжать свою работу?
О. На самом деле, реальное само-воспоминание начинается тогда, когда вы вспоминаете себя эмоциональным центром. Но это приходит только после многих других вещей — когда уже достигнут определенный контроль над эмоциональным центром. В самом начале мы можем только стараться не выражать негативные эмоции. Затем мы должны изучать негативные эмоции и научиться с ними бороться; и единственный способ — это бороться с отождествлением. После долгой работы в этом направлении вы приобретаете определенный контроль над эмоциональным центром, и только тогда можно будет говорить о том, как использовать его для другой цели.
В. Какая разница между само-воспоминанием и само-наблюдением?
О. Лучше всего, если они происходят одновременно. Но в начале, когда вы учитесь вспоминать себя, будет достаточно, если вы сознаете самих себя. Но еще лучше, если в то же самое время вы сознаете что-то еще, ваше окружение, людей, вашу цель, идеи — чем больше, тем лучше. Но прежде всего самого себя, потому что в обычной жизни люди могут осознавать что угодно, но только не самих себя, а это не имеет никакой ценности. В начале люди разделяют эти два процесса. Цель само-воспоминания — лишь сознавать самого себя. С само-наблюдением вы наблюдаете также различные факты вокруг себя.
В. Но ведь по сути само-наблюдение это умственный процесс?
О. Да, сейчас у вас оно скорее всего будет умственным, но оно может быть и другим.
В. Можно наблюдать себя эмоционально?
О. Нет, на начальном этапе вы не сможете этого, но это может прийти позже. Теперь у вас нет контроля над эмоциональным центром, поэтому вы не можете; но это может прийти, и эмоциональный элемент впоследствии должен войти в наблюдение определенных вещей.
В. Как можно распознать само-воспоминание?
О. Прежде всего нужно понять умом, что это значит, и что значит иметь это. И затем можно быть от него на различных расстояниях. Сейчас вы еще не можете различать, но расстояние между этим состоянием и вашим нынешним состоянием меняется, и через некоторое время вы начинаете понимать умом, что означает само-воспоминание, и тогда в один день вы увидите, что оно за пять тысяч миль от вас, а в другой день только три тысячи — есть разница.
В. Я стараюсь понять, что такое само-воспоминание…
О. Постарайтесь понять, что такое не само-воспоминание, потому что это легче. Мы все время в этом состоянии и никогда не замечаем этого. Так что начните с не-воспоминания.
В. Трудность этой работы для меня в том, что ни одна идея не ясна мне полностью.
О. Невозможно объяснить это при помощи форматорного мышления и слов. Людям кажется, что они поняли вещь, если нашли ей название, но они не понимают, что это искусственно. Когда вы можете чувствовать вещь, и когда вы можете проверить это высшим сознанием и высшим умом, только тогда вы можете сказать, что это на самом деле истинно и реально существует. Школы не занимаются обычными интеллектуальными идеями — именно поэтому никто в Европе (насколько можно проследить это за последние двести лет), со всеми ее изобретениями и всей наукой, не мог прийти к идее само-воспоминания и возможности само-воспоминания. Все это значит, что это не может быть ясным без высших центров; это значит, что без высших центров человек не может прийти к истине. Школы — это работа высших центров; они дают нам нечто, чего мы не можем достичь сами, так как используем только обычный ум. А обычный ум имеет определенные пределы, которые не может перепрыгнуть. Он может накопить материал, забыть его, накопить снова и снова забыть, и свести всю систему к нонсенсу — тем, что будет следовать слишком жестко в одном направлении.
В. Является ли предметом само-воспоминания постепенное обнаружение постоянного «я»?
О. Не обнаружение. Это приготовление почвы для него. Постоянное «я» должно расти. Его еще нет. Но оно не может вырасти, если все заросло негативными эмоциями, отождествлениями, и так далее. Поэтому вы начинаете с приготовления почвы для него. Но прежде всего необходимо понять, что такое само-воспоминание, почему вспоминать себя лучше, чем не вспоминать, каковы результаты этого, и так далее.
Это требует длительного размышления.
Вы можете получить очень многие вещи, но только эмоционально, никаким иным путем. Чем вы эмоциональнее, тем больше вы можете получить. Когда вы будете в состоянии, близком к связи с высшим эмоциональным центром, вы будете удивлены, как много сразу вы сможете понять в этот один момент — но затем вы возвращаетесь к своему обычному состоянию и все забываете. Это очень странная вещь, что когда настойчивым само-воспоминанием и определенными другими методами вы на короткое время подходите к высшему эмоциональному центру, вы бываете поражены тем, насколько много вы понимаете в этот момент — но не способны удержать это. Если вы пытаетесь записывать, это будет бессмыслица при чтении позже интеллектуальным центром.
В. Возможно ли вспоминать себя, занимаясь при этом другими делами?
О. Да, это возможно. Необходимо создать в себе определенную энергию или точку (в обычном смысле слова), и это можно сделать только в момент очень серьезного эмоционального стресса. Вся работа до этого — лишь приготовление метода. Но когда вы оказываетесь в моменте очень серьезного эмоционального стресса, и если вы стараетесь при этом помнить себя, то это останется, и затем вы сможете помнить себя еще больше. Так что только очень сильной эмоцией можно создать это основание для само-воспоминания. Но это невозможно сделать, если вы не готовите себя к этому. Моменты могут приходить — но вы не сумеете ничего получить от них. Эти эмоциональные моменты время от времени приходят, и мы не используем их, потому что не знаем, как их использовать. Но если вы старались вспоминать себя достаточно напряженно, и если само-воспоминание в момент эмоционального стресса достаточно сильно, оно оставит определенный след, и он послужит само-воспоминанию в будущем.
В. Какую подготовку вы имеете в виду?
О. Само-изучение, само-наблюдение, само-понимание. Теперь вы не можете ничего изменить, или сделать что-то по-другому. Все случается, как случалось раньше, но вместе с тем уже есть разница — то, что вы видите многие вещи, которых не видели до сих пор, и поэтому многие вещи уже начинают случаться по-другому. Это не значит, что вы что-то изменили — они случаются по-другому.
В. Но что для нас важнее всего делать сейчас?
О. Все, о чем мы говорим, одинаково важно — само-воспоминание, неотождествление, не учитывание внутренне, само-изучение, изучение центров, все. Ни одна вещь не важнее другой. Все необходимо.
В. Само-воспоминание намного труднее в определенных жизненных обстоятельствах. Следует ли нам избегать их?
О. Это ошибка — думать, что жизненные обстоятельства могут что-то изменить или повлиять на что-то. Это иллюзия. Что же до того, избегать или нет — старайтесь избегать их, или старайтесь смотреть на них как на часть целого. Но если вам удастся избежать их, вы увидите, что взамен получаете то же самое; могут быть исключения, но общий баланс остается тем же.
В. Я не могу, как ни стараюсь, достичь того состояния, какое иногда приходит случайно. Можно ли каким-то усилием этого добиться?
О. Да, но вы говорите, оно приходит случайно. Если это то, что я думаю, оно приходит как результат ваших усилий, предшествовавших усилий, только оно приходит не в тот самый момент. Но если бы вы не делали усилий, эти моменты не приходили бы вовсе. Чем больше усилий вы делаете, тем больше у вас будет этих «случайных» моментов само-воспоминания, или понимания, или эмоционального состояния, и так далее. Все это результат усилий. Только мы не можем связать здесь причину и следствие; но причина остается, и она будет производить следствие. Возможно, нам не удается связать их из-за многих мелких вещей — отождествления, воображения, и прочего. Но причина остается; и она найдет момент и принесет результаты. Мы никогда не должны ожидать немедленных результатов. Чтобы иметь эти немедленные результаты, необходимо работать в течение длительного времени и установить некий род постоянных стандартов в работе. И даже тогда они приходят только в очень эмоциональных состояниях. Если бы мы могли, волей, желанием или намерением, стать более эмоциональными, мы бы увидели многие вещи по-другому. Но мы этого не можем. Мы очень низки эмоционально, и именно поэтому большая часть работы, которую мы сейчас делаем, даже если мы по-настоящему ее делаем, не может иметь немедленных результатов. Но что-то всегда остается; сделанное не теряется, ни одно усилие не теряется, но за ним должны следовать другие усилия, и еще большие усилия. Поэтому один из первых вопросв — это как стать более эмоциональным, но мы этого не можем. Второй вопрос, как использовать эмоциональные состояния когда они приходят — и это возможно. Именно к этому мы должны себя подготовить. Эмоциональные состояния, эмоциональное напряжение приходит, но мы теряем его в отождествлении и прочем. Но мы могли бы его использовать.
В. Было бы одним из способов его использования постоянно вспоминать его вкус?
О. Нет. Я имею в виду использовать. Если вы стараетесь помнить себя в эмоциональном состоянии — вы увидите сами, это вопрос наблюдения — это даст вам другую силу мышления, другую силу понимания. Вы сможете понимать вещи совершенно по-другому. Если эмоция очень сильна, и если вы помните себя в этот мемент, вы даже будете по-другому видеть. Вы увидите многие вещи, которых вы не видите теперь. Но это невозможно описать, потому что это должно быть личным переживанием.
В. Иногда, после усилий само-воспоминания, у меня появляется чувство, как будто у неодушевленных объектов, как столы и стулья, есть нечто вроде их собственного само-сознания, но впоследствии это кажется мне невероятным, и я не верю этому.
О. Учитывайте возможность воображения. Скажите лучше так: я чувствую что-то новое в вещах. Но когда вы начинаете объяснять это себе, вы начинаете воображать. Не старайтесь объяснять. Просто оставьте это как есть. Иногда можно почувствовать очень странные вещи, но объяснения всегда неправильны, потому что вы чувствуете одним очень чувствительным аппаратом, а объясняете другой очень неуклюжей машиной, которая на самом деле не способна объяснить. Чаще всего происходит именно это.
В. Есть ли какой-то метод работы с теми тусклыми, унылыми негативными состояниями, которые появляются из ощущения усталости или холода?
О. Да, много методов, но даже если состояние настолько подавленное, что вы не можете ничего делать в данный момент — если вы делали усилия раньше, в лучших состояниях, это поможет. В любом случае вы не должны отождествляться — вы должны помнить, что это пройдет, что это не нормально — и это помогает.
В. Я говорю себе, что я просто устал и так далее, но никакого воодушевления не появляется.
О. Сделать ничего нельзя. Вам нужно делать только то, что абсолютно необходимо в данный момент и знать только, что это пройдет. Мы не можем постоянно быть одними и теми же. Иногда вы можете бороться с этим, иногда нет, но вы не должны отождествляться с этим, не должны верить, что это постоянно. Потому что эмоционально мы всегда во все верим — эмоциональный центр не знает завтра — все в настоящем, все постоянно для эмоционального центра. Поэтому вы не должны отождествляться с этим чувством: вы должны помнить, что это пройдет.
В. Мы можем делать усилия только интеллектуальным центром?
О. Усилия могут быть разные, но в начале мы можем руководиться только этим, только пониманием. Поэтому долгое время работа должна быть сосредоточена на понимании. Когда вы лучше понимаете вещи, многое становится возможным.

ХИТРЫЙ ЧЕЛОВЕК И ДЬЯВОЛ. 2 МАРТА 1939

В. Какая разница между двумя умирающими людьми, один из которых овладел искусством само-воспоминания, а другой никогда не слышал о нем?
О. Чтобы это описать, нужен большой писательский талант. Есть так много возможностей — люди могут быть очень разными и обстоятельтства могут быть различными. Это нельзя сформулировать в таком виде.
В. Само-воспоминание — это развитие способности помнить усилием воли?
О. Не помнить, но осознавать себя. Воспоминание — это только слово, за неимением другого слова. Но во всех языках существует это выражение — ты забыл себя, ты не помнил себя, я помнил себя, он помнил себя. Берите это в обычном смысле слова, но мне кажется, это связано еще с другим вашим вопросом о само-воспоминании. О том, что вы спросили о само-воспоминании и умирающем человеке. Я думаю, лучше рассказать вам об этом одну историю. Это старая история, которую рассказывали в московских группах в 1916 году, о происхождении этой системы и этой работы, и о том, что такое само-воспоминание. Однажды — это случилось в неизвестной стране в неизвестное время — один хитрый человек шел мимо кафе и встретил дьявола, который был в крайней нужде, и голодный, и холодный, и все в этом роде, и хитрый человек пригласил его в кафе, заказал ему кофе и стал расспрашивать о причинах его бедственного положения. Дьявол рассказал, что у него не было никакой работы. Раньше он занимался тем, что покупал души и сжигал их в древесный уголь, потому что когда люди умирали, у них были очень крупные души, которые он мог брать с собой в ад, и все дьяволы были довольны. Но теперь все огни в аду были потушены, потому что когда люди умирали, у них не было никаких душ. Тогда хитрый человек предложил ему заключить сделку. «Научи меня, как делать души, а я дам тебе знать, у кого душа сделана с моей помощью», сказал он, и заказал еще кофе. Тогда дьявол стал объяснять ему, что он должен учить их вспоминать себя, не отождествляться и так далее, и через некоторое время у них начнут расти души. И так хитрый человек начал работать, и организовал группы и учил людей помнить себя, и некоторые из них стали работать серьезно и старались не отождествляться и все такое. И когда они умирали, долгое время происходило одно и то же: они подходили к райским вратам, на одной стороне которых стоял Святой Петр с ключами от рая, а на другой дьявол, и когда Св.Петр собирался открывать врата, дьявол говорил: «Могу я задать только один вопрос — вспоминали ли вы себя?» И они говорили: «Да, конечно», и тогда дьявол говорил: «Извините, но эта душа моя». Так продолжалось очень долго, пока им каким-то образом не удалось передать на землю о том, что происходило у небесных врат, и тогда люди пришли к хитрому человеку и сказали: «Как же вы учите нас вспоминать себя, если нас за это забирает дьявол?». Но хитрый человек ответил: «Разве я учил вас говорить, что вы вспоминаете себя? Я учил вас не болтать». Тогда люди сказали: «Но ведь это же Св.Петр и дьявол!», а хитрый человек сказал: «А разве вы видели Св.Петра и дьявола в группах? Вот и не болтайте. Некоторые люди не болтают и проходят в рай. Я не только заключил сделку с дьяволом, я подумал и том, как его обмануть, но если люди болтают….»

СОЗНАНИЕ. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. Можно ли понимать само-сознание как интенсивное само-воспоминание?
О. Вы можете думать, что вам нравится, но это ничему не поможет. Необходимо с этим что-то делать. Если мы будем тратить наше время на поиски новых названий для вещей, которыми мы не обладаем, это нам никак не поможет. Люди старались делать это тысячи лет, без результата.

БУДИЛЬНИКИ. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. Я вижу, что когда я нахожу какой-то метод, помогающий мне помнить себя, он работает несколько раз, но затем теряет свою силу.
О. Вы должны все время менять их; ничто не работает долгое время — это часть нашего состояния. Возьмите это как факт; нет нужды анализировать это. Чем новее и неожиданнее вещи, тем лучше они работают. Это связано с основным принципом всей умственной и физической жизни. Вообще говоря, мы способны наблюдать только изменения в наших ассоциациях. Постоянных ассоциаций мы не чувствуем; мы замечаем только изменения. Поэтому если вы привыкаете к ним, вы должны иметь какой-то другой будильник; но потом вы привыкаете и к нему, и он перестает работать. Если же вы делаете так, что ваш будильник звенит постоянно, то вы заметите его только когда он замолчит.

СОВЕСТЬ — ПРОТИВОРЕЧИЯ. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. Я думаю, мне было бы полезно, если бы кто-то мог показать мне какие-то мои противоречия.
О. Вы сами должны найти их. Если вы не хотите их видеть, никто не сможет их для вас найти. И самое первое, вы должны быть искренни с самим собой.
В. Я не очень понимаю, когда говорится, что совесть — это все наши эмоции, чувствуемые одновременно.
О. Если вы этого никогда не испытывали (я не говорю полностью, но хотя бы приближенно), то это очень трудно объяснить. Но я уверен, что у вас было это переживание, но в тот момент вы не заметили его, и теперь не можете восстановить. Это означает, что мы можем иметь противоречивые чувства об одной и той же вещи. Это не означает все существующие в мире эмоции, но эмоции о какой-то одной отдельной вещи, или человеке, ситуации, какой-то деятельности — это не имеет значения — в один момент вы можете чувствовать одно, в другой момент — совершенно другое. Иногда же приходят моменты, когда вы можете чувствовать все ваши эмоции об одном предмете одновременно. Но нужно ждать, пока вы заметите это, это нельзя придумать.
В. Поможет ли этому состояние само-воспоминания?
О. Да, усилие само-воспоминания может помочь в этом.

17.1.40

В. Вы говорили нам подумать о совести и о том, почему мы не можем представить себе все свои эмоции одновременно.
О. Не объединяйте эти две вещи. Если вы упоминаете их в одной фразе, они теряют весь смысл.

СОВЕСТЬ. 26 ЯНВАРЯ 1940

В. Как я могу найти связь между совестью и моей неспособностью чувствовать все свои эмоции одновременно?
О. Совесть это очень странная вещь. В обычном смысле очень легко понять, что это такое. И она может быть в обычных людях. Это эмоциональное чувство истины. Но в обычных людях она сталкивается с очень большим сопротивлением и все время должна работать против ложной личности, поэтому проявляется очень редко.


САМО-ВОСПОМИНАНИЕ. 1944

В. Вспоминание себя и спрашивание себя: «Кто я?» — это одно и то же?
О. Нет. Понимание идеи само-воспоминания связано с пониманием того, что человек не может помнить себя, и всю свою жизнь не замечает этого.
В. Если бы мы могли помнить себя, мы были бы тем, что вы называете пробужденными, не так ли?
О. Вполне.
В. Тогда мы обладали бы само-сознанием?
О. Возможны различные степени — и различные отрезки времени. Вещи не приходят все вместе. Но все начинается с осознания того, что мы не помним.

СМЕХ. 7 МАРТА 1945

О. Помните, что я сказал в прошлый раз, что на данном этапе смех помогает началу само-воспоминания?
В. Это потому, что смех помогает расслабиться?
О. Нет, в определенном смысле он помогает вам помнить себя..
В. Люди, которые больше всего смеются, кажутся наименее сознающими себя.
О. Нет, это не значит, что любой смех полезен.
В. Это связяно с чувством юмора?
О. Я говорю о проявлении, не о причине. Если кого-то ударили палкой и он смеется, результат тот же самый.
В. Верно ли то, что одним людям легче смеяться, чем другим?
О. А для некоторых это совершенно бесполезно. Они смеются и смеются — и ничего не получают.

В. Не могли бы вы объяснить водороды в отношении к центрам?
О. Я думаю, это было сказано сразу в связи с водородами… Интеллектуальный центр работает с Н48. Двигательный и инстинктивный с Н24, высший эмоциональный с Н12, и высший интеллектуальный с Н6.
В. Тогда по этой схеме, без сверх-усилий эти центры не будут работать?
О. Определенное количество производится, например, с помощью смеха. Так, соль 48 с помощью смеха развивается дальше до си 12. Это может быть не усилие, это может быть случайно. В любом случае, определенное количество Н6 может быть произведено.

СОЗНАНИЕ И ФУНКЦИИ. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. Как можно попасть в интеллектуальную часть двигательного центра?
О. Вы не можете спрашивать так раздельно. Весь контроль над функциями зависит от состояния сознания; чем сознательнее вы становитесь, тем больше правильных вещей вы будете делать для той или иной цели. Тот факт, что вы задаете такие отдельные вопросы, говорит о том, что вы не видите, как все связано. Нельзя делать что-то одно и бросить все остальное; контроль над функциями приобретается повышением интенсивности сознания — что означает пробуждение. Пока вы полностью спите, у вас нет вовсе никакого контроля — вещи могут случаться или не случаться.
В. Влияют ли наши функции на изменение состояния? Хотя мое состояние изменяется, я не смог обнаружить ни одной причины, почему это происходит.
О. Можно найти много причин: в функциях, во многих вещах, но вы должны понимать, что дело идет об изменении сознания в вашем обычном состоянии — более пробужденное, менее пробужденное.
В. Развивается ли в человеке, начинающем пробуждаться, состояние внутренней раздвоенности?
О. Это наблюдение или нет? Если это наблюдение, то это одно, если же это просто философия, то это другое, тогда это просто бесполезно. Если вы решаете одно, а вещи происходят совершенно по-другому, это вам не поможет. Вы должны заниматься только сегодняшним днем, а не каким-то возможным завтра.

17.1.40

В. Все, что меня интересовало в работе, очень скоро стало вызывать во мне негативность, стало казаться бесконечно скучным и однообразным. Как избежать этой ловушки?
О. Это замечательное состояние для само-воспоминания — вы можете его использовать. Чем вы негативнее, тем лучше вы можете вспоминать себя — если вы понимаете, что можете выбраться. Само это состояние должно напоминать вам, иначе вы будете негативны все время.

 

Глава 4. ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ

СОСТОЯНИЕ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ. АВГУСТ 1939

В. Мне кажется, я не получил верного представления об отождествлении. Это значит, что вещи управляют нами, а не мы вещами?
О. Отождестление очень трудно описать, потому что здесь невозможны никакие определения. Такие как мы есть, мы никогда не свободны от отождествления. Если мы уверены, что ни с чем не отождествлены, мы отождествлены с идеей, что мы не отождествлены. Но невозможно описать отождествление в логических понятиях. Вам нужно поймать себя в какой-то момент отождествления, запомнить его, и затем сравнивать с этим моментом. Отождествление везде, в каждом моменте обычной жизни. Когда вы начинаете само-наблюдение, некоторые формы отождествления уже становятся невозможны. Поэтому ваши друзья будут считать вас скучными, потому что они в один момент отождествлены с одним, в другой с другим. Они скажут, что вы ничем не интересуетесь, что вы безразличны, и так далее. В обычной жизни почти все — отождествление. Происхождение этой идеи, происхождение этого слова очень интересно. Эта идея совершенно определенно существует в индийской и буддийской литературе. Обычно это называется «привязанностью» или «непривязанностью». Но вы знаете, я читал эти книги до того, как встретил эту систему, и не понимал, что это значит. Только когда я позже услышал объяснение системы, я начал понимать, что это такое. Это очень важная психологическая черта, которая проникает во всё в нашей жизни, но мы не замечаем ее, потому что мы внутри нее. Бесполезно искать определения. Найдите примеры. Если вы видите кошку вместе с кроликом или мышью — это отождествление. Мышь можно отождествить и другим способом. Теперь найдите аналогии этим картинкам в самих себе. При этом вы должны понять, что они в вас все время, в каждый момент, не только в какие-то отдельные моменты. Отождествление — это для нас почти постоянное состояние, это главное проявление ложной личности, именно поэтому мы не можем выбраться из ложной личности. Вы должны научиться видеть это состояние отдельно от самих себя, отделять его от самих себя, а этого можно достичь только стараясь стать более сознательными, стараясь помнить себя, стараясь осознавать себя постоянно. Только когда вы будете больше осознавать себя, вы будете способны бороться с такими проявлениями как отождествление и ложь, а также с самой ложной личностью.
В. Я нахожу, что когда я отождествлен, то всегда с чем-то внутри меня.
О. Может быть, вы правы, может быть, нет, это не имеет значения. Вы можете думать, что вы отождествлены с одной вещью, но на самом деле вы отождествлены с совершенно другой вещью. Это совершенно не важно. Имеет значение только само состояние отождествления. В состоянии отождествления вы не можете правильно чувствовать, правильно видеть, правильно оценивать; предмет отождествления совершенно не важен — результат всегда один и тот же.
В. Поэтому способ преодолеть отождествление…
О. Это другая вещь. В разных случаях это по-разному. Прежде всего необходимо его увидеть; затем необходимо что-то ему противопоставить.
В. Что вы подразумеваете под «что-то противопоставить»?
О. Просто переведите свое внимание на что-то более важное. Необходимо научиться различать важное и менее важное, и если вы направляете внимание на более важные вещи, вы меньше отождествляетесь с менее важными вещами. Вы должны понять, что отождествление ни в чем не может вам помочь. Оно только еще более запутывает и усложняет все. Если вы поймете хотя бы одно это — это может помочь в некоторых случаях. Но люди думают, что быть отождествленными им в чем-то помогает, они не видят, что это делает все еще труднее…
Обычно мы думаем именно так. Мы думаем, что отождествление необходимо, тогда как на самом деле оно только все портит. Оно не может нести в себе никакой позитивной энергии, только разрушительную энергию.
В. Отождествление — это главным образом эмоция?
О. Оно всегда имеет какой-то эмоциональный элемент — некое эмоциональное беспокойство, но иногда оно становится привычкой, так что человек даже не замечает этой эмоции.
В. Существует ли какое-то среднее состояние между само-воспоминанием и отождествлением?
О. Это разные стороны одной вещи. Не-воспоминание есть отождествление. Если кто-то не отождествлен, значит он в какой-то степени вспоминает себя, может быть, даже не зная об этом. Есть много различных степеней.


ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ И ЭНЕРГИЯ

В. Есть ли какой-то способ помочь мне больше хотеть работать?
Увеличит ли «большее хотение» мою способность работать?
Или даже этого не достаточно?
О. Но кто будет это делать, если только одно «я» заинтересовано в работе, а все остальные нет. Вы говорите «я», как будто вы чем-то отличаетесь от всех этих других «я», как будто вы что-то отдельное от них. Одно «я» может решить, но на следующее утро проснется другое «я», которое ничего об этом не знает. Такова ситуация и вы должны стараться делать все, что можете; не мечтайте о том, чего вы не можете делать. Никто не может помочь вам больше хотеть работать, вы должны хотеть сами, и должны делать то, что можете. Только так может ваше желание усилиться; но если вы не делаете того, что можете, вы потеряете даже это и будете работать меньше и меньше. Если же вы делаете, что можете, вы будете желать больше и больше. Как можно увеличить способность работать? Только работой, другого способа нет. Если вы научитесь делать маленькие усилия, это даст маленькие результаты; если вы делаете бoльшие усилия, вы получите бoльшие результаты.
Необходимо вкладывать в это больше энергии — в само-изучение, само-наблюдение, само-воспоминание, во все это. А чтобы вкладывать больше энергии, нужно найти, на что она тратится.
Вы просыпаетесь каждое утро с определенным запасом энергии. Ее можно потратить самыми разными способами. Определенное количество необходимо для само-воспоминания, изучение системы, и так далее. Но если вы тратите ее на другие вещи, то на это ничего не остается. Это очень важно понять. Постарайтесь каждое утро рассчитать, сколько энергии вы собираетесь вложить в работу в сравнении с другими вещами. Даже в отношении времени, вы увидите, что вы очень мало времени уделяете работе — если вообще уделяете — а все остальное время уходит на совершенно бесполезные вещи. Хорошо, если это приятные вещи, но в большинстве случаев они даже не приятны. И в результате этого недостатка расчета, недостатка элементарной статистики, мы даже не понимаем почему, при всех нашх лучших намерениях, наших лучших решениях, в конце концов мы ничего не делаем. Но как мы можем что-то делать, если мы не уделяем этому ни энергии, ни времени?
Вы должны уделять этому определенное количество времени и определенное количество энергии, тогда вы скоро увидите результаты. В каждой работе или учебе существует определенный стандарт — вкладываете ли вы достаточно энергии или недостаточно. Может быть так, что вы вкладываете некоторое количество энергии, но недостаточно. Если вы тратите только какое-то определенное количество энергии, но недостаточно, вы никогда не получите результатов. Вы будете просто ходить по кругу и останетесь на том же месте.
В. Можно ли производить или запасать энергию?
О. Это совершенно необходимо. Все ваше будущее зависит от этого запаса. Но вы не можете начать думать о накоплении энергии, прежде чем научитесь останавливать ее утечки.
И нет никакого сомнения, что их возможно остановить. Мы тратим нашу энергию неправильно, на отождествление и негативные эмоции. Все внутреннее учитывание, ложь, ненужные разговоры, выражение негативных эмоций — все это открытые краны, из которых утекает наша энергия. Остановите эту утечку — и тогда станет возможным ее накопление.
В. Можно ли изменить энергию гнева во что-то другое? В такие моменты появляется огромная энергия, но нет знания, как ее использовать.
О. Это достигается неотождествлением. Иногда появляется огромная энергия и начинает действовать сама по себе, и заставляет человека поступать определенным образом. Почему? Где здесь соединительное звено? Это звено — отождествление. Остановите отождествление и вы будете иметь энергию в вашем распоряжении. Как вы можете это сделать? Не сразу. Это требует практики. Практики в более легкие моменты. Когда эмоция слишком сильна, вы не сможете этого. Необходимо больше знать, быть подготовленным. Если вы знаете, как не отождествляться в нужный момент, у вас в распоряжении будет огромная энергия. Что вы будете с ней делать, это другая вещь. Вы можете снова потерять ее, потратив на что-то совершенно бесполезное. Но это требует практики. Вы не можете начать учиться плавать упав в море во время шторма. Вы должны учиться в спокойную погоду. Затем уже, возможно, когда вы упадете, вы сможете плыть.
В. Поэтому если человек отождествлен, быть сознательным становится еще труднее?
О. Невозможно. Это прямо противоположные вещи. Либо вы отождествлены, либо вы сознательны. Вы не можете быть тем и другим. Это одна из трудностей, которая приходит позже, потому что у людей есть какие-то любимые отождествления, с которыми они не хотят расставаться, и в то же время они говорят, что хотят быть сознательными. Эти две вещи не могут существовать вместе. Вы не можете иметь то и другое. Есть много несовместимых вещей в жизни, и эти вещи одни из самых несовместимых.
В. В борьбе с отождествлением нужно ли всегда знать, почему ты отождествлен?
О. Человек отождествлен не для какой-то особой цели, но всегда и во всех случаях, просто потому, что не может иначе. Как вы можете знать, почему вы отождествлены? Вы отождествляетесь, потому что вы не можете не отождествиться. Но вы должны знать, почему вы боретесь. Это самое главное. Если вы не забудете об этом, вы сможете добиться в десять раз большего. Очень часто мы начинаем бороться и потом забываем, зачем.
Есть много форм отождествления. Но прежде всего необходимо увидеть его. Это процесс, не момент. Мы отождествляемся все время. Первый шаг — увидеть его, второй — бороться с ним, чтобы стать свободным от него.
В. Когда требуется сочувствие другим людям, как можно определить, в какой момент становишься отождествлен?
О. Когда вы научитесь наблюдать себя, вы увидите, что в тот момент, когда входит воображение — начинается отождествление.
Пока вы имеете дело с фактами, вы можете быть свободными от отождествления, но как только начинается воображение, вы пропали.
В. Как можно избежать реакции, которая приходит после моментов воодушевления?
О. Эта реакция приходит как результат отождествления. Борьба с отождествлением поможет остановить ее. Не то, что вы называете воодушевлением, вызывает эту реакцию, а отождествление. Отождествление всегда вызывает эту реакцию.
В. С чем отождествлен скучающий человек — с ничем?
О. Скука это тоже отождествление — одно из самых больших.
В. С чем?
О. С самим собой. С ложной личностью. С чем-то в себе.
В. Отождествление это всегда проявление ложной личности?
О. Ложная личность не может проявляться без отождествления, так же как негативные эмоции. Негативные эмоции не могут существовать без отождествления — и многие другие неправильные вещи в нас — вся ложь, все воображение. Человек отождествляется, прежде всего, с воображаемой картинкой или воображаемой идеей самого себя. Человек говорит «это я», тогда как на самом деле это не он, а его воображение. Так же и ложь — нельзя лгать без отождествления. Это была бы очень слабая ложь и никто бы ей не поверил. То есть это значит, что прежде всего человек должен обмануть себя, и только затем обманывать других.
В. Почему нельзя остановить отождествление?
О. Я не могу ответить, почему. Но, например, мышление о системе, об идеях, принципах и правилах, помогает быть менее отождествленным.
В. Вы имеете в виду, что мы должны не отождествляться не только с тем, что мы делаем, но и с самими собой?
О. Это не столько вопрос того, с чем отождествляться. Вы должны помнить, что отождествление это состояние. Вы должны понять, что многие вещи, которые вы приписываете внешним причинам, на самом деле внутри вас. Возьмите страх, например. Страх не зависит от внешних вещей. Если вы в состоянии страха, вы можете бояться пепельницы. В патологических состояниях это часто случается, а патологическое состояние это только усиленное обычное состояние. Вы боитесь, и затем вы выбираете чего бояться. Именно поэтому возможно бороться с этими вещами — потому что они в нас самих. Инстинктивные эмоции это другое дело. Инстинктивный страх может быть вполне оправдан; неприятный вкус или запах — это факты. Но негативные эмоции основаны на воображении. Вы приводите себя в состояние зависти — ревности — страха — и затем ищите объект.
В. Вы сказали, что если бы возможно было полностью остановить отождествление, то можно было бы остановить негативные эмоции. Значит ли это, что все негативные эмоции связаны с отождествлением?
О. Да, они все основаны на отождествлении, они не могут существовать без него. Но остановить отождествление возможно — не полностью, но на короткие моменты. Если вы остановите его на полчаса, тогда вы сможете изучать. Есть возможность отождествляться меньше, и тогда негативные эмоции становятся не так важны.
В. Я наблюдаю, что я могу иногда избавиться от негативной эмоции тем, что позволяю себе отождествиться с чем-то приятным.
О. Вы используете слово «отождествиться» в неправильном смысле. Вы не можете сказать «я позволяю себе отождествиться», вы можете только сказать «если я позволяю себе интересоваться чем-то». Это может действовать определенное время, но если вы отождествляетесь, то с практической точки зрения это будет то же самое. Разница лишь в том, что приятной вещью вы можете интересоваться без отождествления; неприятной вещью вы не можете интересоваться без отождествления.
В. Иногда я чувствую себя очень напуганным — тем, что я не знаю, что делаю и чего хочу. Я позволяю себе стать очень негативным.
О. Во-первых, вы не должны позволять, и во-вторых, в состоянии сомнения вы должны вспоминать и стараться вызывать в себе другие «я», которые имеют ценности. Это единственный способ победить сомнение.
В. Можно ли иметь какое-то понимание вместе с отождествлением?
О. Как много можно понять в состоянии глубокого сна, чем в сущности является отождествление? Если вы помните свою цель, осознаете свое положение и видите опасность сна, это поможет вам спать меньше.
В. Как можно избавиться от отождествления?
О. Осознанием того, что вы спите. Пока вы не осознали того, что вы спите, ничего другого с вами произойти не может. Только осознав это, вы захотите пробудиться. Когда вы осознаете, что спите, что все спят, тогда вы поймете, что единственный выход — это пробудиться, ничто другое.
В. Если человек осознает, что спит и что все спят…
О. Не может быть «если». «Если» это уже сон. Все сны начинаются с «если». Постарайтесь подумать об этом.
Осознание сна это только одна вещь. Необходимо найти способы пробуждения, но перед этим вы должны понять, что спите. Сравните сон и бодрствование. Все идеи работы начинаются с идеи сна и возможности пробуждения. Все другие идеи, идеи из жизни, могут быть остроумными и тонкими, но всё это идеи спящих людей, выработанные для других спящих людей. Сон — результат многих вещей: разделения личностей, разных «я», противоречий, отождествлений, и прочего. Но самая первая вещь — это осознание сна, просто чистое осознание, без всякой теории.
В. Как можно найти то, что мог бы сделать против этого, но не делаешь?
О. Сделать ничего нельзя. Даже осознание того, что сделать ничего невозможно, также может показать наш сон. Что можно сделать во сне? Можно только иметь разные сны — плохие, хорошие — но всегда в той же постели. Сны могут меняться, но постель все та же.
В. Я имел в виду, что могут проходить дни и я не нахожу ни одной возможности делать усилия.
О. Конечно. Но вы можете осознавать себя по-другому, видеть вещи по-другому. Изменение может начаться только с этого.
В. Для меня удивительно наблюдать, как может меняться мое понимание. В один день определенные идеи имеют огромное значение, а в другой совершенно ничего не значат.
О. Совершенно верно. Вы всегда должны помнить о сне и возможности пробуждения. В обычной жизни, в обычных условиях, все спят и вы спите. Вы просыпаетесь на короткие моменты только когда думаете о работе; это лишь частичное пробуждение и очень небольшое, очень редкое. Вы не отличаетесь от других людей. Вы точно так же спите. Только это покажет вам путь — именно осознание этого, когда это осознание станет сильнее.
В. Иногда, когда, как мне кажется, я бываю немного ближе к осознанию сна, это оставляет меня совершенно равнодушным; лишь ощущение тяжести и вязкости.
О. Да, это и есть осознание, но не совсем в правильном месте. Чем глубже будет это осознание, тем больше вы будете чувствовать.
В. В какие-то моменты я чувствую, что вещи имеют гораздо большую ценность, чем это обычно кажется. Есть ли какой-то способ использовать память об этих моментах, чтобы вернуть это чувство?
О. Только само-воспоминание; это единственное оружие, которое у нас есть, единственное средство. Если мы стараемся помнить себя, если нам это удается, мы немедленно начинаем видеть новое и понимать новое — это значит, мы становимся более пробужденными. А что может усилить это? Только осознание того, что мы спим, что мы так редко бываем сознательны в течение дня. Если вечером вы вспомните ваш день, вы сможете увидеть, что все случилось, и не было ни одного момента, когда вы смотрели со стороны и наблюдали, как вещи случаются — вы всегда были в самом центре. И так могут проходить дни и недели, поэтому — чего можно ожидать? Единственный способ изменить вещи — это стать более пробужденным; другого средства нет.
Система хороша во многих отношениях, но она дает слишком много идей и люди отождествляются с этими идеями и засыпают в этих идеях, и все время говорят то об одном, то о другом. Необходимо сконцентрироваться на одном факте — сон и бодрствование, и возможность пробуждения. Если вы подумаете только об этом, поймете и почувствуете это, тогда может появиться какая-то возможность. Пока вы не придете к этому осознанию, нет никакой возможности. Вы можете говорить об этой системе точно так же, как вы говорите обо всем другом, и это будет все.

ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ С РАЗОЧАРОВАНИЕМ. 17 ЯНВАРЯ 1940

В. В последнее время я чувствую все большую неудовлетворенность собой и недостаток результатов от моих усилий. Сможет ли г.У. что-то сделать, чтобы помочь мне индивидуально пробудиться, и что для этого нужно?
О. Я ничего не могу сделать. Я делаю все, что возможно в данных обстоятельствах и положении. Вы должны делать больше, и прежде всего вы не должны позволять себе отождествиться с этими негативными чувствами и разочарованием, и прочим в этом роде. Это одна из наихудших возможных вещей.
В. Как можно это остановить?
О. Подумайте о чем-нибудь радостном. В системе есть много всего. Вы можете взять любую тему и сравнить ваши собственные личные вопросы, как вы думали раньше и как вы думаете теперь, и вы увидите, что приобретаете одно, другое, третье.
Это поможет вам бороться.

ОТНОШЕНИЯ. 3 ФЕВРАЛЯ 1938

В. Иметь определенное отношение к чему-то — это то же, что и отождествление?
О. Нет. Отношение означает точку зрения. Вы можете иметь определенную точку зрения на вещи, не будучи отождествлены.

 

Глава 5. БЫТИЕ, ЗНАНИЕ И ВЛИЯНИЯ

ВНИМАНИЕ-ПРОБУЖДЕНИЕ-ВЛИЯНИЯ. 30 МАЯ 1935

В. Как можно осознать свою нереальность, если не видишь реального себя, с которым можно было бы сравнить?
О. Нет, этого мы не можем сделать. Мы можем увидеть это, когда стараемся что-то изменить. Конечно, многие вещи были бы гораздо легче, если бы мы могли экспериментировать со следующими стадиями. Но мы этого не можем. Даже в нашем нынешнем состоянии есть много степеней. Сравнивая их, мы можем понять возможность высших и низших степеней. Внимание означает различные части центров. В некоторых частях мы не можем иметь внимания, в некоторых мы не можем быть без внимания. Это материал для наблюдения.
В. Когда мы управляем вниманием, это начало истинного «я»?
О. Нет, но это подготовка материала для него.

Иногда появляются вопросы, на которые вы должны быть в состоянии ответить сами. Например, о помощи людям. Постарайтесь спросить себя, как можно помочь другим? В каком смысле? Предположим, вы думаете, что самое важное — это пробудиться. Как вы можете пробудить людей, которые не хотят пробудиться? Как вы ни стараетесь, ничего не произойдет. Во-первых, они должны желать пробудиться. Люди не могут быть пробуждены насильно, против собственного желания. Это одна из самых важных идей эзотеризма. Это именно тот пункт, где человек имеет свободный выбор, иначе, если бы человека можно было пробудить искусственно, в пробуждении не было бы никакой ценности. Природа этих вещей такова, что они не могут быть даны, они должны быть развиты. Некоторые вещи могут быть даны, некоторые нет. Они должны быть развиты только собственными усилиями. По самой природе этих вещей у человека может быть только своя собственная воля, и они могут расти только из его собственных усилий. Природа может создать художника, но не картины. То же самое и здесь.
В. Как возникает желание пробудиться?
О. Человек в механической жизни находится под различными видами влияний. Большая их часть создана в самой жизни, другие созданы во внутреннем круге и брошены в жизнь. Люди живут под двумя этими видами влияний. Среди обычных влияний человек находит идеи, идущие из другого источника, но имеющие ту же форму, что и другие влияния, и внешне от них не отличающиеся. Это зависит от самого человека, различает ли он эти два вида влияний, или нет. Если да, то эти влияния второго вида аккумулируются в нем и образуют магнитный центр. Этот центр — в том смысле, что там эти влияния собраны вместе и действуют вместе определенным образом — изменяет его, оказывает на него определенное влияние. Так возникает интерес к этим идеям. С помощью магнитного центра человек может различить другой вид влияния, влияние С. ( Влияния А созданы самой жизнью, влияния В — те, что созданы во внутреннем круге и затем брошены в жизнь.) Если у человека нет магнитного центра, или он очень слабый, или если у него два или три магнитных центра, то он не сможет распознать влияние С. Что такое влияние С? Это влияния, которые сознательны не только в своем источнике, но и в своем действии, школьные влияния.
В. Как можно иметь несколько магнитных центров?
О. Я знал человека, у которого было двенадцать.
В. Что значит образование магнитного центра?
О. Эти влияния начинают собираться в одно целое. У них другая плотность, чем у влияний А. Они притягиваются друг к другу.
В. Что значит иметь двенадцать магнитных центров?
О. Когда люди верят слишком многим различным теориям.
В. Лучше иметь один магнитный центр?
О. Только один имеет какую-то ценность. Два уже означает непостоянство… Если есть больше, чем один, то это [? дьявол].
В. Может ли хороший магнитный центр обмануться?
О. Можно считать его хорошим и в то же время удовлетворяться ложными влияниями.
В. Ложное С — это случайность?
О. Все случайность. Это зависит от магнитного центра, распознает его человек или нет. Это не может быть судьбой, это не может быть волей. Поэтому встреча с влиянием С это либо случай, либо причина и следствие.
В. Магнитный центр — это тоже случайность?
О. Не совсем. Это соединение многих причин.
В. Если поступать в соответствии с влиянием С, будет ли эмоциональный центр работать с Н12?
О. Не сразу. Необходимо иметь это топливо в достаточном количестве. Наш эмоциональный центр работает на Н24, потому что у нас нет Н12. Мы не можем иметь его очень много, потому что он очень дорог, и когда он у нас бывает, мы немедленно тратим его на негативные эмоции.
В. Влияния воздействуют только на личность?
О. Личность смешана с сущностью.

ВЛИЯНИЕ С И МАГНИТНЫЙ ЦЕНТР; ЧЕТЫРЕ ПУТИ И ОБЪЕКТИВНЫЙ ПУТЬ; БЫТИЕ И ЗНАНИЕ.
12 СЕНТЯБРЯ 1935

В. Мне кажется, было сказано, что магнитный центр свободен от закона случая?
О. Я никогда не говорил, что магнитный центр свободен от закона случая. Я сказал, что если человек с магнитным центром встречается с влиянием С, то в точке их соприкосновения (в магнитном центре) он становится свободен. Во всех остальных сторонах его жизни он остается тем же, что и раньше, во власти закона случая. Но влияние С сознательно и оно попадает на магнитный центр. То есть именно в этом смысле он свободен от закона случая.
В. Действует ли магнитный центр только по отношению к школам?
О. Да, это так на Четвертом Пути. На религиозном пути необходим другой вид магнитного центра. Магнитный центр, который приводит человека в школу йоги или в монастырь, отличен от магнитного центра, который приводит вас хотя бы в одну из групп, ведущих к Четвертому Пути. Человек с религиозным магнитным центром не смог бы здесь работать, у него не было бы достаточно инициативы. На религиозном пути необходимо подчиняться. На этом же пути необходимо иметь более широкий взгляд, необходимо понимать. В школах йоги и на религиозном пути можно долгое время обходиться без понимания, просто делать, что сказано. Здесь же результат пропорционален пониманию. Факиру магнитный центр вообще не нужен. Он может стать факиром случайно; он начинает инстинктивно имитировать, и со временем это делает его факиром. Здесь нет ни эмоции, ни интеллекта.
В. И результат всегда заметен?
О. Конечно. Если результат это сознание, то как он может быть бессознательным?
В. Я имел в виду меньшие результаты.
О. Меньшие результаты — меньшее сознание. Это могут быть вначале только вспышки, затем более долгие периоды сознания. Все другие вещи приходят через это.
В. Разве не дается сознание всем опытом жизни?
О. Как правило, нет. Мы видим, что обычно люди в жизни теряют сознание; в молодости у них бывают вспышки сознания, но потом они теряют их. Есть исключения, но мы говорим о правилах. Исключения очень редки.
В. Большее понимание системы означает использование высшей части интеллектуального центра?
О. Высших частей всех центров. Нельзя понять систему механическими или эмоциональными частями.
Я хочу дать вам правильный способ мышления об опыте жизни. Есть три традиционных пути, и есть Четвертый Путь, который может иметь много форм. Данная система принадлежит Четвертому Пути. Эти четыре пути называются субъективными путями. Возьмите это просто как название. Эти пути призваны производить определенные результаты. Но те же самые вещи можно получить без всяких путей, просто в жизни. Это называется объективным путем. Возможности, приобретаемые на субъективных путях, могут быть получены и без этих путей. Но это очень редко и требует долгого времени. Субъективные пути это укороченные пути. Теоретически можно получить все объективным путем, но на практике жизнь слишком коротка для этого. Есть люди, которые приобретаеют стабильное бытие на объективном пути. Но мы ищем коротких путей, возможностей делать что-то сознательно, а не только ждать.
В. Например, музыка — очень много можно получить через музыку.
О. Это только одна линия, она не затрагивает общее бытие. Это было бы очень одностороннее развитие. Мы говорим об изменении бытия только когда оно затрагивает все стороны. Допустим, с помощью музыки можно развить одну сторону. Но музыка, искусство — это не развите. Это только способность использовать некую часть. Великие художники могут быть незначительными людьми.
В. Есть ли какое-то отношение между бытием и знанием?
О. Очень важное отношение; они тесно связаны. При определенном состоянии бытия возможно только определенное знание. Если вы хотите знать больше, вы должны изменить бытие. Что означает ваше нынешнее состояние бытия? Прежде всего, это ваше состояние сознания — долгие периоды сна с несколькими проблесками другого состояния. Отсутсвие единства, полная подвластность негативным эмоциям, и так далее. В этом состоянии сознания можно иметь огромное количество знания, которое не способно изменить бытие, и очень малое количество знания, которое может. На многие вопросы, которые вы задаете сами себе, в вашем нынешнем состоянии невозможно ответить. Если мы хотим ответить на большие вопросы не только теоретически, мы должны изменить свое бытие. Тогда, может быть , мы будем знать. Но совершенно определенно, что сейчас мы знать не можем. Когда знание и бытие слишком различны, это приводит к очень плохим результатам. Если можно было бы развить бытие без знания, это было бы бесполезно. Или если какой-то удачей или хитростью приобрести больше знания без изменения бытия, это было бы тоже бесполезно, так как мы не смогли бы его использовать.
В. Вы говорите, что по какой-то счастливой случайности можно приобрести знание, которое выше нашего бытия, и наоборот. Может ли это помочь, если это происходит уже после того, как человек начал работать в школе?
О. Если человек все знает, он уже не придет в школу. Нет, я имел в виду другое. Я сказал, что можно изменить бытие без школы, но это происходит очень редко. Но я могу сказать, что если человек приобретает бытие или знание, так сказать, незаслуженно, оно, как правило, неполное и хуже чем ничего, за исключением очень редких случаев на объективном пути. Но обычно для этого требуется триста лет. Это случается так редко, что нет смысла об этом говорить. Некоторые примеры ложных путей будут объяснены позже, потому что понимая ложные пути мы можем лучше понять истинный. Например, можно делать усилия только из страха. Монах, боясь дьявола, может создать бытие. Но это не истинное бытие, потому что основано на негативной эмоции.
В. Разве не все усилия основаны на страхе?
О. Нет, тогда это неправильное усилие. Правильное усилие основано на понимании, не на страхе. Если дом горит, и вы убегаете, то это не от страха.
В. Тот, кто узнал истину, показался бы другим сумасшедшим.
О. Было бы очень глупо с его стороны говорить об истине с каждым, с людьми, которые не хотят знать истину. Почему нужно думать, что человек, узнавший истину, будет таким идиотом?
В. Я думал о Мистериях. Религия позволяет иметь определенные убеждения…
О. Убеждения это не знание. В нашем состоянии мы можем иметь убеждения, но мы не можем знать. Почему? Мы не понимаем ограничений нашего состояния сознания. Может быть, даже в более высоком состоянии мы не будем знать — мы не можем быть уверены — но есть возможность. Если мы идем ниже, мы видим, что во сне мы знаем меньше, чем в состоянии спящего бодрствования. Так что знание пропорционально состоянию пробужденности.

СНАТАКА-БРОДЯГА-ЛУНАТИК-ХАСНАМУС

О. Правильные вопросы — это прежде всего о бытии, о том, как изменить бытие, как найти слабые стороны нашего бытия и как найти способы борьбы с ними…
В этой связи интересно, и я хотел бы поговорить с вами об этом, деление людей с точки зрения возможности изменения их бытия. Такое деление существует.
Коротко это можно выразить так: по отношению к возможности развития, возможности школьной работы, люди разделяются на четыре категории, и это деление совершенно отлично от всех других делений. Кроме того, принадлежность к одной, другой или третьей категории не является постоянной; это может быть изменено в обычных условиях — то есть человек может быть в одной категории и думать при этом, что он в другой. Во всем этом очень много воображения, и в обычной жизни человек не знает на самом деле и не учитывает эти категории. Но в то же время нужно понять, что к работе можно прийти только из одной категории, а не из другой или третьей. Четвертая категория исключает все возможности. Это деление означает только одно — говоря в общем — что не все люди находятся в одном и том же положении по отношению к возможности работы. Есть люди, для которых возможность изменения их бытия существует; есть много людей, для которых это практически невозможно, потому что они привели свое бытие в такое состояние, что у них для этого нет одной стартовой точки; и есть люди, которые уже различными средствами, различными методами разрушили возможность изменения своего бытия.
Поэтому, хотя люди могут родиться, так сказать, с равными правами, они очень легко теряют эти права.
В индийской и буддийской литературе есть очень хорошее определение человеческого типа или типа жизни, который может вести к изменению бытия. К сожалению, очень трудно перевести это слово. Это слово «снатака» или домохозяин. Домохозяин означает человека, который живет обычной жизнью. Такой человек может иметь сомнения в общепринятых ценностях; он может мечтать о возможностях развития; он может через некоторое время прийти к школе — либо в конце жизни, либо в ее начале, он может найти себя в школе и может работать в школе. Это первая категория.
Две другие категории людей названы «бродяга» и «лунатик». Но «бродяга» не обязательно означает бедного человека, он может быть богатым, и в то же время бродягой в своем отношении к жизни. «Лунатик» не означает умалишенный в обычном смысле, это может быть государственный деятель, профессор, и т.д.
Эти две категории не будут заинтересованы в школе. Бродяги — потому что они не ценят ничего вообще, лунатики — потому что у них ложные ценности. Поэтому они никогда не придут в школу.
Прежде всего необходимо понимать эти три категории с точки зрения возможности изменения бытия. Когда вы поймете эти три категории и увидите их на своем собственном опыте, среди ваших знакомых, в жизни, в литературе и т.д., когда вы найдете примеры и будете понимать их, тогда вы сможете понять и четвертую категорию людей, которых я называю «вакуумы», которые разрушили в самих себе, различными способами, все возможности развития. В обычных условиях, в обычной жизни, в обычные времена это просто преступники или обычные сумасшедшие — не больше. Но в определенные периоды истории — например, в такие времена, как сейчас — такие люди очень часто играют ведущие роли; они могут стать очень важными людьми. Но нам нужно пока оставить их и сосредоточиться на первых трех категориях.
В. Эта возможность роста бытия связана с готовностью подчиняться определенным законам и принципам?
О. Не обязательно. Это так на пути монаха, например. Там вы должны начинать с подчинения. Но есть другие пути, которые начинаются не с подчинения, но с изучения и понимания. Общим законам вы не можете не подчиняться, они заставляют вас подчиняться. Вы можете освободиться от некоторых из них только вместе с ростом своего бытия, никаким иным путем.
В. Следует ли из этого, что люди, которые имеют какую-то, пусть самую небольшую, связь со школой, принадлежат к тем, кто может изменить бытие?
О. Конечно, если они заинтересованы в школе и искренни в своем отношении к школе, это показывает, что они принадлежат к тем, кто может. Но видите ли, в каждом из нас есть черты бродяги и лунатика. Это не значит, что если мы связаны со школой, то мы уже свободны от этих черт. Они играют в нас определенную роль, и в изучении своего бытия мы должны распознавать их и знать, каким образом они мешают нашей работе, и должны бороться с ними. Это невозможно без школы. Как я уже сказал, бродяги могут быть не только богатыми людьми, они могут занимать высокое положение в жизни, и вместе с тем оставаться бродягами. Лунатики могут быть очень образованными людьми и играть видную роль в обществе, и в то же время быть лунатиками. Если понимать бродягу или лунатика только буквально, это неполное понимание.
В. Является ли одной из черт лунатика то, что он желает определенных вещей вне пропорции к другим вещам, так что все в целом вредит ему?
О. «Лунатик» означает иметь ложные ценности. У лунатика нет правильного различения ценностей. Лунатик всегда в погоне за ложными ценностями. Он всегда форматорен. Форматорное мышление всегда ущербно, а лунатики особенно преданны форматорному мышлению: это их главное пристрастие в той или иной форме. Есть много разных способов быть форматорным. Например, я дал пример форматорного мышления полчаса назад. Я сказал, что некоторые считают, что можно обойтись без войн, потому что все споры и разногласия можно разрешить конференциями, переговорами, и тому подобным. Если это сформулировать таким образом и не добавить, что переговоры возможны только в определенные периоды, отнюдь не всегда — то есть если думать, что это всегда возможно, то это форматорно и совершенно ложно. Это возможно не всегда. Истинный принцип можно сделать ложным, сделав его абсолютным; а форматорное мышление делает все абсолютным.
В. Я никогда раньше не думал об этих попытках найти лунатика или бродягу в самом себе. Является ли характеристикой бродяги некий особый вид безответственности, готовность выбросить за борт все что угодно?
О. Совершенно верно. Иногда это может принимать очень поэтичные формы. «В мире нет никаких ценностей» — «Ничто ничего не стоит» — «Все относительно» — это самые излюбленные фразы.
В. Тогда, мне кажется, правила, которые у нас есть в этой работе, дадут нам особые возможности увидеть бродягу.
О. Да, некоторые из них. Но на самом деле бродяга не так опасен. Лунатик опаснее — ложные ценности и форматорное мышление.
В. Чем определяется то, к какой категории принадлежит человек?
О. Определенное отношение к жизни, определенные возможности, которые он имеет. Это все. Это так для всех трех категорий. Четвертая категория — отдельная от остальных.
Об этой четвертой категории я дам вам лишь несколько определений, с которых мы сможем начать позже. В системе эта категория имеет особое название, состоящее из двух турецких слов. Это «Хас-Намус». Одна из основных черт «Хас-Намуса» в том, что он никогда не колеблется, ради одних своих собственных амбиций, пожертвовать человеческими жизнями или создать огромное количество страдания. Как делается «Хас-Намус» — это другой вопрос. Это начинается с форматорного мышления, с бытия бродягой и лунатиком одновременно.
В. Поэтому любое изменение бытия в этой четвертой категории невозможно?
О. Да, потому что такой человек уже стал вакуумом. Другое определение — это то, что он кристаллизован в неправильных водородах. Категория «Хас-Намус» не может интересовать вас практически, так как вы не имеете с ними ничего общего; но вы можете наблюдать результаты их существования и деятельности. Но это особая вещь, и на этот счет мы будем говорить отдельно.
Для нас важно понимать вторую и третью категории, потому что мы можем найти их свойства в самих себе, особенно третьей категории. Чтобы бороться со второй, конечно, необходима школьная дициплина, и вообще внутренняя дисциплина; человек должен воспитать в себе дисциплину, потому что в бродяге нет дисциплины. В третьей категории может быть очень много дисциплины, только в неправильном смысле — все форматорно. Поэтому борьба с форматорным мышлением — это борьба с лунатичностью в самом себе, а создание дисциплины и само-дисциплины — это борьба против бродяги в самом себе.
Что касается черт человека в первой категории — прежде всего это практический человек; он не форматорен; у него должно быть определенное количество дисциплины, иначе он не был бы тем, что он есть. Поэтому практическое мышление и само-дисциплина — это характеристики первой категории. Такой человек имеет этих качеств достаточно для обычной жизни, но не достаточно для работы, поэтому в работе эти две характеристики должны развиваться и расти.
В. Обладает ли каждый возможностями этого первого человека?
О. Не каждый. Я сказал уже, что есть люди, которые потеряли способность практического мышления или способность развития. Тогда они полностью принадлежат ко второй или третьей категории — смотря по тому, что именно они утратили.
В. Вы имеете в виду с рождения?
О. Этого мы не знаем. Мы не можем говорить об этом. Мы говорим только о результатах. Мы знаем, что в работе человек должет иметь способность практического мышления и практическое отношение, и человек должен иметь достаточно дисциплины, чтобы принять школьную дисциплину.
В. Что вы подразумеваете под практическим мышлением?
О. Только то, что называется практическим мышлением в обычной жизни, а именно способность оценивать вещи в различных обстоятельствах; ничто другое. Эту самую способность он может применить к идеям работы, школьным принципам, правилам, всему.
В. Кажется, что люди в категории лунатик или бродяга дальше от способности ценить истину, чем домохозяин?
О. Этому нет гарантии. Различны только их потенциальные возможности, но не реальное состояние. По своему реальному состоянию люди могут быть на одном и том же уровне по отношению к истине, но их потенциальные возможности различны. Как и во многих других вещах, люди здесь не различаются в своих проявлениях; они не отличаются друг от друга среди обычных людей. Но их возможности различны. Один может стать другим, а другой нет; один может измениться, только если произойдет чудо, другой может измениться своим собственным усилием и с определенной помощью. Есть различные возможности.
В. Вы сказали, что у нас у всех есть части бродяги, лунатика и домохозяина…?
О. Старайтесь не думать об этом в этих терминах. Найдите свои собственные слова — что подразумевается под «домохозяином», что под «бродягой», и что под «лунатиком». Старайтесь понять это, не используя эти слова. Эти слова не описание, это только намек на определенные возможности.
В. Если человек не имеет само-дисциплины — это описание?
О. Не описание — лишь одна из черт. Прежде всего бродяга не имеет ценностей; для него все одинаково; добро и зло для него не существуют; и из-за этого, или в связи с этим, у него нет дисциплины. У лунатика ложные ценности; он ценит то, что не имеет ценности, и не ценит то, что имеет ценность. Это главные характеристики, не описание. Домохозяин имеет по крайней мере хоть какие-то ценности, с которых он может начать — некое практическое отношение к вещам. Он знает, что если он хочет есть, он должен работать.
В. Относительно этой четвертой категории человека, который разрушил всю возможность развития, — происходит ли это вследствие некой формы необычайно большого эгоизма?
О. Да, в большинстве случаев. Но на самом деле это не имеет для нас практического значения. Полезно знать об этой категории, потому что эти люди играют большую роль в жизни. Но они уже существуют; здесь мы не можем ничего сделать, ни как-то помешать им.
Мы должны думать о нас самих, о наших отношениях к вещам, и прежде всего о нашем понимании. Потому что если мы понимаем, это уже лучше; мы легче принимаем их, и знаем их путь.
В. Каково значение идеи, представленной этими тремя словами: бродяга, лунатик, домохозяин?
О. С точки зрения возможности изменения бытия, люди могут быть разделены на эти три категории: те, кто имеет ценности и практическое отношение к вещам, те, кто не имеет ценностей и практического отношения к вещам, и те, кто имеет ложные ценности. Это важно, потому что в каждом из нас, даже если мы найдем в себе какое-то практическое отношение и какие-то ценности, значительная часть не имеет ценностей или имеет ложные ценности.
В. Что может помочь нам лучше различать?
О. Отделяйте в себе сознательное от механического, и вы увидите, как мало сознательного, как редко оно работает, и как сильно механическое — механические отношения, механические намерения, механические желания, и так далее.

15 НОЯБРЯ 1945

В. Как бы вы охарактеризовали зло, делаемое Хас-Намусом? Это несознательное зло?
О. Это слишком сложно. Вы не можете начинать таким образом. Это некий род извращенной школы. Это очень редко…хотя, конечно, это растет. Хас-Намус создается разрушением совести. В нас она спит. Но убийство ее — это начало создания Хас-Намуса.
В. Если зло не сила, то что это?
О. Это не правильный вопрос. Вы можете сказать «Что это?», но если вы говорите «Если это не сила, то что это?», то это невозможный вопрос. Но зло может идти только из наших несознательных действий. Поэтому можно сказать, что сознательного зла не существует.

ЦЕНТР ТЯЖЕСТИ. 7 ИЮЛЯ 1942

У. Давайте поговорим о том, что значит создать луну в себе. Это нельзя сформулировать в одной фразе, потому что это символическое выражение. Символы в форме диаграмм или символических высказываний используются для совершенно определенных целей. Символ выражает множество идей сразу. Если бы он означал только одну идею, то ответ был бы очень прост. Но символ используется для того, чтобы избежать долгих описаний и вложить много идей в одно высказывание.
Как расшифровать диаграмму или символическое высказывание? Чтобы расшифровать символ, необходимо знать порядок идей в нем. Например, когда мы говорим об эннеаграмме, мы узнаем, что это общий план каждого космоса. Затем нам говорят, что она показывает отношение Закона Трех и Закона Семи. Затем мы узнаем, что отношение одного космоса к другому — это отношение нуля к бесконечности. Чтобы ответить на один из этих вопросов, мы должны сперва ответить на вопрос, который ему предшествует. То есть мы должны знать порядок вопросов.
Теперь, если мы спросим, что означает создать луну в себе: первое, что такое луна? Что есть функция луны по отношению к человеку, к отдельному человеку? Что произойдет, если эта функция луны исчезнет? Будет ли это полезно или наоборот? Мы знаем, например, что луна управляет всеми нашими движениями. Если луна исчезнет, мы не сможем делать никаких движений — мы упадем как марионетки с отрезанными нитями.
Нам нужно понять, что все это относится к бытию. Что характеризует наше бытие? Главная черта нашего бытия — это то, что мы множество, не одни. Если мы хотим работать над нашим бытием, сделать его более соответствующим нашей цели, мы должны стараться стать одними. Но это очень далекая цель. Что означает стать одним? Первый шаг — который также еще очень далек — это создание постоянного центра тяжести. Это то, что означает создать луну в себе. Луна — это постоянный центр тяжести в нашей физической жизни. Если мы создадим центр тяжести в нас самих, то нам не нужна луна.
Но прежде всего мы должны решить, что означает отсутствие постоянного «я». Мы найдем много характеристик, о которых мы уже говорили. Но их нужно найти в себе самим с помощью наблюдения. Затем должна начаться борьба против того, что мешает нам стать одним. Мы должны бороться с (1) Воображением, (2) Негативными Эмоциями, (3) Своеволием. Чтобы эта борьба была успешной, мы должны понять, что самый худший вид воображения, с точки зрения приобретения центра тяжести, это вера в то, что человек может делать все сам. После этого, нужно найти негативные эмоции, которые мешают нам делать то, что нам сказано в связи с системой. Потому что необходимо понять, что своеволие можно сломать только деланием того, что сказано. Оно не может быть сломано тем, что человек решает делать сам, потому что это будет все то же своеволие.
Что такое своеволие? Своеволие это своеволие. Это слово из словаря. Но своеволие это всегда борьба против другой воли. Своеволие не может проявляться без противопоставления себя другой воле.
Я повторю еще раз. Работа над бытием — это всегда борьба, — против того, что вам нравится делать, или того, что вам не нравится делать. Скажем, вам нравится кататься на коньках, а вам сказали вспоминать себя. Тогда вы должны бороться против катания на коньках. Что может быть невиннее катания на коньках? Но вы должны бороться против него, и тому подобных вещей. Каждый день и каждый час есть вещи, которые мы не можем делать, но есть и вещи, которые мы можем делать. Поэтому мы должны смотреть на наш день, и видеть, что мы можем делать, но не делаем. Не может быть такого правила «Ты должен помнить себя». Если бы оно было, вы имели бы право сказать — «я не могу», (хотя, если бы вы сказали, это значило бы, что вы не хотите, или хотите недостаточно). Но если вам сказано что-то делать или чего-то не делать… скажем, вам сказано посещать как можно больше встреч. Тогда вы пропускаете одну лекцию, вторую, третью. Это значит, вы ничего не хотите, вы не хотите работать.
У вас достаточно знания. Теперь необходимо продвинуться в работе над бытием. Мы всегда избегаем того, что нам сказано делать, или что советуется. Мы теряем эти вещи. Подумайте о своеволии. Против своеволия можно работать только деланием того, что сказано.
В. Но если указания исходят от самого себя?
О. Я говорю о только о моих указаниях.
В. Что вы сказали нам не делать?
О. Это должно быть в вашей памяти.
В. Но разве не должны мы сами сперва решить работать, приходить сюда, например?
О. Вполне. Но также необходимо понять, что самое худшее воображение — это думать, что вы можете решать, что делать.
В. Прав ли я в понимании, что если человек хочет добиться успеха в этой системе, то все остальное в жизни должно быть второстепенным по отношению к этому?
О. Уберите «если» из вашего вопроса, и вы увидите, что его не существует.
В. Это был бы постоянный центр тяжести, не так ли?
О. О постоянном центре тяжести я сказал, что он еще очень далек. В Санкт-Петербурге давался пример человека, имеющего цель прийти в какое-то определенное место. Но на пути к этому месту он может найти другие места и там задержаться. Он также может двигаться в неверном направлении, и в этом случае каждая новая цель будет уводить его дальше от его первоначальной цели.
В. Не могли бы вы повторить снова вторую вещь о негативных эмоциях?
О. Вы должны найти негативные эмоции, которые мешают вам слышать то, что вам сказано и следовать этому. Вам не нравился в тот день или я, или кто-то другой, или погода. И тогда вы чувствуете себя оправданным в ничегонеделании.
В. Не могли бы вы повторить о своеволии?
О. Старайтесь видеть, как много вещей вы не делаете за день, которые вы могли бы сделать; вещи, в неделании которых вы себя оправдываете.
В. И затем, когда мы увидели их, что с ними делать?
О. Просто делайте — все, что вы слышали. Что еще?
В. Какова цель борьбы с своеволием?
О. Вы помните, с чего мы начали. Цель была создать центр тяжести, создать луну в себе. Мы не можем сделать это с помощью своеволия.
В. Может быть, это луна сбивает нас с пути.
О. Луна — это другое. Она помогает нам делать любые движения, без различия. Если у нас есть постояный центр тяжести, она будет помогать нам делать только определенные движения.
В. Как можно найти «я», мешающие делать то, что сказано делать?
О. В первый раз, когда вы видите, что не сделали того, что вам указывалось, постарайтесь найти причину. И во второй раз — найдите другую причину, и так далее.
В. Не является ли причиной в большинстве случаев инерция и умственная лень?
О. Это только слова. Возможно, если вы посмотрите лучше, или возьмете бинокль, вы увидите что-то другое.
В. Является ли своеволие выражением «я», доминирующего в данный момент?
О. Да, в один момент это выражение одного «я», в другой момент — другого.
В. Что еще можно считать нашим воображением?
О. Многие вещи. Наблюдайте. Например, кто-то может воображать, что работает.
В. Нашей работе препятствует прежде всего недостаток энергии для совершения усилия?
О. Воображение. У нас всегда достаточно энергии, чтобы что-то делать. Возьмите один день, и постарайтесь увидеть все вещи, которые вы могли бы сделать, но даже не попытались.
В. Взять один день и изучать свое воображение, негативные эмоции и своеволие — будет ли это работой?
О. Нет, нет. Это не работа — работа включает в себя все, связанной с системой. Избегание чего-то, увиливание — это преступление.
В. Может ли человек, вместо того, чтобы избавиться от некоторых своих сильных «я», использовать их для работы над своей реальной целью?
О. Я сказал, что человек не много может делать сам. Если ему сказали это делать, тогда это правильно. Но если он придумал это сам, это скорее всего уловка своеволия.
В. Зачем нам дано своеволие?
О. Откуда вы знаете, что оно дано? Я думаю, мы выдумали его сами.
В. Как мы можем определить, что мы можем делать, и чего не можем?
О. Попытавшись сделать это. И затем мы, может быть, скажем: «Как странно, я никогда не думал, что я это могу».
В. Если луна управляет всеми нашими движения, то она является одной из причин нашей механичности?
О. Нет, луна не делает нас механичными. Луна управляет нашими движениями, потому что мы механичны.
В. Что бы вы назвали противоположностью постоянного центра тяжести?
О. Отсутствие постоянного центра тяжести. Что есть противоположность человека в шляпе? Человек без шляпы. Ничто другое.
В. Значит у нас теперь нет центра тяжести?
О. У всех сумасшедших есть центр тяжести. Один думает, что он Наполеон, это центр тяжести. Другой думает, что он Магомет — центр тяжести. Третий, что он Бог — центр тяжести.
В. У обычных людей его нет?
О. Нет, обычный человек в один момент думает, что он Наполеон, в другой — что Магомет, в третий — Бог. Центра тяжести нет.
В. И только с помощью школьной работы человек может приобрести центр тяжести?
О. Постарайтесь сделать это без школьной работы. Вы можете прийти к школьной работе, только если испробовали все остальное и нашли, что ничего не можете делать. Тогда мы сможем говорить.
В. Насколько буквально утверждение, что луна управляет всеми нашими движениями?
О. Проверьте.
В. Совершение усилия вы называете борьбой — как усилие приходить сюда каждый вечер. Но если человек не замечает в себе никакой борьбы?
О. Значит, это случается. С нами могут происходить четыре вида событий — случай, причина и следствие, судьба и воля. Борьба должна быть волей, намерением. И вы должны осознавать свое намерение. Вы не можете делать усилие и не осознавать его. Волей было бы, если бы вы чего-то захотели, решили, действовали и достигли бы того, что хотели. Это то, что важно.
В. Мне кажется, я слышал, что было сказано, что если человек изучает группы «я», он поймет, как группы «я» помогают друг другу.
О. Что важно в этом случае, это волевое действие. Вначале нам было сказно только о трех вещах — воля, судьба и случай. Затем мы пришли к выводу, что должен быть четвертый класс, соответствующий Карме. Но это слово получило много ошибочных ассоциаций через теософию. Поэтому мы использовали «причину и следствие», то есть имеющие значение только в этой жизни и относящиеся только к нам. Потому что с определенной точки зрения весь мир основан на причине и следствии.
В. Среди этих четырех категорий воля используется не очень часто, не так ли?
О. Волю необходимо использовать. Мы никогда не готовы к работе, но тем не менее мы должны работать. Если мы готовы, тогда нам дается другая работа, к которой мы не готовы.
В. Это относится к человеку № 5.
О. Волю человека №5 мы имеем прежде всего в форме школьных идей. Эти идеи не могут идти от обычных людей как мы сами.

БЫТИЕ И ЗНАНИЕ

В. Мне хотелось бы узнать поточнее, что подразумевается под бытием. Как я понял, это нечто более постоянное — противоположность некому изменчивому собранию «я».
О. Не нужно это так усложнять. Весь вы — и есть ваше бытие. Знание отдельно от этого. Вы можете отдельно представить себе все, что вы знаете, но все, что вы есть — это ваше бытие. В этом разделении вы состоите из двух вещей: что вы знаете и что вы есть. Что вы есть — это ваше бытие, что вы знаете — ваше знание.
С точки зрения развития идея состоит в том, что одной работы над знанием без работы над бытием недостаточно. Вы должны не только приобрести определенное знание, но вы также должны научиться работать над своим бытием и изменять свое бытие. Знание ограничивается бытием. В том состоянии, в котором вы находитесь, если вы получите больше знания, вы не сможете его использовать, понять его, связать его с остальным знанием. Одного развития знания недостаточно, потому что в определенный момент оно остановится, и вместо того, чтобы вести вас вперед, будет вести назад, потому что если за вашим усвоением знания не следует изменение бытия, то все ваше знание будет искажено.
В. Какую роль играет бытие в приобретении знания?
О. Бытие — это ваше состояние. В одном состоянии вы можете приобрести определенное знание, но если развивается другое состояние, вы можете приобрести больше знания. Если вы разделены на разные «я», противоречащие друг другу, то очень трудно приобрести знание, потому что каждая часть будет приобретать его для себя и понимать по своему, поэтому у вас будет не много понимания. Если вы станете одним, тогда, конечно, легче приобрести знание, и помнить его, и понимать. Бытие означает состояние, условия внутри вас, все вместе, не отдельно.
В. Разве наше бытие не растет вместе с знанием?
О. Нет, бытие не может расти само по себе. Знание, даже очень хорошее знание, не может вызвать рост бытия. Вы должны работать над знанием и над бытием отдельно, иначе вы перестанете понимать знание, которое приобретаете.
Говоря в общем, мы больше знаем о нашем знании, чем о нашем бытии. Мы знаем, как мало мы знаем о самих себе; мы знаем, что в каждый момент мы можем ошибаться в чем угодно; мы знаем, что не можем ничего предвидеть, что мы не можем понимать людей, понимать все вокруг. Мы знаем все это, и понимаем, что это все результат нашего недостаточного знания. Но при этом, хотя в обычном мышлении мы понимаем разницу между объектами, мы не понимаем разницы между бытием людей. Полезно взять листок бумаги и написать на нем все, что составляет наше бытие. Тогда вы увидите, что оно не может расти само по себе. Например, одна черта нашего бытия — что мы машины; другая — что мы живем только в одной малой части нашей машины; третья — та множественность, о которой говорилось в первой лекции. Мы говорим «я», но это «я» различно в каждый момент. В один момент я говорю «я» и это одно «я», через пять минут я говорю «я» и это другое «я». Так что у нас много «я», и все на одном уровне, и нет ни одного контролирующего «я». Это состояние нашего бытия. Мы никогда не едины, и никогда одни и те же. Если вы запишете все эти черты, то увидите, в чем состояло бы изменение бытия, и что можно изменить. В каждой отдельной черте есть что-то, что может быть изменено, и небольшое изменение в одной черте означает также изменение в другой.
Бытие — это то, что вы есть. Чем больше вы знаете себя, тем больше вы знаете ваше бытие. Если вы не знаете себя, вы не знаете своего бытия. И если вы остаетесь на том же уровне бытия, вы не можете получить знание.
В. Чтобы работать над бытием, нужно занять этим весь наш день, не оставляя свободного времени?
О. Вы начинаете с невозможного. Начните с одного шага. Старайтесь сделать немного, и результаты вам покажут. Всегда есть предел, вы не можете сделать больше, чем вы можете. Если вы будете стараться сделать слишком много, вы не будете делать ничего. Но понемногу вы увидите, что необходимо правильное мышление, правильные отношения. Это требует времени, потому что так долго люди были во власти негативных эмоций, негативного воображения и тому подобного. Но понемногу это исчезнет. Вы не можете изменить все сразу.
Мы должны всегда думать о следующем шаге — только одном шаге. Мы можем понять наше бытие как немного более собранное, чем оно есть сейчас: это мы можем понять. Когда мы поймем это, мы можем думать о еще более собранном — но не полностью, не окончательно.
В. Сможем ли мы судить об изменении нашего бытия, не обманывая себя?
О. Да, но прежде чем вы сможете судить об изменении, вы должны знать ваше бытие теперь. Когда вы знаете большинство черт вашего бытия, вы сможете увидеть изменения.
В. От чего зависит различие в бытии среди обычных спящих людей?
О. От надежности. Есть более надежные и менее надежные люди. Это так и в работе. Ненадежные люди не могут ничего получить.
В. Начинаем ли мы все на одном уровне?
О. Более или менее, но есть различия. Главная вещь это надежность.
В. Как развивается бытие?
О. Все, что вы учили, все, что вы слышали о возможности развития, все это относится к бытию. Развитие бытия означает прежде всего пробуждение, поскольку главная черта нашего бытия — наш сон. Стараясь пробудиться, мы изменяем наше бытие; это первый пункт. Затем есть много других вещей: создание единства, невыражение негативных эмоций, наблюдение, изучение негативных эмоций, усилия не отождествляться, усилия избегать ненужных разговоров — все это работа над бытием. Конечно, вы усваиваете определенное знание этим путем, но оно остается отдельным от вас, если это только интеллектуальное знание. Бытие это сила — сила делать; а сила делать это сила быть другим.

ЗНАНИЕ И БЫТИЕ

У. Из всех прочитанных лекций, и из всего, что мы слышали и что нам говорилось об этой системе, ясно, что без школ нет возможности приобрести реальное знание — объективное знание, то есть знание, идущее от высшего ума.
Такое знание показывает нам, как изучать человека, как изучать вселенную, а также как изучать одно в отношении к другому.
С помощью объективного знания можно получить знание о реальном мире, используя принципы относительности и шкалы и зная два основных закона вселенной: Закон Трех и Закон Семи.
Подойти к объективному знанию можно изучением объективного языка. Вы помните, я сказал, что изучение системы начинается с изучения объективного языка, и дал вам несколько примеров: центры, подразделения центров, деление людей на №1, 2, 3, 4 и так далее. Все это выражения этого языка.
Следующий шаг — изучение себя, изучение человеческой машины, и понимание места человека во вселенной. Это знание себя — одновременно и цель, и средство.
Но если человек хочет развиваться, одного знания недостаточно; он должен работать, чтобы изменить свой уровень бытия. Но при этом изменение бытия так трудно, что это было бы почти невозможно, если бы не было знания, помогающего ему в этом. Поэтому знание и бытие должны расти одновременно, хотя одно соврешенно отдельно от другого.
Условия в школе таковы, что с самых первых шагов работа идет одновременно по двум линиям, по линии знания и линии бытия. И необходимо некоторое понимание школьных принципов и школьных методов, чтобы работа над бытием стала возможной.
Ни знание, ни бытие отдельно не могут дать правильного понимания, потому что правильное понимание — это «равнодействующая» одновременного роста знания и бытия.
Рост знания означает переход от частного к общему, от деталей к целому, от иллюзорного к реальному. Обычное знание это всегда знание деталей без знания целого, знание о листьях, или о прожилках или зубчиках на листьях, без знания дерева. Реальное знание показывает не только данную деталь, но место, функцию и значение этой детали по отношению к целому.
В. Если знание существует на различных уровнях, то мы можем иметь только знание, принадлежащее нашему уровню?
О. Совершенно верно, но если бы у нас было все знание, которое мы можем иметь на нашем уровне, тогда и наш уровень бытия изменился бы. Дело в том, что мы не имеем всего знания, возможного на нашем уровне — у нас его слишком мало.
В. Знание дается только в прямой связи с работой?
О. С самого начала вам даются некоторые идеи и говорятся некоторые вещи о человеческой машине; например, о четырех функциях, о различных состояниях сознания, о том, что мы живем в состоянии, имеющем свои подъемы и спуски, иногда ближе к само-сознанию, иногда ближе к сну. Когда вы впервые об этом слышите, вам говорится также, чтобы вы проверили это сами. Если вы только слышите об этом, или читаете об этом, это остается просто словами. Но когда вы начинаете проверять сами, когда понимаете в самих себе каждую функцию, и находите свое собственное ощущение для каждой из них, тогда это становится знанием.. Но бытие совершенно отдельно от этого. В вашем нынешнем состоянии вы можете делать все возможные усилия и тем не менее чувствовать, что из вашего знания можно извлечь больше, но вашего бытия для этого недостаточно. Поэтому необходимо работать над бытием, делать его более сильным, более определенным. Тогда из тех же самых слов вы сможете извлечь больше знания.
В. Но разве определенное количество знания не увеличивает бытие в человеке?
О. Нет, оно этого не может. Даже очень большое количество знания само по себе не увеличит бытия. Работа по увеличению знания и работа по увеличению бытия совершенно различны, и требуют совершенно различных усилий.
В. Если понимание — это равнодействующая знания и бытия, то я не вижу, как они соединяются.
О. Любое понимание, любой момент, когда вы что-то понимаете, это соединение знания и бытия. Понимание — это результат опыта: определенного опыта в бытии и определенного опыта в знании.
В. Для меня все еще не ясно, что вы имеете в виду под бытием и состоянием бытия.
О. Все, что вы не приобретаете как знание, вы приобретаете как бытие. В бытие входит многое. Мы можем быть более разделенными или более едиными, более спящими или менее спящими. Все это показывает бытие. Можно лгать больше или меньше, любить лгать или не любить, иметь ощущение механичности или не иметь. В общем, состояние бытия означает большую или меньшую последовательность действий. Когда одна вещь слишком противоречит другой, это означает слабое бытие. Мы не понимаем, что если человек слишком непоследователен, это делает его знание слишком ненадежным. Развитие только одной линии, либо знания, либо бытия, дает очень плохие результаты. Существуют очень слабые школы, руководимые людьми, не имеющими права руководить школами, которые развивают только одну сторону и дают очень плохие результаты.
Должны быть развиты обе эти стороны человека. Бытие включает в себя всю нашу силу «делать». Знание только вспомогательно; оно может помочь. Но чтобы изменить наше бытие, прежде всего — и это то, где входит знание — мы должны осознать и понять наше положение. Когда мы начинаем понимать состояние нашего бытия, в то же время мы учимся тому, что делать с самими собой — помнить о различных «я», бороться с бесполезными функциями как ложь, воображение, негативные эмоции и так далее.
В. Что вы имели в виду, когда сказали, что развитие одного либо знания, либо бытия дает плохие результаты?
О. Может быть, вам поможет, если я расскажу, как я впервые услышал об этом. В первом случае, если знание развивается выше бытия, результат называется «слабый йог» — человек, который все знает, но не может ничего делать. Во втором случае, если бытие развивается выше знания, результатом бывает «глупый святой» — человек, который может делать все, но ничего не знает.
В. Могут ли В влияния оказать какую-то помощь в развитии бытия?
О. Вы должны уже знать, что без усвоения определенного количества В влияний вы не можете прийти к С влияниям. Меня часто спрашивают, почему я не веду группы для детей. Это потому, что люди должны иметь достаточно опыта, они должны сначала попробовать различные вещи и разочароваться в них. Иначе они будут брать С влияние на уровне В влияния, они снизят его, они не смогут почувствовать его как отличное от всего остального, о чем они могут прочесть или услышать. Они должны сначала иметь опыт В влияний, чтобы суметь понять, обычная ли вещь эта система или необычная.
Если вы сравните эту систему с другими, то найдете, что именно в важности, придаваемой идее бытия, она отличается от других систем, философских или каких-то иных. Другие системы занимаются прежде всего знанием, или поведением. Они предполагают, что, такие как мы есть, мы можем знать больше и вести себя по другому. В религиозных системах «вера» и «поведение» берутся в общем как зависящие от самого человека. Он может быть хорошим или плохим — по его выбору. Эта система — единственная, в которой есть идея различных уровней бытия. На нашем нынешнем уровне бытия может быть только одно знание, одно поведение, одна вера — все заданное нашим уровнем бытия. Но вначале идет знание — как мало мы знаем. Вы начинаете изучать себя; вы понимаете, что вы машина, но что вы можете стать сознательным. Машина начинает на определенном уровне бытия. Все, что она может или не может делать, определяется этим уровнем бытия. Постарайтесь понять, что имеется в виду под бытием, под уровнями бытия, изменением бытия. Другие системы рассматривают знание или моральное поведение как независимое от бытия. В этой системе самая важная и самая характерная идея — это идея бытия. Эта система говорит, что всё — силы, энергии, различные виды деятельности, все это зависит от уровня бытия. Мы не можем иметь больше знания из-за нашего уровня бытия. При этом даже небольшая разница в уровне бытия открывает новые возможности для знания и делания. Все наши силы определены нашим уровнем бытия.
В. Как я понял, у нас у всех один уровень.
О. Да, в сравнении с человеком № 4. Но есть люди, которые дальше от уровня человека № 4, и те, кто ближе к нему.
Как и во всем другом, есть степени. Между этими двумя уровнями большая дистанция, но существуют промежуточные состояния. То же самое в нас: каждый из нас может быть другим в различные моменты.
В. Не могли бы вы больше объяснить об этих промежуточных стадиях между нами и человеком № 4. Я хотел бы понять.
О. Это правильный вопрос. И вы можете понять это наблюдением других людей и самого себя. Существуют степени. Есть люди № 1, 2 и 3, которые совершенно не интересуются возможностью развития или приобретения знания, и ничем подобным. Затем есть те, у кого есть возможность определенного понимания, но оно переходит от одной вещи к другой — это не направленный интерес. Затем может быть направленный интерес, начало магнетического центра, рост магнетического центра, встреча со школой — может быть много школ того или иного типа, и человек может пройти через много ошибочных школ. Затем он встречает работу. И здесь также есть различные степени. Многое об этом уже было объяснено. Люди № 1, 2 и 3 могут быть очень разными — они могут быть ближе к возможностям, дальше от возможностей, или не иметь никаких возможностей.
В. Вы говорили о других системах и моральном поведении. Прав ли я думая, что мы не можем понимать объективное добро и зло без знания смысла целого?
О. Какого целого? Вначале мы должны установить, о каком уровне мы говорим и на какой шкале. Даже человечество — это очень большая шкала.
В. Шкала человечества должна соответствовать шкале органической жизни.
О. Возможно, но не обязательно.
В. Тогда не существует объективного добра и зла.
О. Почему нет? Органическая жизнь — это вспомогательный космос. Что является добром для меньшего космоса, может быть злом для высшего космоса, или не иметь значения. Но это чисто теоретически. Когда мы обсуждаем это, мы должны оставить большие вещи в покое и подойти как можно ближе к самим себе. Прежде всего мы должны связать это с тремя линиями работы. Первая линия — это изучение: борьба с бесполезными функциями как отождествление и негативные эмоции. Все, что помогает первой линии — добро. В первой линии все, что вы приобретаете — это только для вас. Это принцип. На второй линии вы не можете иметь все для себя, вы должны давать другим людям. Круг становится больше; добро и зло становятся больше. Вы должны научиться не только понимать, но и объяснять. И вы скоро увидите, что определенные вещи вы можете понять только объясняя их другим. Третья линия — это идея школы. Круг становится еще больше. Он входит в отношения с внешним миром. Тогда добром и злом становится то, что помогает или мешает на большой шкале. Это тот способ, каким можно думать об этом.
Первая линия относится к вам.
Вторая линия относится к людям в работе.
Третья линия относится ко всему внешнему миру и всему настоящему и будущему работы.
Вы видите, как круг становится больше? Здесь много материала для обсуждения. Но это также и упрощает вещи. У нас всегда есть точка практического применения.
Я особенно обращаю ваше внимание на изучение и понимание идеи трех линий. Это один из принципов школьной работы. Если вы применяете его, вам откроются многие вещи. Система полна таких инструментов. Если мы используем их, они открывают сначала одну дверь, затем другую.


ФРАГМЕНТ ВСТРЕЧИ

Если мы подумаем об этом вопросе различных влияний, под которыми живет человек, мы увидим, что самое главное для нас — это уметь различать влияния, созданные в самой жизни, и влияния, чей источник находится вне жизни. Необходимо понимать это — все зависит от этого понимания и от способности различать эти два вида влияний. Трудность состоит в отделении их друг от друга. Если, получая эти два вида влияний, человек не разделяет их, то есть если он не видит и не чувствует их различия, то и их действие на него также не будет раздельным. Они будут действовать на него одинаково, на одном и том же уровне, и производить один и тот же результат.
Но если человек различает, то результаты влияний, чей источник находится выше жизни, накапливаются в нем, он помнит их все вместе, чувствует их все вместе, и через некоторое время, они образуют магнетический центр в нем, который начинает привлекать к себе родственные влияния, и таким образом магнетический центр растет.
Человек может начать работать, только если у него есть магнетический центр. Возьмите людей в жизни — некоторые из них имеют магнетический центр, другие не имеют. Если у человека правильный магнетический центр, он может помочь ему прийти к контакту с третьим видом влияний — прямым влиянием. Без понимания трех видов влияния невозможно понять, каково отношение школьной работы к жизни и почему школьная работа ограничена, почему лишь некоторые люди могут ее делать.
Есть много различных видов влияния А, но они…

ВЛИЯНИЯ (ФРАГМЕНТ ВСТРЕЧИ)

У. …из прошлого доходят до нас? Они не живут долго; у них своя короткая жизнь; у них очень короткая жизнь, за исключением двух или трех, которые окружены такой путаницей механических приспособлений, что они в действительности становятся влиянием А. Они сохраняются только в этой форме.
В. Кто их разрушает?
О. Всё — все силы, все механические силы, потому что по своей природе они противоположны механическим силам, и конечно механические силы разрушают их.
В. Известны ли вам какие-либо условия, которые были бы благоприятны для расцвета влияний В?
О. Мы можем вообразить их, но мы не знакомы с ними в реальности. Были ли когда-либо в истории такие условия, когда влияние В не разрушалось, но существовало и делало свою работу? Нет необходимости ничего изобретать, нам достаточно видеть вещи такими, как они есть.
В. Если бы мы знали, как направлять энергию, то все было бы на пользу, не так ли?
О. Нет, это другой вопрос; в то же время совершенно правильно, что можно использовать все; так что это не только управление энергией, это уже создание нужных течений, превращенных в правильные влияния. Это еще дальше от нас.
Вы видите, старые взгляды на вещи бесполезны, они никуда не ведут. Необходимо думать по-другому, думать по-новому, и видеть вещи по-другому. А это значит видеть вещи, которых мы не видим теперь, и это последнее, может быть, труднее всего, потому что мы привыкли видеть только определенные вещи. Это большая жертва — не видеть того, что мы привыкли видеть. Мы привыкли видеть, что мы живем в более или менее удобном мире; конечно, есть неприятные вещи как революции, войны, но в целом это удобный мир, мир с благими намерениями. Самое трудное — избавиться от этой идеи доброго мира. И кроме того, конечно, мы должны понять, что мы вовсе не видим вещей по-настоящему; мы видим как в аллегории Платона о пещере — только отражения вещей, которые на самом деле у нас за спиной; и то, что мы видим — лишено реальности. Все именно так, как в пещере — мы часто управляемся не самими вещами, но нашими идеями вещей, нашими взглядами на вещи. Это — самая интересная вещь. Постарайтесь подумать об этом и мы поговорим об этом в следующий раз.

ВЛИЯНИЯ В. 17 ЯНВАРЯ 1940

В. Вспоминая о том, почему я пришел в работу, я помню также, как я пришел. Если вещи только случаются, то почему они кажутся связанными, как если бы существовало какое-то руководящее начало?
О. Это объяснялось в связи с влияниями В. Видите ли, если бы вы пришли к этой или подобной системе неподготовленными, вы бы не смогли остаться, как это случается со многими — они просто приходят и уходят, потому что они не могут ни к чему прикоснуться и ничего взять, что означает, что они не готовы. В каком-то смысле эта подготовка случайна, но в то же время в совершенно одинаковых обстоятельствах один становится подготовленным, а другой нет, что говорит о неком качестве сущности. Но сами влияния случайны, они не могут быть намеренными. Точнее, они намеренны в своем источнике, но случайны в мире.

 

Глава 6. ЦЕЛЬ

ДЕЛАНИЕ НЕВОЗМОЖНОГО — ИЗМЕНЕНИЕ БЫТИЯ — ЭМОЦИЯ И УСИЛИЕ

В. Нам было сказано, что реальная работа над бытием требует осознания необходимости правильного понимания. Вы также говорили, что мы должны понимать, чего мы хотим.
О. Этому есть несколько причин. Из всех факторов, способных нас изменить, понимание — самый сильный. Чем больше у нас понимания, тем лучше результаты наших усилий.
В. Я нахожу совершенно невозможным судить о каком-то изменении в уровне моего бытия. Я могу наблюдать понимание, но не изменение бытия.
О. Понимание зависит от уровня бытия. Я вижу, вы не понимаете, что значит уровень бытия. Как я объяснил в первой лекции, одна из основных черт нашего бытия — это то, что у нас много «я», а также, что у нас есть организация для работы, направление работы. Это уже означает изменение бытия.
В. Какой уровень бытия от нас требуется?
О. Понимание. Степень невозможно определить словами.
В. Если мы машины, как мы можем изменить наш уровень бытия?
О. Вы не можете ждать, пока вы изменитесь. В работе есть один очень важный принцип — вы никогда не должны работать в меру своих сил, но всегда выше своих сил. Это постоянный принцип. В работе вы всегда должны делать больше, чем можете. Только тогда вы можете измениться. Если вы делаете только то, что возможно, вы останетесь там, где есть. Нужно делать невозможное. Не берите слово «невозможное» на большой шкале. Даже немного имеет большое значение. Вы должны делать больше, чем можете, иначе вы никогда не изменитесь. Это не так, как в жизни — в жизни вы делаете только то, что возможно.
Необходимо понять, что единственная цель — это изменение бытия. Цель в том, чтобы достичь высших состояний сознания и уметь работать с высшими центрами. Все остальное для этого, для достижения этого. Необходимо сделать тысячу вещей, которые кажутся не имеющими к этому никакого отношения, но они все необходимы, потому что мы живем ниже нормального уровня. Вначале нам нужно достичь нормального уровня, а затем уже развивать новые возможности.
Часто люди говорят, что они работали очень долго и не видят никаких результатов. Но чтобы получить хотя бы немного, нужно работать с совсем другим напряжением. Это как учить иностранный язык. Если вы учите десять слов в день, через десять или пятнадцать лет вы будете на том же самом месте — вы будете что-то учить и что-то забывать. Работа требует постоянных усилий, очень больших усилий, постоянных усилий. Много времени занимает только приготовление, и некоторые вещи, как работа над препятствиями, требуют очень длительного времени — это медленная работа. Но вы должны думать не только о препятствиях, но и о цели, а это требует другого усилия.
В. Что значит стараться делать невозможное?
О. Изменить свое состояние — само-воспоминание. Чтобы сдвинуться с мертвой точки, вы должны делать больше, делать больше усилий, чем в обычной жизни. Люди забывают это, или думают, что могут делать эту работу с тем же, а то и меньшим усилием, чем в жизни. Это совершенно невозможно. Усилие имеет много различных сторон. Иногда усилие не делать чего-то, или делать это по-другому, больше, чем усилие что-то делать. Усилия могут быть разными, но вначале мы можем руководиться только разумом и пониманием. Поэтому в течение долгого времени работа должна быть сосредоточена на понимании. Когда вы лучше понимаете вещи, многое становится возможным.
В. Как делать правильное усилие по отношению к само-воспоминанию?
О. Стараясь понять, что это такое, почему вы хотите это делать. Чем больше вы вкладываете в это, чем больше вы понимаете об этом, тем лучше будет результат. Когда вы поймете, как много вы теряете, когда не вспоминаете себя, у вас будет сильный импульс вспоминать себя когда только можно. Когда вы поймете, что вы не помните себя, и что это значит, и когда вы поймете, что значит для вас само-воспоминание, и когда вы сопоставите то, что вы теряте, когда не помните себя, с тем, что вы приобретаете, когда вспоминаете себя — тогда ваше понимание начнет расти, и чем больше вы будете понимать, тем больше усилий вы будете делать.
В. Когда я становлюсь слишком эмоциональным в работе, я очень скоро разрушаю все усилие.
О. Разрушительно только отождествление. Эмоция может только прибавить энергии, дать новое понимание. Вы принимаете отождествление за эмоцию. Вы не знаете эмоций без отождествления.
В. Есть ли какой-то способ увеличить понимание?
О. Не один; есть тысячи способов. Все, о чем мы говорили с самого первого дня — все это о способах увеличения понимания. Но главное, вы должны бороться с препятствиями, с тем, что мешает вам понимать. Только удалив эти препятствия вы начнете понимать больше. Но препятствия, за исключением общих описаний отождествления и так далее, индивидуальны. Вы должны найти свои собственные. Вы должны найти, что мешает вам лично. В общем смысле, вы найдете ту или иную форму отождествления, но для вас лично она будет иметь совершенно особый вкус. Трудности другого человека могут казаться вам самым простым делом, но ваши собственные покажутся невероятно трудными и вы почувствуете, что вы ничего не можете с ними сделать. Но это не невозможно. От вас не требуется ничего невозможного. Вам нужно быть только настойчивыми и действовать определенным образом, и помнить обо всем сказанном.
В. До этой работы я был полон каких-то маленьких радостей, воодушевлений, и тому подобного. Я вижу, что большинство из них были основаны на воображении, но сейчас у меня почти совсем нет никаких чувств. Это какое-то очень унылое ощущение, и трудно поверить, что у других людей то же самое.
О. К сожалению, то же самое. Это одна из самых больших проблем — как сделать себя более эмоциональным — потому что мы не можем уйти далеко на одном интеллекте. Поможет только усилие — делать усилия и помнить о различных линиях работы, стараться не отождествляться, стараться помнить себя, стараться то, стараться это — усилие, усилие… Вместе с тем, это очень большая проблема, потому что столь многое против этого… Но если вы делаете достаточно усилий, вы станете более эмоциональными. Чем больше усилий вы делаете, тем более эмоциональными вы становитесь. И тот факт, что это постоянный вопрос, который все задают — или если не задают, то, во всяком случае, чувствуют эту проблему — говорит о том, что вы не делаете достаточных усилий.
В. Вы говорите, что необходимо больше усилий. Усилий чувствовать эмоцию или усилий работать?
О. Так нельзя формулировать. Это просто усилие работать. Невозможно делать усилия быть эмоциональным. Здесь не поможет никакое усилие.
В. Вы сказали, есть многое против нас в наших усилиях быть эмоциональными.
О. Вы не можете делать усилия быть эмоциональными. Это совершенно неверно. Вы не можете делать усилия быть эмоциональными, но вы можете делать усилия. Если вы делаете что-то, вы можете делать это без усилия, стараясь делать как можно меньше, или вы можете вкладывать в это много усилия. Эмоция может появиться только как результат определенного усилия. В обычных условиях, в обычной жизни, это только случается — что-то случается и приводит вас в эмоциональное состояние. Вопрос в том, как произвести эмоцию, как сделать себя эмоциональными самим. И я могу сказать, что в нашем положении есть только одна вещь — усилие. Не усилие произвести эмоцию. Такого усилия не существует. Но очень сильное постоянное усилие в любой работе, которую вы делаете, через некоторое время сделает вас эмоциональными — конечно, не сразу. Но определенный период усилий на различных линиях определенно усилит ваши эмоции.
В. Почему совершение усилий так трудно? Вероятно, это отчасти оттого, что пока у нас нет контроля над негативными эмоциями, у нас нет и достаточной энергии?
О. Нет. Контроль над негативными эмоциями — это очень далекая цель. Мы не можем ждать этого. Усилия могут казаться трудными, потому что мы не готовы к ним в своем уме. Мы не думаем о них правильным образом. Мы даже не допускаем умственно, что это необходимо — делать усилия. Это создает наибольшую трудность. Необходимость делать усилия приходит как шок — как что-то новое. Мы не готовы к этому.

ЖЕЛАНИЕ РАБОТАТЬ И МНОГИЕ «Я»

В. Мне хотелось бы суметь принять такое решение работать, от которого я бы не мог уже отступиться.
О. Это одна из наших наибольших иллюзий — что мы можем принимать решения. Чтобы принимать решения, необходимо быть, потому что у таких, какие мы есть, одно маленькое «я» принимает решения, а от другого «я», которое ничего об этом не знает, ожидается выполнение этого решения. Это одна из главных вещей, которые мы должны осознать, то есть что, такие как мы есть, мы не можем принимать решения даже в малом — вещи просто случаются. Но когда вы поймете это правильно, когда вы начнете искать причины, и когда вы найдете эти причины, тогда вы будете способны работать, и, может быть, сможете принимать решения, но в течение долгого времени только по отношению к работе, ни к чему иному.
Самое первое решение ваше должно быть — делать вашу собственную работу, и делать ее регулярно, напоминать себе о ней, не давать ей ускользнуть от вас. Мы очень легко все забываем. Мы решаем делать усилия — определенные виды усилий и определенные виды наблюдений — а затем просто обычные вещи, обычные октавы, прерывают все это и мы все забываем. Снова мы вспоминаем, и снова забываем, и так далее. Необходимо меньше забывать и больше вспоминать. Необходимо удерживать при себе определенную массу понимания, определенные вещи, которые вы уже осознали и поняли. Вы должны стараться не забывать их.
Главная проблема в том, что делать и как заставить себя это делать. Заставить себя думать регулярно, работать регулярно — в этом вся вещь. Только тогда вы начнете видеть себя, то есть видеть, что более важно, что менее важно, чему уделять больше внимания, и так далее. Иначе — что происходит? Вы решаете работать, делать что-то, изменять что-то — и остаетесь там же, где были. Старайтесь думать о вашей работе: что вы пытаетесь делать, почему вы делаете это, что помогает вам это делать и что мешает, как извне, так и изнутри. Как я уже не раз говорил, это даже полезно — думать о внешних событиях, особенно в такое время как сейчас, потому что они показывают вам, насколько все вызвано тем, что люди спят, что они неспособны думать правильно, неспособны понимать. Когда вы увидите это вокруг себя, вы сможете применить это и к себе. Вы увидите ту же путаницу в вас по отношению к самым разным предметам, к одному и тому же предмету. Очень трудно думать, трудно увидеть, где начать думать. Когда вы осознаете это, вы начнете думать правильным образом.
Если вы найдете свой способ мыслить правильно об одной вещи, это сразу поможет вам думать правильно о других вещах. Трудность в том, что люди не думают правильно ни об одной вещи.
В. Что меня в себе наиболее тревожит, это легкость, с которой я впадаю в состояние, в котором невозможно никакое усилие.
О. Да, но если вы будете делать регулярные усилия, это поможет вам продвинуться дальше.
В. Как можно избежать того, чтобы регулярные усилия стали лишь формальными, чтобы они лишились всякого смысла?
О. Само-воспоминание никогда не может стать формальным. Если эти усилия становятся формальными, это означает очень глубокий сон. Тогда необходимо сделать что-то, чтобы себя пробудить. И начать нужно с идеи механичности и результатов механичности.
Вы совершенно правы. Все ускользает и исчезает, и вы остаетесь ни с чем. Снова вы начинаете с какого-то сознательного усилия. Снова оно ускользает. Вся вещь в том, как не допустить этого исчезновения. В нашем обычном мышлении и эмоциях много механических привычек, и эти механические привычки всегда возвращают нас в наше обычное состояние. Мы хотим думать по-другому, мы хотим быть другими, работать другим способом, чувствовать по-новому — но ничего не происходит, потому что есть много механических привычек, которые возвращают нас обратно. Необходимо изучать эти привычки и стараться пролить свет на них, увидеть их. Взять, например, это постоянное использование слова «я», когда вы не имеете права говорить «я». Вы можете говорить о себе «я» только говоря о своей работе для достижения определенной цели — само-изучение, изучение системы, само-воспоминание. Только тогда вы можете говорить «я». Во все остальном — конечно, вы не можете изобрести другого языка — но вы должны осознавать, что это не самом деле не «вы», а лишь малая часть вас. Когда вы научитесь видеть это различие, когда это станет почти привычкой (не в обычном смысле привычкой, но постоянным осознанием), тогда вы будете ощущать себя правильно. Но если вы все время говорите «я», и не видите никакой разницы, это только усиливает механические привычки. И как много мы делаем такого, чего мы на самом деле вовсе не хотим делать! Это забирает всю нашу энергию, и для реальной работы ничего не остается.
В. Является ли постоянная смена многих «я» результатом привычки?
О. Да, но все это изменение на одном и том же месте, топтание на одном и том же месте. На самом деле это не изменение. Мы хотим вызвать изменение, но изменение может быть только результатом постоянного усилия. Обычно, механически, это лишь хождение по кругу.
В. Возможно ли найти в себе какую-то ответственность?
О. Конечно. Но по отношению к чему? Вы начинаете определенную работу. Вы имеете ответственность по отношению к этой работе — по крайней мере, вы должны иметь. Но кто? Если вы все называете «я», то вы должны иметь в виду, что есть много «я»: некоторые ответственны, некоторые нет, потому что они не имеют ничего общего с этой работой. Вы состоите из различных частей.
В. Что это за качесто, которым обладают те некоторые, которые могут развиваться, и которым не обладают другие?
О. Много качеств, не одно. Старайтесь подумать опять о различных сторонах самих себя, и возможно, вы найдете эти вещи — здесь возможен только практический подход. Вы найдете стороны, которые работают, и стороны, которые не работают, и затем, возможно, вы увидите, какие качества могут работать, а какие несовместимы с работой. В общем, это можно выразить только так. Это начинается со способности оценки; полезно начать с этого. Некоторые люди имеют истинные ценности, некоторые имеют ложные, некоторые не имеют никаких. То же самое с различными «я» — некоторые из них ценят реальные вещи, некоторые — ложные, некоторые не ценят ничего. Вы можете найти все это в самих себе.
В. Что это такое, что может быть развито в людях, и чем, как кажется, я не обладаю? Я всегда вижу только негативную сторону самого себя, только то, что мне мешает.
О. Кто работает? Это что-то в вас самих. Некоторые «я» заинтересованы в работе, другие «я» не хотят беспокоиться. Увидеть это — это только вопрос наблюдения, ничего больше. Затем вы увидите, что одно «я» связано с другим, с третьим. То, что хочет работать, связано со многими другими. Таким способом вы можете найти в себе много групп «я».

ИДЕИ И ИХ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ. 3 СЕНТЯБРЯ 1935

О. Система не может объяснить всего. Многие вещи мы знаем очень хорошо, но продолжаем обманывать себя, главным образом, о словах. Очень трудно понять истинную ценность слов. «Нищие духом» означает тех, кто не верит в слова, «богатые духом» — тех, кто верит. Часто люди говорят (и это связано с триадами): «Если я сделаю то-то и то-то, это будет прекрасно». Они не понимают, что невозможно сделать точно то, что они хотят, что все будет немного по-другому, а в конце вообще все будет по-другому. Тогда они видят, что все вышло по-другому и говорят: «Да, но первоначально все задумывалось очень хорошо.» Это не было хорошо. Это может выглядеть прекрасно как идея, но при реализации она превращается в свою противоположность. Она всегда изменится из-за трения. Есть идеи, которые могут пройти через триады, и есть такие, которые не могут, которые могут существовать только в форме одной силы, или половины силы, или четверти.
В. Их невозможно осуществить?
О. Если и можно, они становятся другими, или превращаются в свою противоположность. Возьмите психоанализ или большевизм. Именно поэтому людям почти никогда ничего не удается — они не понимают, что многие прекрасные идеи не могут быть осуществлены в такой же прекрасной форме. Люди не понимают, что есть идеи совершенно пустые, без всякого содержания, и есть другие, очень весомые. Люди (массы, люди 1, 2 и 3) живут этими несуществующими идеями. И каждые десять лет, если оглянуться назад, видно, что они были ложными, потому что уже видны результаты. Но свои настоящие идеи человек не может увидеть так же, как эти прошлые.
В. Можно ли их как-то распознавать заранее?
О. Конечно. Во многих случаях, если вы смотрите искренно, вы немедленно увидите, что та или иная идея не может быть осуществлена. Например — разоружение. Самый простой способ это увидеть — просто посмотреть серьезно и спросить: можно это осуществить или нет? Или например, социалистические идеи: большевизм — это их единственно возможное осуществление. Почему? Потому что всегда будет оппозиция, и в этой борьбе за выживание социалистические идеи всегда становятся преступными.
В. Почему социализм превращается в капитализм? Их идея была равномерное распределение доходов…
О. Нет, это было только в брошюрах. Им нужна была власть, и для этого им пришлось отказаться от принципов. Конечно, они стараются повторять как можно больше слов. Но социалистические идеи не могут быть осуществлены, потому что всегда будет сопротивление и борьба. Если бы не было сопротивления, то, может быть, было бы достигнуто равновесие на полчаса. Борьба всегда изменяет результаты. Но к школьным идеям это не относится. Они становятся только лучше от борьбы, потому что они созданы для борьбы. Они задуманы высшими умами так, что начинаются с результатов — как роман, начатый с конца и затем приведенный к началу. Любой хороший роман, если есть сюжет, может быть написан только с конца. Тогда все вещи становятся на свои места. То же самое и здесь. Интересно, что сами писатели часто не знают, что пишут с конца. Многие думают, что пишут с начала.
В. В отношении собственной цели — могут быть в ней неосуществимые вещи?
О. Система показывает, что осуществимо, а что нет.
В. Я нахожу, что мне трудно держаться принятых решений. Может быть, лучше отказаться от их принятия?
О. Одни могут быть в конце концов осуществлены, другие могут оказаться неосуществимими. Если вы не принимате решений, вы никогда не будете пытаться что-то делать. Но вы должны принимать осуществимые решения, и решения, о которых нужно помнить. Некоторые вещи в работе необходимы. Есть общие требования, обязательные для тех, кто хочет работать в этой системе. Имеют ваши решения отношение к этому или нет? Необходимо начинать с начала, и всегда помнить, почему вы начали. Хотите вы того, что можно получить в обычной жизни, или чего-то другого? Стоит ли стараться? О некоторых вещах вы можете быть уверены, что вы не получите их обычным путем, но нет гарантии и того, что вы получите их на этом пути. Например, может быть иной очередность. Есть определенный порядок, в каком можно что-то получить, но нам о нем ничего не известно. Нет сомнения, что вы можете получить некоторые вещи, но нет гарантии, что вы их получите. Но, возможно, вы получите что-то другое. Если вы чего-то не получите, это значит, что вы совершенно точно не получите этого и ни на каком другом пути.

ПЕРЕКРЕСТКИ. 19 СЕНТЯБРЯ 1935

В. Несколько раз в год некая линия действия становится мне совершенно ясной. То, что было очень трудно, становится очень легким и даже вызывает воодушевление. Я знаю по опыту, что если я немедленно перестану следовать этой линии, то следующая возможность предоставится очень нескоро, или вообще никогда. Эти хорошо видимые линии действия иногда приходят как результат усилия, но очень часто по совершенно неизвестным причинам. Почему это происходит и как сделать так, чтобы эти моменты приходили чаще и длились дольше? Я испытывал эти моменты на протяжении всей моей жизни и пришел к выводу, что если нет этого ощущения, обычно называемого воодушевлением, то бесполезно предпринимать какое-либо серьезное действие.
О. Я не могу сказать, не зная, в каком направлении, по отношению к чему. В сущности, это совершенно верно. Есть периоды обычных условий, когда ничего не происходит, а потом приходят перекрестки. Вся жизнь состоит из улиц и перекрестков. Поворачивание в перекрестках может стать более организованным, если у человека есть центр тяжести. Тогда какая-то вещь становится все более важной и человек все время сворачивает в одном направлении. Но воодушевление не имеет с этим ничего общего. Это просто осознание момента, когда вы можете что-то делать.

ПЕРЕКРЕСТКИ. 26 СЕНТЯБРЯ 1935

Вы должны начать с какой-то конкретной идеи. Постарайтесь найти, что именно вам мешает быть активными в работе. Необходимо быть активными в работе; невозможно ничего получить, оставаясь пассивным…
Мы уже забываем начало, с чего мы начали и почему, и большую часть времени мы никогда даже не думаем о цели, но лишь о мелких деталях. Никакие детали не имеют значения без цели. Само-воспоминание не имеет никакой пользы без воспоминания о целях работы и о первоначальной основной цели. Если эти цели не помнятся эмоционально, могут проходить годы и вы будете оставаться в том же положении. Недостаточно воспитать ум. Необходимо воспитать волю. Вам необходимо понять, что такое наша воля. Время от времени у нас появляется воля. Воля — это результат желаний. В тот момент, когда у нас есть сильное желание, у нас есть воля. В этот момент мы должны изучать нашу волю и смотреть, что можно сделать. То, что мы имеем, это не воля, а своеволие. Если человек это понимает, он должен быть достаточно храбрым, чтобы отказаться от своей воли, слушать то, о чем ему говорят. Вы должны искать такие моменты, не упускать их. Я не имею в виду создавать их искусственно, хотя здесь в доме создаются специальные условия для отказа от своей воли, так что, если вы отказываетесь от своей воли, позже вы можете иметь свою. Но даже люди, которые не живут здесь, если они наблюдают за собой и очень внимательны, могут поймать себя в такие моменты и спросить себя, что им нужно делать. Каждый должен найти свой собственный случай. Эта идея связана с перекрестками. Перекрестки — это моменты, когда можно что-то сделать. Приходит момент, когда человек может помочь своей работе или нет. Если приходит возможность, но человек не использует ее, другая может не появиться в течение многих лет, или еще дольше, если человек не сумеет использовать организованную работу, способную создавать постоянные трудности.

ЦЕЛЬ

В. Не могли ли бы вы мне сказать, что должно быть нашей целью, я имею в виду, что возможно приобрести этой работой?
О. Да, мы можем говорить о целях. Только, как я всегда говорю, вы должны иметь свои собственные цели. Если вы назовете их, можно будет обсуждать это на гораздо лучшем материале.
Определение и формулирование цели — это очень важный момент в работе, и обычно происходит — и именно поэтому невозможно говорить о целях в общем — то, что человек определяет свою цель совершенно правильно, в совершенно правильном направлении, только он берет цель, которая очень далека. Затем он начинает изучение и собирание материала, имея в виду свою цель. В следующий раз при определении цели он определяет ее немного по-другому, берет цель немного более близкую. В следующий раз опять немного ближе, и так далее, пока он не найдет цель совсем близкую — завтра или послезавтра. Это наиболее правильное отношение к целям, если говорить о них без конкретных примеров.
Но вместе с тем, многие из целей уже были названы. Кто-то хочет иметь единство. Совершенно правильно, очень хорошая цель. Кто-то хочет быть свободным. Как? Только когда он приобретет контроль над машиной. Кто-то говорит: «Я хочу быть сознательным.» Совершенно правильно. Кто-то может сказать: «Я хочу иметь волю». Очень хорошо. «Я хочу пробудиться.» Также очень хорошо. Все это цели на одной линии, но только на разных расстояниях.
В. Я прихожу к выводу, что большинство моих целей слишком далеки, и мне хотелось бы больше работать практически.
О. Да, потому что прежде чем достичь далеких целей, есть много вещей, которые вам нужно делать здесь и сейчас, и именно в этом эта система отличается почти от всех остальных систем. Почти все другие системы начинаются по меньшей мере за десять тысяч миль впереди и не имеют никакого практического значения; но эта система начинается в этой комнате — в этом разница, и это нужно понять прежде всего.
В. Нужно ли всегда помнить о большой цели позади маленькой?
О. Это зависит от того, для чего вы это делаете. Вы никогда не бываете одним и тем же два дня подряд. В некотрые дни вы добьетесь большего успеха, в другие меньшего. Все, что мы можем делать, это контролировать все, что в наших силах. Мы никогда не сможем контролировать более трудные вещи, если мы не можем контролировать более легкие. Каждый день и час есть вещи, которые мы могли бы контролировать, но не делаем этого. Поэтому мы не можем контролировать какие-то новые вещи. Мы окружены бесконтрольными вещами. Главным образом, мы не контролируем наше мышление. Мы думаем лишь смутно и о чем придется. Но если вы не сформулируете, чего вы хотите, ничего не произойдет. Это первое условие. Но этому есть много препятствий.
В. Я очень часто пытался думать, чего я хочу, но я нашел только путаницу из самых разных вещей.
О. Совершенно верно. Об этом я и говорю. Я хочу, чтобы вы поняли, как трудно это определить. Допустим, вам дана возможность получить все, что вы хотите — вы не будете знать, что сказать. Вы должны понять это и знать; вы должны быть способны это сформулировать.
В. Если я стараюсь контролировать выражение негативных эмоций, то в результате условия в жизни изменяются для меня в лучшую сторону. Я вижу, что я работаю ради этих немедленных результатов, а не для пробуждения. Возможно, это неправильная цель?
О. Это не вопрос правильного и неправильного, это вопрос знания своей цели. Подумайте об этом. Цель должна быть всегда в настоящем и относиться к будущему.
В. Попытки сформулировать мою цель показали мне, что я не знаю, что это, и мне нужно сначала узнать это, прежде чем я смогу двигаться дальше.
О. Я боюсь, что вы думаете об этом только абстрактно. Просто вообразите, что вы входите в огромный магазин со множеством различных отделов. Вы должны знать, что вы хотите купить. Как вы можете что-то купить, если не знаете, чего хотите? Именно так нужно подходить к этой проблеме. Первый вопрос: Что вы хотите? Если вы это знаете, тогда следующий вопрос будет: Стоит ли за это платить и достаточно ли у вас денег? Но первый вопрос: «Что?»
Плата — самый важный принцип в работе, и нужно понять, что это абсолютно необходимо. Без платы вы не получите ничего; и вы можете получить только столько, сколько вы заплатили — не больше.
Плата означает усилие, изучение, время — многие вещи.
В. Я вижу, что я искренно хочу больше знания, но реально изменить свое теперешнее бытие я не хочу.
О. Да, это очень хорошее наблюдение, потому что мы почти все в точно таком же положении. Мы хотим получить что-то за ничего, и именно поэтому у нас ничего нет. Если бы мы по-настоящему решили получить это знание — или даже просто какую-нибудь мелочь — и стремились к нему несмотря ни на что, то мы бы его получили. Это очень важно понять. Мы говорим, что мы хотим знания, но на самом деле это не так. Это не воображение — не имеет значения, как вы это назовете, вы можете найти этому другое название — это такое особенное отношение. Вы будете платить за что угодно, но за это вы не готовы платить, и поэтому в результате ничего не получаете.
В. В попытках сформулировать ясно, чего я хочу, самое сильное ощущение — что того, чего я хочу, у меня совсем нет.
О. Да, это всегда так, но это не определение. Конечно, если бы у вас это было, вы бы этого не хотели — у вас бы это уже было. Вы видите, это связано со многими вещами. Не думайте, что можно быстро решить эту проблему. Мы так привыкли думать неправильно почти обо всем, что даже не знаем, как начать думать правильно. Совершенно верно — того, чего мы хотим, у нас нет, но что это такое? Именно об этом нам нужно подумать — и мы боимся об этом думать. Мы говорим: «Если этого нет в этой комнате, то этого не существует». И так мы думаем почти всегда. Это неправильное мышление.
В. Я старался думать о том, чего я хочу получить от работы. Многим «я» во мне работа просто смутно нравится. Я чувствую, что только это меня удерживает.
О. Это верно, очень полезно знать более определенно. Снова и снова мы должны возвращаться к вопросу о том, чего мы хотим от работы. Не используйте для этого терминологию системы, найдите, чего вы сами хотите. Если вы говорите, что хотите быть сознательными, это очень хорошо, но почему? Что вы хотите получить, став сознательными? Не думайте, что можете ответить на этот вопрос немедленно. Это очень трудно. Но вы должны продолжать возвращаться к этому. И вы должны понимать, что к тому времени, когда вы сможете что-то получить, вы должны знать, что это такое. Это очень определенное условие. Вы никогда не сможете ничего получить, пока не узнаете этого и не сможете сказать: «Я хочу вот это». Тогда, возможно, вы получите это, а возможно, нет, но вы никогда не получите этого, если не знаете. Кроме того, вы должны хотеть вещи в определенном порядке.
В.Что это значит?
О. Нужно изучать и понимать правильную очередность возможностей. Это очень интересная тема.
В. Вы имеете в виду в системе?
О. С помощью системы. Но вы можете сформулировать это по-своему. Вы должны быть искренними с самим собой. Вы должны точно знать, чего вы хотите, лишь тогда вы сможете спрашивать: «Сможет ли система помочь мне получить это?», и так далее. Но знать, чего вы хотите, необходимо.

Я говорил об этом вопросе цели, потому что я советую вам подумать об этом, пересмотреть, что вы уже думали о цели, и решить, как бы вы определили свою цель теперь, после изучения этих идей. Бесполезно ставить себе и формулировать цель, которой невозможно достичь. Но если вы формулируете цель, которой есть надежда достичь, тогда ваша работа будет сознательной, серьезной.
Если бы меня спросили, что может человек получить, что можно ему точно обещать при условии, что он работает, я бы ответил, что это то, что через некоторое время работы он себя увидит. Другие вещи, которые он может получить, такие как сознание, единство, связь с высшими центрами, все приходит только после этого — и мы не знаем, в какой последовательности. Но мы должны помнить одно — пока мы не получим это, то есть пока мы не увидим себя, мы не сможем получить что-то другое. И пока мы не начнем работать, имея в виду именно эту цель, мы не можем сказать, что начали работать. Таким образом, на определенном этапе мы должны иметь совершенно определенную непосредственную цель — видеть себя. Даже не знать себя (это приходит позже), но видеть себя.

ЦЕЛЬ. ПОНЕДЕЛЬНИК, 10 ЯНВАРЯ 1938

О. В одном из вопросов была упомянута идея цели. Я советую вам подумать об этом — что вы думали о цели раньше, и как после долгого изучения этих идей вы можете определить свою цель, и как вы объясните — если новый человек спросит вас «Что может быть моей целью?» — как бы вы описали его возможную цель, что он может получить и что он должен стараться получить. Бесполезно описывать цель, о которой вы знаете, что он ее не достигнет, но если вы дадите ему цель, которой он может надеяться достичь, тогда его работа будет сознательной — серьезной.
Вы помните этот пример ( мне кажется, более поздним группам я не приводил его, потому что он требует долгого разговора) — его всегда давал Гурджиев, чтобы показать, как определяется цель на этом пути. Представьте, что человек идет ночью, в темноте, по пустынной местности, или по дороге, и вдруг видит вдалеке свет и идет к этому свету, и этот свет становится целью, но через некоторое время этот свет исчезает — за холмом или чем-то еще — и он видит другой свет, а затем третий, и так много раз, и затем он видит свет прямо перед собой, и этот последний становится его целью — все предыдущие огни тоже были его целью, но когда он видит, что уже нет ничего между ним и этим последним светом, лишь тогда он начинает понимать свою настоящую цель. Представьте, что кто-то просит вас перевести это на обычный язык, что вы скажете об этой последней цели? Возможно, некоторые люди способны увидеть эту цель сразу, хотя это очень сомнительно, но предположим, вы видите — как вы ее опишете?
В. Это всегда больше и больше понимания?
О. Это слишком абстрактно.
В. Это не так уж абстрактно, потому что если человек не понимает, он не видит света.
О. Это очень общо — нет конкретного предмета. Вы не можете говорить «больше и больше» или что-то в этом роде. Может быть, вы думали об этом определении, или, может быть, не думали, но когда меня спрашивают об этом, я говорю, что то, что человек может получить, или что можно ему обещать при условии, что он работает, это что через некоторое время работы он увидит себя — это единственная вещь, которую человек должен получить прежде всего. Другие вещи, мы не знаем последовательности, в которой они приходят — высшие центры, высшее сознание, многое другое — они могут быть только после этого, но мы не знаем, в каком порядке. Мы знаем только одно (можем знать или не знать), что пока мы не получим этого, мы не можем получить ничего другого, и пока мы не начнем работать сознательно над этим, мы не можем даже сказать, что начали работать. Работа начинается с того, что сначала человек узнает, что возможно, что невозможно, и через некоторое время он должен дойти до стадии, когда он формулирует свою цель как
«увидеть себя» — прежде всего человек должен быть способен видеть себя.
В. Означает ли это комбинацию само-наблюдения и само-воспоминания?
О. Нет, это не так — это значит иметь правильный образ самого себя.
В. Возможно ли иметь полный и законченный образ самого себя?
О. Не законченный — лучше иметь что-то, но он может быть законченным в начале.
В. Возможно ли прийти к тому , чтобы видеть, что ты есть?
О. Да, конечно, только с этого и можно начинать; пока вы не достигните этого, вы не сможете начать какую-либо серьезную работу, только учиться, и даже изучение себя — это одно, видение же себя — совсем другое; это никогда не будет одним и тем же.
В. Очень трудно быть уверенным, что говоришь себе правду.
О. Очень трудно. Поэтому я не сказал ничего о говорении или знании; я сказал «видеть» — вы должны видеть картинку, сначала одну, затем другую, и еще другую, вы сравниваете их; нельзя увидеть их все в один и тот же момент.
В. Будет ли это соответсвовать тому, как видят нас другие?
О. Этого я не могу сказать; когда вы будете видеть, мы сможем сравнить.
В. Как можно проверить, видишь себя правильно или нет?
О. Когда видишь много раз одно и то же.
В. Но разве нельзя много раз видеть одно и то же неправильно?
О. Способность самообмана так велика, что можно продолжать обманывать себя бесконечно.
В. Но мне хотелось бы знать, как это проверить?
О. Я думаю, когда входит эмоциональный элемент, это помогает проверить — это называется совесть.
В. Включает ли это в себя видение частей своей черты?
О. Может быть.
В. Значит ли это, что человек вдруг просыпается и ему становится стыдно?
О. Это эмоция. Это зависит от того, что он видит. Позже можно поговорить о том, как эти эмоции использовать. Теперь же я говорю только о видении. Я говорю только о том, что вы можете сказать новым людям.
В. Означает ли это, что человек увидит свою полную механичность?
О. Это только одна сторона — есть много сторон.
В. Те картинки, которые человек видит — это его различные личности?
О. Нет.

ЦЕЛИ. 25 АПРЕЛЯ 1938

В. Как мне научиться действовать в жизни по-другому, чтобы избежать всех этих повторяющихся ограниченных эмоций, которые я чувствую теперь?
О. Это наша цель — это цель всей работы. Это то, почему работа так организована, почему мы должны изучать различные теории, помнить различные правила, и так далее. То, о чем вы говорите — это далекая цель. Сперва мы должны работать в системе. Когда мы научимся тому, как действовать в связи системой, в связи с организацией, только затем мы научимся действовать в жизни; но нельзя сначала научиться действовать в жизни, не пройдя через систему.
В. Если в нас все слабость и нет никакой силы, из какого источника мы можем черпать силы, чтобы хотя бы начать работу?
О. Мы должны иметь определенную силу. Если в нас все слабость, то мы ничего не сможем сделать. Но в то же время, если бы у нас не было никакой силы, мы бы не заинтересовались этой работой. Если мы осознаем свое положение, значит у нас есть определенная сила, и новое знание увеличивает эту силу. Так что мы имеем достаточно. Позже, сила приходит из нового знания, новых усилий.

РАЗВИТИЕ. 17 ЯНВАРЯ 1940

В. Есть очень большая часть меня, которая не хочет развиваться. Как мне усилить ту часть, которая этого хочет?
О. Вы должны делать то, что можете, сверх этого вы ничего не можете сделать. Это «я», которое хочет расти, будет расти, но оно может расти только от ваших усилий; тогда оно сможет как-то бороться с вмешательством других «я».
В. Как можно построить реальное направление, более сильную цель?
О. И здесь то же самое — построением самого себя. Вы можете быть сильнее самих себя.
В. Мы только скопление различных «я». Как узнать, какому «я» верить? Как узнать, является ли правильным то «я», которое приняло решение?
О. Мы не можем знать — это наше состояние. Мы должны иметь дело с тем, что мы есть, до тех пор, пока не изменимся, но мы работаем с идеей возможного изменения, и чем больше мы будем осознавать то безнадежное состояние, в котором находимся, тем больше энергии у нас будет.
В. Это что-то в нас, что мешает нам желать изменения? Если бы мы желали достаточно сильно, мы бы получили помощь?
О. Да, конечно, но я бы выразил это иначе. Вы получили всю помощь, которая только возможна; теперь ваша очередь работать, ваша очередь что-то делать. Конечно, при других условиях, с другой подготовкой, а также в других обстоятельствах, можно было бы организовать все лучше, и можно было бы дать еще больше. Но вопрос не в том, сколько дано, а в том, сколько взято, потому что обычно берется только очень малая часть из того, что дается.

ЕДИНСТВО. 5 СЕНТЯБРЯ 1945

В. Насколько я понял, вы сказали, что человек № 5 — это человек единства. Что здесь подразумевается под единством?
О. Вы помните схему с «я», «я», «я», «я», «я». Так вот, у него этого нет.
В. Какие еще свойства, кроме единства, отличают человека № 5?
О. Этого вполне достаточно. Он должен избавиться от многих «я».
В. Что мне делать, чтобы достичь единства?
О. Будьте одним. Победите все это множество «я».
В. Как мы можем изменить бытие?
О. Это и есть изменение бытия — быть одним. Не все время. Но попробуйте пять минут, затем десять минут.
В. Что такое своеволие?
О. Своеволие против единства. Ему говорят: «Не делай этого»,
оно отвечает: «Я хочу это делать».

  1. 9. 45

В. Я не понял ответа, который вы мне дали о попытках иметь единство по пять минут в день.
О. Что я могу еще сказать? Старайтесь не позволять различным «я» вмешиваться или спорить между собой. Если не пять минут, попробуйте четыре, или три. Недостаточно просто сказать, что вы не можете этого делать. Опишите процесс. Почему не можете?

 

Глава 7. РАБОТА

ШКОЛЫ. ТРИ ЛИНИИ РАБОТЫ. 28 ФЕВРАЛЯ 1935

У. Я хотел бы, чтобы вы подумали о трех линиях работы, потому что эти лекции, как я представлял их вам в начале, теперь окончены. Я дал вам все слова, которые необходимы для изучения системы, и я объяснил положение этой системы по отношению к другим системам. Вы, вероятно, помните, что я говорил о различных путях. Существует четыре пути, или три традиционных пути — Путь Факира, Путь Монаха и Путь Йога, и характерная черта этих трех путей, трудность этих путей, в том, что нужно начинать с самого трудного, то есть человек должен оставить все сразу и начать совершенно новую жизнь. Но я сказал, что есть четвертый путь, который отличен от этих трех путей прежде всего тем, что человек может идти по нему оставаясь в обычных условиях жизни, продолжая свою обычную работу в жизни и делая почти точно то же самое, что делал до сих пор. Из того, что я говорил, более или менее следовало, что эта система, этот тип школы, относится к Четвертому Пути, он обладает всеми особенностями и всеми чертами школ Четвертого Пути. Затем я сказал, что бывают различные школы. Школа зависит от уровня людей, которые учатся в этой школе. Есть школы для людей № 6, которые учатся для того, чтобы стать людьми № 7; есть школы для людей № 5, которые хотят стать людьми № 6; есть школы для людей № 4, которые хотят стать людьми № 5, и есть много школ более низкого уровня для людей, изучающих что означает человек № 4 и как стать человеком № 4, и так далее. Но все школы Четвертого Пути, все степени, все уровни, имеют определенные черты, особенно присущие им. Первое, они всегда связаны с неким видом объективной работы. Например, школы, связанные с постройкой готических соборов в средние века, были школами Четвертого Пути.
Но это нельзя брать слишком буквально. Это не значит, что все соборы были построены школами, но что школы стояли за этим. И эта постройка готических соборов была, по некой неизвестной нам причине, их объективной, внешней целью. За этим стояли школы с их собственными целями. Можно знать эту цель или не знать ее, можно видеть ее или не видеть, это не имеет значения, она тем не менее существовала.
Школьная работа может быть успешной только если работать на трех линиях: первая — своя собственная работа, своя собственная учеба, вторая — работа с людьми, и третья — работа на пользу самой школы, или для некой цели этой школьной работы, о которой человек может знать или не знать.
До сих пор вы работали только по первой линии, вы изучали то, что я давал вам, старались понять то, что я вам объснял, и так далее. Теперь, если вы хотите продолжать, вы должны стараться работать по второй линии, и, если возможно, по третьей линии, но третья линия приходит позже. Если вы найдете, что вы можете что-то сделать по третьей линии, можете сказать об этом, мы можем это обсудить. Но необходимость на сегодня — это работать по второй линии. Вы должны думать о том, как найти больше работы по первой линии, как перейти к работе по второй линии, и как подойти к работе по третьей линии. Без этого ваше изучение не принесет никакого результата и вы не сможете продолжать, потому что, как я сказал, эти лекции, так, как они задумывались, теперь закончены; вы должны теперь стараться думать, как сделать так, чтобы они продолжались, и в какой форме — как оставаться связанными с каким-либо видом работы.
Старайтесь говорить об этом и задавайте вопросы.
(Вопрос об обсуждении лекций)
О. Обсуждение само по себе не поможет.
В. Что может быть помимо обсуждения?
О. Вы сами должны подумать о том, что вам нужно помимо обсуждения. Вам нужны инструкции, вам нужно, чтобы вам показали путь. Вы не можете найти путь сами, никто не может; это обычное состояние бытия человека, что он нуждается в том, чтобы ему указали путь, что он не может найти его сам.
Но можно выразить это иначе — вы входите во вторую линию работы следующим образом: эти группы существуют уже некоторое время, были люди до вас, и один из принципов школьной работы в том, что можно получать уроки и советы не только от меня, но и от людей, которые были со мной ранее, которые учились, может быть, многие годы до того, как вы пришли. Их опыт очень важен для вас, потому что даже при всем моем желании я не могу уделять вам времени больше, чем это для меня возможно. Другие должны дополнить то, что я даю вам, и со своей стороны вы должны научиться тому, как их использовать, как использовать их опыт, как вызвать их на разговор, как получить от них то, что они могут дать вам.
Частично на основе этой идеи, и частично на основе некоторых других идей мы организовали дом, в котором некоторые из вас уже были, и куда некоторые из вас могут прийти позже. Но на данный момент вы не можете получить многого от этого дома, потому что он уже заполнен до отказа и больше не вмещает. Иногда вы можете приходить и говорить там, но если говорить о работе, которая там идет, довольно трудно организовать ее для большего количества людей, потому что там собирается часто до шестидесяти человек. Так что этот дом уже начинает трещать по швам.
Опыт показывает, что чтобы получить то, что возможно получить от этих идей, необходима определенная организация, организация групп людей не только для обсуждения, но для совместной работы, как, например, работа в саду или в доме, или какой-то другой работы, которую можно изобрести и начать. Когда люди работают над чем-то вместе для практического опыта, они начинают видеть в себе и в других людях совершенно другие вещи, которых они не замечают при простом обсуждении вещей. Обсуждение это одно, а работа другое. Но это не для каждого абсолютно необходимо. Возможно много различных вариантов. Некоторые люди работают лучше в таких условиях, некоторые работают лучше в других условиях; для одних — один вид организации, для других — другой. Так что во всех школах существуют различные виды организаций, и люди, если они не становятся неприятными и не способными к совместной работе, могут всегда найти, что им больше подходит без излишнего принесения в жертву чего-то, потому что жертв никто не требует.
Но вы должны думать об этом, вы должны понять, что до сих пор кто-то заботился о вас. Люди, которые были в группах до вас, заботились о вас, говорили с вами. О вас заботились, но теперь вы должны заботиться о себе сами; вы должны теперь думать о том, как сохранить связь друг с другом, как сделать так, чтобы эти лекции продолжались. Вам нужно будет заботиться о себе самим, а позже вам нужно будет заботиться не только о самих себе, но и о новых людях. Это также будет частью работы, и таким образом вы будете связаны с третьей линией работы.
И эту связь вы можете начать устанавливать уже сейчас. Школьная организация, и в особенности организация групп, предполагает определенные правила, потому что, когда люди приходят не зная друг друга, и не зная, о чем вообще идет речь, должны быть выработаны и установлены определенные правила.
Например, одно из правил, которе применяется к новым группам (хотя я, кажется, не настаивал на этом в вашем случае, потому что люди не слушают) это то, что вы не должны говорить с людьми вне групп. Опыт показываеет, что бесполезно давать это правило в самом начале, потому что все равно никто ему не следует. Люди начинают осознавать важность этого правила только когда эти разговоры оборачиваются против них, когда их друзья настаивают на том, чтобы они говорили, когда они уже больше не хотят говорить. Во всяком случае, до сих пор существовало это правило, что вы не должны говорить; теперь же я меняю его — старайтесь говорить со своими друзьями, старайтесь выяснить, что они думают, скажите им о возможности лекций, если сможете, приведите их сюда.. Если вам это не удастся — значит, не удастся. Я не могу ожидать от этого большого успеха, но это будет интересным опытом послушать, что ваши друзья скажут вам о вас и об идеях.
Как я уже объяснял, это правило — запрет говорить об идеях — существует для того, чтобы помочь вам не лгать, потому что когда люди говорят о вещах, о которых они не знают, они естественно начинают лгать. Поэтому когда, прослушав лишь несколько лекций, люди начинают говорить о том, что они услышали и высказывать свои мнения, они начинают лгать. Это очень важно, потому что с ложью нужно бороться, и именно поэтому было введено это правило — чтобы помочь вам не лгать. Теперь же вы должны стараться говорить правду, и в то же время, если у вас есть кто-то, кто мог бы быть заинтересован, вам вполне разрешается говорить, но при условии, что вы потом придете сюда на встречи, и расскажете о ваших впечатлениях, как ваши друзья это приняли и что сказали, и так далее. Это будет интересный материал, и таким путем вы приготовите определенное количество людей. Очень часто случается, что люди могут заинтересоваться, но при этом они не могут долго слушать. Большинство людей слишком нетерпеливы, они не дают самим себе достаточно времени. Они слишком быстро делают выводы и решения.
В. Можно ли использовать эту систему для понимания других систем, например, Упанишад?
О. Я думаю, это слишком трудно. Да, это возможно, но не сейчас. Я думаю, вы должны узнать больше об этой системе, чтобы видеть связи, особенно по отношению к старым системам, которые слишком далеки от нашего времени. Например, я сказал, что есть три традиционных пути — Путь Факира, Путь Монаха и Путь Йога. Но в те времена, когда были написаны Упанишады, этих путей еще не было, это разделение появилось только в наше время. Даже две тысячи лет назад, во времена Христа, или раньше, этого разделения также не существовало. Вещи изменяются со временем, но определенно то, что если мы будем изучать эту систему достаточно долго, и если мы будем понимать общие космические принципы школ, то будем в состоянии сравнивать различные системы и понимать их языки.
В. Будет ли ложью, если я скажу, что, познакомившись с этой системой, я стал лучше понимать Буддизм?
О. Мне очень интересно это слышать, потому что, хотя я не очень много об этом знаю, в том, что я читал из Буддийских писаний, я нашел много сходства с системой. Но они писали все одно за другим, никак не подчеркивая, что одно важнее другого. Но понимание самого себя в любом случае помогает понять многие вещи.

РАБОТА. 25 СЕНТЯБРЯ 1935

Я. Я хотел бы повторить то, что я уже говорил другой группе. Хотя вы пришли в разное время, вы все начали с психологических лекций и все они находятся на одном уровне. Я сказал, что двигаясь с такой скоростью, понадобится триста лет, чтобы добиться каких-то результатов, если мы не сможем как-то сократить этот срок — потому что можно прожить триста лет за один месяц. Это зависит от понимания. Все возможности сокращения пути зависят от понимания. Система помогает только тогда, когда вы помогаете сами себе; она не может ничего создать. Но при таком медленном движении влияние С становится влиянием В.
Те, кто хочет продолжать, будут продолжать. Только я хочу предупредить их с самого начала, что если они не будут делать достаточных усилий, это будет бесполезно. Усилия должны быть организованы. Что это значит? Если вы не понимаете нашей работы, мы не будем в состоянии помочь вам. Вам можно помочь только когда вы входите в нашу работу. Нужно работать по трем линиям. Прежде чем это понять, нужно понять в самом себе различные линии работы: интеллектуальная работа — приобретение знания; эмоциональная работа — работа над эмоциями; и работа над волей — работа над своими действиями. Вначале нет большой воли, такой, как у человека № 7. Но в определенные моменты воля появляется. Воля — это равнодействующая желаний. Волю можно увидеть в моменты, когда есть сильное желание делать или не делать что-то. Только эти моменты важны. Система может помочь только тем, кто осознает, что не может контролировать своей воли. Тогда система либо поможет им контролировать свою волю, либо им нужно будет делать то, что им скажут. Вы должны думать о том, как организовать работу так, чтобы иметь результаты раньше, чем через триста лет.
В. Каждый должен осознать это для себя?
О. Необходимо понимать цели работы, ее историю; что необходимо в будущем. Чем больше человек понимает, тем лучше. Если вы делаете что-то с пониманием, у вас будут лучшие результаты; если вы делаете это с меньшим пониманием, у вас будут меньшие результаты.
Например, вы должны понимать, что вы получили эти идеи и пришли сюда, потому что другие люди работали до вас и вложили в это свою энергию и время. Теперь вы должны разделить эту ответственность. Вы не можете продолжать получать идеи не разделяя ответственности. Это вполне естественно. Вы получили эти идеи без всяких условий. Никого не просят делать больше того, что он может, но теперь нужно чувствовать эту ответственность, и если не сегодня, то завтра нужно начать «делать». Делать что? Нужно понимать, чего от себя требовать. Мы изучаем школьные методы, и это единственный способ их изучать.
В. Можете ли вы дать пример того, как разделять ответственность?
О. Нет. Это вопрос понимания того, что полезно, что необходимо. Затем это вопрос видения, что можно сделать, если не сейчас, то, возможно, позже. Это нельзя дать в форме предписания. В старых группах, прежде чем я начал посещать их, я спросил: есть ли какие-то условия для вступления в работу, и что вы делаете, если человек дает какие-то обещания и затем нарушает их? И мне сказали: нет никаких условий. Машинам дается полная свобода. Когда люди собирают достаточно знания и понимания, чтобы быть в состоянии принимать условия, тогда им могут быть даны условия. В тот момент, когда люди становятся способными иметь условия, условия становятся необходимыми. До тех пор нет никаких условий.
Я не имею в виду, что теперь именно тот момент, чтобы иметь условия, но вы должны быть готовыми к ним. Вы должны понимать принципы и стадии школьной работы. Вы не можете работать одним и тем же образом всю жизнь. Со временем становится труднее. В то же время, трудности — это помощь, помощь помнить себя, не отождествляться, и т. д. Это очень старые условия, и вы должны понимать, что они созданы для помощи. Люди, как правило, не желают условий, не желают правил. Они спрашивают: «Зачем правила?». Например, им хочется говорить, но не разрешается. Держаться этого правила не очень приятно. Школа помогает тем, что создает трудности для механических проявлений. Постепенно человек полностью окружается неприятными вещами. Это единственный способ, которым может помочь школа.
В. Прежде всего, мы должны наблюдать самих себя? Мы не можем делать абсолютно ничего?
О. Вы можете, и не можете. Вы идете по улицам, где вы не можете свернуть, и затем вы приходите к перекресткам, где можно свернуть. В этот короткий момент, говоря теоретически, можно что-то изменить. Полезно смотреть на свою жизнь с этой точки зрения, видеть долгие периоды, когда нет возможности изменения, и затем моменты, когда есть возможность изменения. Необходимо научиться находить эти моменты. То же самое в работе, только в работе интервалы еще короче.
В. Что нам нужно делать?
О. Думать.
В. Достаточно ли одного мышления?
О. Вы должны начать с этого.
В. Вы хотите, чтобы мы решили сейчас?
О. Нет. Мы не применяем школьные методы, мы только изучаем их. Мы еще ничего не делаем, не принимаем никаких условий. Я хочу только, чтобы вы поняли методы. Рано или поздно наступит время, когда вы сможете получать новое знание только при соблюдении неких условий. Условий общих для групп, или индивидуальных в зависимосити от обстоятельств жизни человека.
В. Будет ли это мешать тому, чем мы обычно занимаемся?
О. Нет. Человек может сам начать делать что-то такое, что будет мешать. Но это будет его свободный выбор, не условия. Лучше я дам вам пример. Моя работа, например, началась с третьей линии. Очень скоро после того, как я начал, мне были даны условия. Моя группа была в Москве. Условие, данное мне, было организовать группу в Петербурге, или переехать в Москву. Я не мог переехать жить в Москву, поэтому я должен был организовать группу в Петербурге, при этом не зная практически ничего. Затем люди стали приезжать в Петербург, чтобы давать там лекции, и таким образом я смог учиться. У меня был выбор — или ничего не получить, или переехать в Москву, или организовать группу в Петербурге. Вы начинаете без всяких условий, но скоро некоторые условия появятся, хотя и не такие большие, как были у меня. Это пример того, какие условия могут быть даны на третьей линии.
На второй линии, когда группы были организованы, было дано одно условие: когда мы встречаемся, мы должны рассказать нашу жизнь — только чистую правду. После многих попыток и усилий мы поняли, что мы этого не можем, потому что никто не знает своей жизни. Люди постоянно выдумывали, только каждый делал это по-своему. Но во всех случаях это была бессознательная ложь. Только когда мы попытались это сделать, мы поняли значение этого условия. Это казалось очень простой вещью, но мы увидели, как далеки мы от понимания. Мы думаем, что если мы хотим что-то сделать, то мы можем. Я не буду давать вам этого условия.
Если человек решает быть искренним, он должен удалить искусственные барьеры. В то же время, очень трудно даже решиться на это. У нас очень много неприязней, например: «Мне не нравятся эти люди», «Я не буду говорить о себе перед этими людьми». Уже двадцать лет я слышу об этих людях.
В. Если бы человек был искренним и преодолел все барьеры, то от него многое и потребовалось бы?
О. В соответствии с принципами работы, ни от кого не требуется делать того, что он не может, но только то, что в его положениии для него возможно. Мое положение подходило для организации группы в Петербурге, иначе мне не было бы дано это условие.
В. Я думал о возможности потерять систему. Вы организуете группу, а затем что-то случается…
О. Когда обстоятельства становятся невозможными, почти всегда бывают созданы некие другие обстоятельства, дающие возможность продолжать. Конечно, может быть война, или революция, как в России. В то же время, всем, кто хотел уйти от этого, была дана эта возможность…
Время исчислено для каждого. Спустя некоторое время вы для меня уже другие, и я говорю с вами по-другому. Соответствуете ли вы этому, или нет — это другое дело, но я ожидаю от вас со временем других вещей.
В. Излишнее увлечение само-наблюдением показывает, что оно останавливает работу.
О. Не увлекайтесь. Если вы наблюдаете, это помогает работе. Вы можете всегда наблюдать, не прекращая энергичной работы. Если же вы начинаете отождествляться с этим, это портит работу. Но если вы находите трудным наблюдать себя во время энергичной работы, не старайтесь. Начните с более легких вещей. Это выражение лени — начинать с самого трудного. Затем вы оправдываете себя, говоря, что вы не можете это делать.
В. Если я нахожу, что не могу вспоминать себя…
О. Вы никогда не можете. Вы можете наблюдать всю ту массу вещей, которые вы делаете без само-воспоминания, и как полезно было бы вспоминать себя. Чем больше вы цените его, тем больше вы будете стараться его получить.

УЧИТЬСЯ РАБОТАТЬ И КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАБОТЫ. СРЕДА. 9 ОКТЯБРЯ 1935

О. Я хотел бы повторить то, что я сказал на одной из предыдущих лекций, потому что некоторые из вас не слышали этого — если мы работаем так, как мы работаем сейчас, то понадобится триста лет, чтобы получить хоть какие-то, самые маленькие, ощутимые результаты. Если мы понимаем, что у нас нет трехсот лет, и если мы хотим что-то получить, то необходимо работать с большей скоростью. Что это значит? Это значит, что невозможно работать теоретически. Вы помните о влияниях В и С. С — это прямое влияние, произнесенным словом. Влияние В никогда не может стать влиянием С, но влияние С может легко стать влиянием В. Это значит, что вы не можете реконструировать систему из книг; из книг вы можете получить только фрагменты. С очень легко низвести на более низкую ступень. Работа должна быть практической. Эзотерические идеи, которые не берутся практически, становятся просто философией, а это означает лишь интеллектуальную гимнастику, никуда не ведущую.
Что означает работать практически? Это значит работать не только над интеллектом, но также над эмоциями и над волей. Работа над интеллектом означает учиться думать новым способом, создание нового взгляда на вещи, разрушение иллюзий. Работа над эмоциями означает невыражение негативных эмоций, неотождествление, не учитывание внутренне, и позже, работа над самими эмоциями. Работа над волей — что это означает? Что такое воля человека № 1, 2 и 3? Это равнодействующая желаний. Воля — это результат соединенных желаний, а так как наши желания постоянно меняются, у нас нет постоянной линии. Так что обычная воля зависит от желаний, а желания могут быть очень разными: желания что-то делать и желания чего-то не делать. Формы проявления воли в обычном человеке очень определенны. У человека нет воли, но лишь упрямство и своеволие.
Нам нужно спросить себя, на чем могла бы быть основана воля человека № 7. Она должна быть основана на полном сознании, а оно включает в себя знание и понимание, соединенные с объективным сознанием, и постоянное «я». То есть необходимы три вещи: знание, сознание и постоянное «я». Только люди, обладающие этими тремя вещами, могут иметь реальную волю, то есть волю, независимую от всего другого и основанную только на сознании, знании и постоянном «я».
Теперь спросите себя, на чем основаны упрямство и своеволие. Очень интересно, что они всегда основаны на противодействии. Упрямсто — это когда, например, кто-то видит, что человек не знает, как что-то делать, и предлагает объяснить, но тот отвечает: «Нет, я сам сделаю». Упрямство возникает из противодействия. Своеволие это примерно то же самое, только более общего характера. Своеволие может быть родом привычки.
Чтобы научиться работать над волей, как трансформировать волю, нужно прежде всего пожертвовать своей волей. Это очень опасное выражение, если его неправильно понять. Очень важно правильно понять, что означает пожертвовать своей волей. Вопрос в том, как это сделать. Первое, нужно соединить и скоординировать свои мысли, слова и действия с идеями, требованиями и интересами системы.. У нас слишком много случайных мыслей, которые все меняют. Если мы хотим быть в работе, мы должны проверять все наши мысли, слова и действия с точки зрения работы. Некоторые из них могут повредить работе. Поэтому если вы хотите работать, то вы уже не свободны; вы должны расстаться с иллюзией свободы.
Вопрос в том, есть ли у нас свобода? Есть ли нам что терять? Единственная свобода, которую мы имеем — это вредить работе и другим людям. Учась тому, как не вредить работе, мы учимся и тому, как не вредить самим себе, не совершать безответственных, непоследовательных действий. Так что мы не жертвуем ничем реальным.
В жизни человеку не на чем это применить — он не знает никакой работы, поэтому он не может скоординировать свои мысли, слова и действия. Но когда он начинает работать, то до некоторой степени он уже это может.
Свяжите эту идею с другой идеей — что время исчислено. Это значит, что требования со временем меняются. Вначале единственное требование к людям — не говорить. Через некоторое время требуется понимание. Тогда появляется два условия: не верить ничему, и не делать ничего, пока человек не понимает почему и что он делает.
Через некоторое время человек оказывается в положении, когда не остается ничего независимого от работы, когда остается только очень немного действий, не связанных с работой. Это не значит, что человек должен остановить всю свою деятельность, но лишь то, что он не должен решать за себя. Человек не должен брать решение на себя, но он может спросить чьего-то мнения. Это не относится к вам теперь. Но придет время, когда у вас отнимется ответственность. Школа дает возможность не быть ответственным. Таким образом вы учитесь держаться некой линии, и именно этим создается воля. Если в течение долгого времени вы работаете по некой прямой линии, вы будете хотеть и дальше идти по прямой линии. Воля создается повторением.
Необходимо работать над изменением бытия. Если вы работаете над изменеием бытия так же, как вы делаете все в жизни, то жизни не хватит. Достичь прочного изменения бытия, такого изменения, которое может пережить смерть, возможно только если мы используем усовершенствованные методы школьной работы. Иначе наши попытки слишком разрознены.
Первое условие такой работы — это знать, что делать и как.
Некоторые из вас слышали, что в связи с этим я дал краткую историю работы.
В. Я не понимаю, как можно отказаться от воли и в то же время не делать того, чего не понимаешь.
О. Это в сущности одно и то же. Это значит, если вы не понимаете, пойдите и спросите у кого-то. Если вы не понимаете, правильно что-то или неправильно, спрашивайте. Первое условие — вы не должны ничего делать, пока не понимаете.
Изменение этих двух принципов было причиной, по которой я отошел от первоначальной группы.
Я дам вам краткую историю работы. Осенью 1907 я столкнулся с некой литературой, книгами и людьми, связанными с очень интересными идеями, которые были для меня новыми. Я помню один разговор в этой связи. Я сказал: «Если бы возможно было принять как доказанное, что сознание может проявлять себя отдельно от физического тела, то можно было бы доказать многие другие вещи. Только это нельзя принять как доказанное». Я понимал, что ясновидение, общение с умершими и все эти вещи не доказаны. Что-то в этом может быть истинным, что-то выдуманным, но ничего не доказано.
Я начал работать в этом направлении. Я вернулся к старым идеям, которые интересовали меня десять лет назад, о высших измерениях, и подошел к ним не математически, но психологически. Я начал читать оккультную литературу, я заинтересовался Таро, и т.д. Кроме того, я ставил эксперименты, и некоторые мне удались, но удачные эксперименты нельзя было повторить, так что их нельзя было рассматривать как эксперименты в точном смысле. Я не мог закрепить результаты.
Так я пришел к выводу, что необходима школа. Это именно в то время, когда была окончена «Новая модель», я пришел к идее необходимости школы. Поэтому я поехал в Индию, чтобы найти школы йогов. Я оставался там до начала войны. Я нашел там интересные вещи, но не совсем то, что мне было нужно. Я не нашел школу настолько научную, насколько мне этого хотелось, хотя я был убежден в их существовании. Школы, которые я нашел, были школами отречения, с учителем и сгруппированными вокруг этого учителя учениками, которые верили всему, что он говорил, и делали то, что он говорил. Для этого не было необходимости ехать в Индию, так как такие школы я мог найти и в России. В России существовали тогда очень хорошие школы в некоторых монастырях. Но это был не мой путь. Кроме того, я имел особые сомнения в этих школах отречения.
Я вернулся в Россию с убеждением, что я нашел кое-что, но не то, что мне нужно. У меня была идея вернуться в Индию после войны, чтобы продолжать поиски школ. Это было время, когда я думал, что война окончится очень скоро. Когда я понял, что война никогда не кончится, я отказался и от этой идеи.
В России, в Москве, я встретил маленькую группу, и очень скоро увидел, что это была школа. Я начал работать в ней около 1915 года и получил там много идей. Первый принцип этой школы был не делать ничего, пока не понимаешь, и результат каждого усилия измерялся пониманием. Понимание было главным принципом. Другим принципом было то, что человек не должен ничему верить, каждый должен все проверять, принимать или не принимать, но никогда не действовать на основе веры. Другое условие было то, что те, кто вел школу, должны были заставлять людей думать, а не внушать слепую веру.
Я работал в этой школе до 1918 года. Между Москвой и С-Петербургом существовала тесная связь, затем мы все переехали на Кавказ. В 1918 году я ушел от Г., потому что что-то изменилось. Он изменил основные принципы и потребовал, чтобы люди верили, и делали то, что он говорит им, даже если они не понимают. От него ушли все за исключением четырех, из которых трое были новичками. С тех пор я дважды контактировал с ним и старался ему помочь, и только в конце 1923 года я окончательно порвал с ним.
Он был кавказский грек, очень интересный человек. Он путешествовал по Персии и Российской Центральной Азии, и специально изучал дервишей и суфиев. Очевидно, он вошел в контакт с некой школой, которая не была восточной, и от этой школы он получил свое знание.
Я говорю об этом частично в связи с вопросами, которые люди задают о книге Ландау.
Некоторые говорят, как я могу что-то обещать, если я не знаю вашей конечной цели? Я сказал, что если вы через два года не знаете своей цели, то продолжать бесполезно. Цели были объяснены и должны быть вполне ясны. И второе — я не хочу никаких обещаний. Как можно ставить какие-то условия и делать соглашения с людьми, которых нет? Прежде всего они должны начать существовать. Когда что-то становится в них постоянным, и они начинают понимать работу и ее цели, тогда они могут либо уйти, либо продолжать. Но не может быть никаких обещаний. Если люди хотят продолжать учиться, они должны принять определенные условия. Это значит, они должны сделать учебу практической. Работать над одной стороной не достаточно, нужно работать над всеми сторонами. Если люди относятся к работе недостаточно серьезно, то это потеря времени. У вас есть право уйти, и у меня есть право прекратить лекции — так что нет никаких обязательств ни у одной стороны. В сущности, я хотел бы писать, но не могу, потому что отдаю все свое время этому. Но это время необходимо, потому что это единственный способ основать школу. Если я смогу сказать: «Если я завтра умру, работа будет продолжаться», это значит, что школа основана. Если все держится только на мне, это значит, что школа не имеет достаточной силы.
А возможность изменения бытия существует только в связи со школьной работой и школьной дисциплиной. Какой-то период времени необходимо иметь это, затем можно работать самому. Школы означают людей. Люди должны иметь подготовку. У Г. все пошло неправильно, потому что вначале он был очень строг в выборе людей, но затем стал брать людей без всякой подготовки.
В. Каковы условия?
О. Нет никаких условий, и не может быть условий за исключением одного — старайтесь понимать, что вы делаете. Лучше ничего не делать, чем делать что-то без понимания.
В. Невозможно начать на второй линии до тех пор, пока не основана школа?
О. Это было бы любительством, а работа на второй линии должна быть профессиональной работой. Также школа не может существовать на слишком маленькой шкале. Только определенное количество людей дает достаточное разнообразие типов. Особенно в Англии, именно теперь, выбор типов очень мал. А для успешной работы в группах необходимо разнообразие типов. Почему это разнообразие необходимо? Иначе нет трения, нет сопротивления, люди начинают думать, что они понимают друг друга.

Итак, я начал с идеи проверки существования чудесного. Я нашел подтверждения, но пришел к выводу, что необходима школа. Когда я нашел школу, я пришел к выводу, что необходимо изменение бытия. То есть вы видите — цель меняется. Прежде всего я увидел необходимость проверки некоторых фактов; когда я проверил их, это не помогло. Я нашел, что необходима школа; когда я нашел ее, я увидел, что необходимо изменение бытия.
Я также увидел, почему у меня были сомнения по отношению к школам отречения. Например, Брантон нашел школы. Он очень хорошо описывает людей, йогов, которые могут входить в транс, и т.д. Это очень опасный путь. Приведение себя в транс означает создание воображения в высшем эмоциональном центре. А это тупик. Если вы попадаете туда, то невозможно ни выбраться, ни продвинуться дальше. Идея в том, чтобы контролировать воображение. Если вместо этого определенными методами вы трансформируете его в воображение в высшем эмоциональном центре, вы получаете блаженство, счастье, но это в конце концов лишь сон на более высоком уровне. И нет никакого выхода. И хотя я не знал теории этого, я относился с сомнением к этим эмоциональным методам.

ПРАВИЛА

У. Я бы хотел поговорить о принципах и методах организации и работы школ — и в особенности о правилах, потому что без понимания их вы не сможете понять многих других вещей о работе.
Говоря в общем, школа это место где можно чему-то научиться. Могут быть школы иностранных языков, школы музыки, школы медицины, и т.д., но тот вид школы, который я имею в виду — не только для учения, но и для становления другим. Такая школа должна не только давать знание, но и помогать изменить бытие; без этого это будет лишь обычная философская школа.
Что делает школу школой? Прежде всего это понимание принципов школьной работы, и второе, весьма определенная дисциплина, основанная на правилах. Когда люди приходят на лекции, им говорят об определенных правилах, которые они соблюдать. Эти правила являются условиями, на которых они приняты и им дано знание. Соблюдение этих правил или условий — это их первая плата, и первое испытание.
Одна из самых важных вещей в каждой школе — это идея правил. Если нет правил, нет школы. Даже подражательная школа не может существовать без правил. Если это имитация школы, то будет имитация правил, но какие-то правила должны быть. Одно из определений школы — это что некое количество людей принимают определенные правила и следуют им, так что правила — первая вещь. Это представляет очень интересный предмет для обсуждения между людьми на встречах. Я вижу, что люди не думают о необходимости правил. Люди считают себя связанными с работой, но при этом не понимают простейших правил. Правила существуют не для удобства, не для комфорта — они для неудобства и для дискомфорта, и таким образом они помогают само-воспоминанию.
Вы должны понять, что все правила созданы для само-воспоминания. Первое, они имеют свою собственную цель; второе, они служат само-воспоминанию. Нет правил, которые не были бы для само-воспоминания, хотя сами по себе они могут иметь другую цель. Если нет правил, то нет работы. Если важность правил не осознается, возможность школы исчезает.
Некоторые люди не понимают самого начала работы, они не думают о работе как о работе, они берут ее обычным образом. Есть одна вещь, которая через какое-то время становится необходимой, обязательной, потому что без нее нельзя работать, и эта вещь — опонимание ценности работы. С одной стороны люди хотят работать, но с другой стороны они хотят брать вещи тем же самым образом, что и обычно. Если они хотят работать, то все по отношению к работе должно рассматриваться по-другому, все — а они думают, что могут сохранить все, как раньше, — в этом вся причина. То, чего, как я вижу, недостает, — это работа, и понимание работы, и понимание ценности работы. Этого понимания не хватает больше всего. Все берется как само собой разумеющееся, и в то же время все рассматривается с обычной точки зрения, что ничего не изменяет.
Многое зависит от личного отношения и личной работы. Организация, которая является школой для одного человека, не является ею для другого.
В. Если школы — это реальные живые существа, то почему они умирают?
О. Что вы подразумеваете под школами как живыми существами? Это смутно и неопределенно. Но если мы возьмем это буквально, то станет совершенно ясно, почему школы умирают. Все живые существа рано или поздно умирают. Если люди умирают, то и школы должны умирать. В моих лекциях было объяснено, что школам требуются определенные условия. Если эти условия разрушаются, то и школы разрушаются. Если бы сейчас существовала школа в Кантоне или Нанкине, она могла бы быть разрушена — и перестала бы существовать.
В. Могут остаться идеи.
О. Идеи не могут летать. Им нужны человеческие головы. И школы не состоят из идей. Вы все время забываете, что школа учит изменению бытия.
В. Имеет ли совместная жизнь людей что-то общее с организацией школ?
О. Смотря какую совместную жизнь вы имеете в виду. Например, некоторое время назад в России существовали так называемые толстовские колонии. Большинство из них имели одну и ту же историю. Люди решали жить вместе, покупали землю, и так далее; затем, примерно через три дня они начинали спорить и ссориться друг с другом и все кончалось ничем.
В. Я имел в виду группу людей, живущих в одном доме.
О. Это зависит прежде всего от того, кем это организовано. Если они организовали все сами — это обычно кончается ничем. Но если это было организовано в соответствии с определенными принципами и определенными правилами — в некоторых случаях это может быть полезным.
В. Будет ли хуже однажды начать и не быть в состоянии следовать системе, чем вообще не начинать?
О. Если вы по-настоящему начали, ничто не сможет вас остановить, кроме вас самих.
В. Как это согласуется с тем, что вы сказали, что нет никакой гарантии?
О. Это зависит от вашей работы. Как я могу гарантировать вашу работу?
В. Но организации для работы останутся — я имею в виду, если человек работает?
О. Если не будет катастроф. Мы живем в нестабильное время.
Относительно гарантии. То, что мы можем получить, зависит от наших собственных усилий и человек должен работать на свой страх и риск. Но через некоторое время он начинает видеть: «Я получил что-то, чего у меня раньше не было», или «я получил еще что-то, чего у меня тоже не было». Так, мало по малу, можно стать более уверенным.
В. По-видимому, вы не можете дать гарантии и того, как сильно будут люди страдать, избавляясь от иллюзий в своей собственной жизни? Ведь человек может принимать иллюзию за реальность?
О. Да, очень легко; но если человек помнит все, что ему сказано, то он научается различать, и быть меньше под властью иллюзии.
В. Я увидел возможность потерять все, что я здесь приобрел, и это испугало меня. Меня волнует, как сделать это знание во мне постоянным.
О. Это вопрос бытия — как много вы приобретаете и как долго вы будете способны продолжать работу. Это не значит, что когда начинается война, работа останавливается — все зависит от вас. На самом деле ничего не меняется. Война никогда не прекращалась.
В. Необходимо ли отдавать работе над бытием все наше время, не оставляя ничего?
О. Вы начинаете с невозможного. Начните с возможного. Начните с одного шага, старайтесь делать немного, и результаты покажут. Всегда есть граница, вы не можете делать больше, чем можете. Если вы будете стараться делать слишком много, вы ничего не будете делать. Но понемногу вы увидите, что необходимо правильное мышление, правильные отношения. Это требует времени, потому что так долго люди были во власти негативных эмоций, негативного воображения, и тому подобного. Но мало по малу это уйдет. Нельзя изменить все сразу.
Говоря в общем, мы больше знаем о нашем знании, чем о нашем бытии. Мы знаем, как мало мы знаем о самих себе, мы знаем, как каждый момент мы совершаем ошибки во всем, мы знаем, как мы не можем ничего предвидеть, как мы не можем понимать людей, как мы не можем понимать вещи — мы знаем все это, и все это результат нашего недостаточного знания.
О нашем бытии мы знаем, например, что первый признак нашего бытия, первая идея нашего бытия — это та множественность, о которой мы говорили на первой лекции. Мы говорим «я», но это «я» меняется каждый момент. В один момент я говорю «я», и это одно «я», через пять минут я снова говорю «я» и это уже другое «я». Это состояние нашего бытия. Мы никогда не являемся одним, и никогда тем же самым. Это начало изменения бытия, изучения множественности, изучения многих «я» в нас, изучения бесполезных функций, изучения негативных эмоций — все это изучение нашего бытия.
В. Помогает ли понять наше бытие изучение наших отношений с другими людьми?
О. Конечно, да. Например, в отношениях с другими людьми мы понимаем наши механические реакции. Мы решаем вести себя с другими людьми определенным образом, но в следующий момент, или на следующий день, мы ведем себя совершенно по-другому.
В. Сможем ли мы когда-либо понять наше бытие в целом?
О. Нет. Мы всегда должны думать лишь о следующем шаге — только одном шаге. Мы можем понять и представить себе наше бытие более собранным, чем оно есть теперь, — это мы можем понять. Когда мы поймем это, мы сможем представить его себе еще более собранным — но не полностью, не окончательно.
В. Как можно развить бытие? Вниманием, само-наблюдением и само-воспоминанием?
О. Прежде всего, знанием себя; затем следованием всем рекомендованным практикам, начиная с невыражения негативных эмоций, стараясь не отождествляться, борясь с воображением, стараясь помнить себя. Старайтесь помнить, что вам было сказано. Все это путь развития бытия.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАБОТЫ — ЛИНИИ РАБОТЫ (Н.Д.)

О. Я получил много писем, и я не могу сказать, что они показывают много понимания. Самая важная вещь каким-то образом от людей ускользает. На самом деле я сказал, что если можно сказать заранее, что человек ничего не получит, то продолжать бесполезно. Потому что получить что-то можно только на определенных условиях. Первое условие — что человек понимает, чего он хочет, и как много он готов за это заплатить. Потому что нужно платить за все. Все, что можно получить, зависит от определенного усилия; ничего нельзя получить за ничего. И чтобы делать это усилие, необходимо понимать условия, на которых человек может работать. Человек должен понимать, что он делает, и почему он это делает, и что можно получить этим усилием. О материальных условиях мы поговорим позже. Прежде всего необходимо понимание. И первое, что необходимо понять, это как получить понимание и что понимать.
Я дам вам краткую историю работы. Около двадцати лет назад я встретился с неким кругом идей, связанных с возможностью развития скрытых сил в человеке. Я помню один разговор на эту тему. Я сказал тогда: «Если возможно было бы доказать, что сознание человека (теперь я бы назвал это разумом) может работать отдельно от человеческого тела, то тем самым можно было бы доказать многие вещи». Я начал читать все книги, которые я мог найти на эту тему; я вернулся к идее измерений, которая интересовала меня ранее; я делал эксперименты и получал интересные результаты. Только я не мог закрепить их, не мог контролировать эти результаты. Я убедился, что необходима школа. Поэтому я отправился на Восток в поисках школ. Я не могу сказать, что мои поиски были полностью неудачны. Я на самом деле нашел некоторые связи, но это были в основном школы отречения, основанные на очень эмоциональном отношении к учителю, и принятии всего, что сказано. Более надежных и психологически здоровых школ я не нашел.
По возврашении в Россию я встретился с маленькой и очень интересной школой. Мне понравились идеи этой школы и мало по малу я открыл, что эти идеи не были изобретением, но что они шли из реальных школ и были связаны с реальными школами. Система показывает, что она идет из более высокого ума, так как она основана на идеях, которые невозможно найти в обычной науке или философии. Очевидно, что первоначальная основа системы идет из школ, и это означает из высшего ума.
Я работал в этой группе до 1918 года, после чего не только я, но и все другие оставили этого человека. Я объясню причины этого позже. То, чему я научился, изменило для меня идею поисков чудесного. Я понял, что причина моей сравнительной неудачи в экспериментах и в моих поисках школ была в том, что эти вещи нельзя изучать научными методами. Научные методы предполагают обычный интеллект, а обычный интеллект не может прыгнуть выше самого себя. Необходим высший ум. Это вопрос изменения бытия. На определенном уровне бытия возможны только определенные вещи. А человек не может изменить свое бытие на полчаса, а затем вернуться к своему обычному бытию. Также я понял, почему мне не нравились, или я не верил, школам отречения. Во многом это было развитием воображения. Все эти трансовые состояния, самадхи, и т.д., есть лишь воображение в высшем эмоциональном центре (или обычном эмоциональном центре). Это ведет в тупик, из которого невозможно перейти ни к какому высшему состоянию.
Так я понял, что реальная работа должна быть работой над бытием, и что без работы над бытием ничего нельзя сделать. Но работа над бытием требует понимания цели, методов и необходимых условий. Есть два основных условия в работе:
1. Человек не должен ничему верить, он должен все проверять.
2. Еще более важное условие, относящееся к «деланию» — человек не должен ничего делать, пока не поймет, почему и с какой целью он это делает.
Необходимо понять эти два принципа. Это правда, что человек может понять, что он ничего не знает, не знает, что ему делать, и что он может просить совета и может получить ответ о том, что ему нужно делать. Но это происходит в очень благоприятных обстоятельствах, и при этом, если он спрашивает, он должен это делать. Если он спрашивает и не делает, он теряет возможность спросить в следующий раз.
Причина, по которой я и другие оставили первоначальную группу, была та, что хотя вначале эти два принципа, что человек не должен иметь «веру» и что он не должен ничего делать, пока не понимает, очень подчеркивались, позже этот человек изменил их и потребовал, чтобы люди ему верили и делали вещи без понимания.
Кроме того, необходимо понимать идею трех линий. Первая линия — это изучение самого себя и изучение системы; вторая — работа с людьми, и третья — работа для школы. Вы должны понимать, что работа по второй линии не зависит от вас. Вы не можете начать работу на второй линии, если для вас не организованы определенные условия. Вы не можете организовать работу по второй линии для самих себя. Это не может быть личной инициативой.
В связи с третьей линией очень важно понять общую идею того, зачем эта работа существует и как помочь ей. Идея в том, чтобы основать школу, то есть работу на основе школьных правил и принципов, вначале изучая эти правила и принципы, и затем применяя их на практике. Для этого необходимо много условий. Одно из условий, естественно, — необходимы люди. Есть люди, которые подготовлены, которые способны развить эти идеи, но они не знают об этих идеях. Поэтому необходимо найти их; найти нужных людей и дать им эти идеи. Но для этого нужно понимать их самому.
Материальный вопрос также весьма важен. Работа требует денег, так же, как и любая другая работа, любое другое начинание. Я объясню, как организована эта сторона. Уже двадцать лет тому назад опыт показал, что невозможно установить определенную плату, потому что некоторые люди не могут платить; другие могут платить только очень мало. Поэтому было решено, что каждый платит столько, сколько может. Никому никогда не было отказано из-за неспособности платить, но это было возможно только потому, что платили другие. Принцип таков: все, кто платят, платят за прошлое, но никогда не вперед. Так что до тех пор, пока им позволено платить, проходит довольно много времени. Также, те, кто платит, не могут ставить никаких условий и не имеют никаких преимуществ.
Вы помните о лестнице. Путь не начинается на уровне жизни. Между обычной жизнью и путем есть лестница, и условием для подъема по этой лестнице является то, что если человек хочет подняться на слудущую ступень, он должен поставить на свою ступень кого-то другого. Люди часто спрашивали, что это означает. Это означает работу в связи со школой — поиск людей, поиск средств для школы, и т.д. Вы здесь уже год, по крайней мере те, кто пришли в прошлом сентябре. Вы смогли прийти и учиться только потому, что это все было организовано и финансировано другими, кто пришел раньше вас. Таким образом они поставили вас на свое место.
Цель работы — основать школу. В ней мы можем иметь много линий исследования, научного, психологического, и т.д. Эти линии проявятся, когда придут и заинтересуются этой работой люди с некой определенной подготовкой.
В. Очень трудно ничему не верить, всегда проверять все утверждения.
О. Что означает верить? Можно либо брать все сразу не проверяя, либо можно проверять. Я всегда объясняю, какие теории можно проверить, а какие проверить нельзя, за исключением аналогии. Некоторые вы можете проверить непосредственно, некоторые только по аналогии, так что вначале все они должны быть приняты как гипотезы. Но ни в одном случае вы не обязаны верить.
Интересно, что, хотя направление было правильным, в том кругу идей, с которыми я встретился впервые, «изучение скрытых возможностей в человеке» понималось слишком широко. Хотя все эти вещи, о которых они говорили, все эти силы, существуют, но не для нас. Мы можем прийти к этому уровню только на определенных условиях.
В. Каковы эти условия?
О. Само-воспоминание. И это означает также неотождествление, не учитывание внутренне, отсутствие неагтивных эмоций, не быть во власти воображения, не быть во власти воображаемых «я» — многие вещи.
В. Откуда идут Закон Трех и Закон Семи?
О. Они идут из школы. Но вы должны ценить идеи не по их репутации, а по их истинной ценности.
В. Мне было интересно, не были ли они взяты из Библии.
О. Они не могли бы быть взяты из Библии. Закон Семи помогает понять механичность жизни. Ни идея октав, ни идея триад не могли быть выдуманы…
В. Относительно работы по второй линии — необходимо ли просить о предоставлении возможности?
О. Каждому дана возможность, но для этого требуется организованная работа.
В. Возможна ли какая-то работа над собой без второй линии?
О. Вы начинаете на первой линии. Затем вторая и третья линии помогают первой. Каждая линия помогает другим линиям.
Иногда люди сами формулируют вещи или задают вопросы таким образом, что становится ясно, что им нет необходимости продолжать. Например, некто спросил, может ли он одновременно с этой изучать и другие системы. То есть он должен пойти и изучить сначала эти другие системы и либо удовлетворится, либо не удовлетворится ими. Своим вопросом он уже сделал выбор. Вы не должны смешивать вещи. Хотя даже шарлатанские системы полезно изучать, если вы знаете, что они шарлатанские, и вы не отождествлены.
Нашу работу можно коротко описать так: мы будем изучать системы, как известные, так и скрытые. Мы сделаем определенный выбор и будем изучать только те, которые имеют в своей основе идею возможности внутреннего развития человека. Только эти системы интересны. На другие бесполезно тратить наше время, потому что они упускают самую важную вещь. Потому что только одна вещь важна — возможность развития, изменения. Если мы остаемся такими, как были, нет необходимости учиться. Мы машины, движимые обстоятельствами. Поэтому область нашего изучения ясно очерчена и достаточно широка, но она должна быть очень исключительной. Мы не можем включить в нее всего.
Одна из слушательниц сказала, что ей не нужно эзотерическое знание или работа на второй или третьей линии. Она интересуется только психологическим материалом. Но психология не противоречит эзотеризму. И первая линия еще более эзотерична, чем другие. Они все идут из школ, и вторая и третья линии это только помощь.
В прошлый раз я говорил о воле. Во-первых, необходимо понять, что такое воля. У нас нет воли: у нас есть только своеволие и упрямство. Упрямство — это само-утверждение. Своеволие — это действие против чего-то, против правил, и т.д. И то, и другое заключает в себе некий род сопротивления чему-то, и только в этой форме они существуют. У человека нет собственной воли, которая может существовать без сопротивления и которая постоянна. Вот почему необходимо подчинить ее. Это подчинение тренирует ее таким образом, что потом она может следовать определенной линии. Когда воля становится достаточно сильной, уже нет необходимости ее ограничивать. То есть волю нельзя оставаить такой, как она есть. Сейчас она разбегается во всех направлениях. Ее нужно тренировать, и для того, чтобы тренировать волю, человек должен делать много неприятных вещей, таких как, например, физическая работа. Было найдено на основе опыта, что физическая работа в школе очень полезна. Позже, мы старались организовать так, чтобы люди могли жить и работать вместе. Это дает возможность изучать других людей. В некоторых школах есть специальные физические упражнения, но при отсутствии таковых их место занимает физическая работа. Но все это относится ко второй линии; это должна быть организованная работа.
В. Имели ли вы в виду, говоря о второй линии, тот факт, что мы не можем «делать»?
О. Мы не можем «делать» в общем. Но отдельный человек не может сам для себя организовать работу на второй линии; это должно быть устроено.
В. Тренировка воли идет против желаний. Я наблюдаю, что когда я вхожу в неубранную комнату, я начинаю раздражаться. Должен ли я работать против выражения этого?
О. Да, вы должны всегда работать против выражения негативных эмоций. Но почему вы сердитесь? Раздражение это всегда реакция на механичность других людей. Но вы можете изучать свою собственную механичность. Все, что вы можете делать в вашем случае — это изучить причину, найти правильное отношение, идти против выражения негативных эмоций.

К следующему разу приготовьте вопросы только в связи с тем, что я говорил. Мы должны прежде всего установить определенный подход к вещам. Я должен видеть в каждом из вас, стоит ли вам продолжать, или лучше подождать.
В. Будет ли нам сказано, как мы можем помочь материально?
О. Люди записываются на лекции обычно в январе, или в какое-то другое время. Если вы хотите послать деньги, Мадам К. даст вам адрес. Но вы не должны думать, что это условие. Только позже это становится условием. Это совершенно бесплатно. Но в то же время, если каждый будет думать, что это сделают другие, рано или поздно мы должны будем закрыться.
В. Какой вид физической работы нам предлагается?
О. Ничего не предлагается. Я сказал, что это должно быть организовано.
В. Можете ли вы дать пример (физической работы)? Честно говоря, я не понимаю.
О. Я не знаю, как это объяснить. Любая физическая работа. Я помню, как в первый раз на Кавказе я должен был носить весь багаж на третий этаж. Это была очень хорошая физическая работа. Идея такова: когда определенное количество людей работает вместе, в доме, в саду, с животными, и т.д., это не легко. Отдельно они могут работать, но вместе работать трудно. Они критичны по отношению друг к другу; они становятся друг у друга на пути; они забирают друг у друга вещи. Это очень хорошая помощь само-воспоминанию. Но это не та работа, которую человек может организовать сам. Если человек интересуется идеей, он может войти в уже существующую работу. Но только когда он чувствует необходимость этого. Вы не должны думать, что это какая-то магическая помощь.
В. Что вы подразумеваете под третьей линией работы? Попытки заинтересовать других людей?
О. Если вы знаете нужных людей — хорошо. В некоторых случаях вы можете попытаться; в других случаях лучше вначале спросить у меня. Я еще не знаю, когда мы сможем иметь новые лекции.
В. Можем ли мы тогда говорить о лекциях?
О. Лучше вначале спросить у меня, будут ли у нас лекции в ближайшем будущем. В некоторых случаях лучше не говорить с людьми, пока вы не спросите меня. С этим связаны определенные правила. Например, люди, которые уже однажды были в группах, не могут прийти снова. То есть нужно прежде всего кое-что узнать об этих людях.
В. Вы сказали, что мы не должны иметь веру, а Новый Завет говорит о вере.
О. Есть вера и вера. Вера в Новом Завете — это высшая эмоция, так же как любовь — это эмоция в высших центрах. Новый Завет написан странно, уровни перемешаны там с определенной целью, потому что это книга для школьного использования. Сказано — мы должны иметь веру. Но как мы можем ее иметь? В своем полном смысле вера — это позитивная эмоция. Имитация ее — только суеверие или принятие на веру вместо проверки. В некоторых случаях это просто леность ума.

Следующая встреча будет в среду. Вы должны понимать, что мы продолжаем столько, сколько это приносит пользу. Поэтому вы должны задавать вопросы. Позже я разделю людей на маленькие группы, которые будут встречаться с более старыми участниками и говорить на специальные темы. Позже, могут быть чтения, примерно через месяц. Старайтесь приготовить вопросы в связи с тем, что я говорил.

ЧТО ЗНАЧИТ ИЗУЧЕНИЕ?

О. Что значит изучение? С обычной точки зрения, изучать означает изучать вещи такими, как они есть. Например, стол изучается таким, как он есть. Идея усовершенствования стола в это не входит.
В системе же идея изучения необходимо связана с идеей усовершенствования. Мы можем использовать очень мало из тех сил, которые у нас есть. Изучение развивает наши силы. Человек имеет право на само-сознание даже такой, какой он есть, без всякого изменеия. Объективное сознание требует от него многих изменений, но само-сознание он может иметь сразу. В процессе изучения человек увидит, что живет ниже нормального уровня. Если он учится правильным образом, он изменяется. Изменение должно быть целью.
Вначале вы столкнетесь со многими противоречиями в человеке. Человек не всегда один и тот же даже в своем обычном состоянии, он все время изменяется. Изучая эти изменения, можно узнать о возможности дальнейших изменений. Человек это машина, но это велосипед, который может стать автомобилем, и автомобиль, который может стать аэропланом. В такой машине по необходимости должны быть противоречия — с одной стороны это одно, с другой стороны совсем другое. Аналогия не может быть полной, потому что ее нельзя продолжать до бесконечности. Человек это машина, потому что он лишь передающая станция; он не может ничего произвести сам — никакого действия из самого себя — без какой-либо внешней причины. Но в своем нынешнем состоянии он даже не является правильно работающей машиной.
Во всей этой странной комбинации под названием человек единственная вещь, которая может быть изменена, это сознание. В действительности человек может быть более сознательным. Но прежде всего он должен понять, что он машина, для того чтобы суметь подтянуть некоторые гайки, ослабить другие, и т.д. Он должен изучать, именно в этом лежит возможность изменения. Когда он понимает, что он машина, и когда он знает что-то об этой машине, он поймет, что машина может работать в различных состояниях сознания, и он будет стараться дать ей эти лучшие состояния сознания.
Нам сказано, что человек имеет возможность жить в четырех состояниях сознания, но такой, как он есть, он живет только в двух. Мы также знаем, что наши функции разделены на четыре категории. То есть мы изучаем четыре категории функций в двух состояниях сознания. В то же время, мы осознаем, что бывают проблески само-сознания, и то, что мешает нам иметь больше этих проблесков — это тот факт, что мы не помним самих себя, что мы спим.
Первая вещь, необходимая в серьезном изучении, это понимание различных состояний сознания, а также того факта, что сознание имеет степени. Вы должны помнить, что вы не переходите от одного состояния сознания к другому, но что они добавляются одно к другому. Это означает, что когда вы спите и затем просыпаетесь, состояние «сонного бодрствования» добавляется к состоянию сна; если вы начинаете сознавать себя, то это само-сознание добавляется к состоянию «сонного бодрствования»; и когда вы достигаете состояния объективного сознания, оно добавляется к состоянию само-сознания. Нет резкого перехода от одного состояния к другому. Почему? Потому что каждое состояние состоит из различный слоев. Так же как во сне, вы можете спать более или менее глубоко, так же и в состоянии, в котором мы теперь, мы можем быть ближе к само-сознанию и дальше от него.
Вторая вещь, необходимая в каждом серьезном изучении себя, это изучать функции путем наблюдения за ними, учиться разделять их правильным образом, учиться распознавать каждую в отдельности. Каждая функция имеет свою собственную профессию, свою специальность. Они должны изучаться по отдельности и их различие нужно ясно понимать, помня о том, что они контролируются разными центрами. У нас нет средств к тому, чтобы видеть центры, но мы можем наблюдать функции. Наблюдая их, вы видите, что они отличаются друг от друга; чем больше вы наблюдаете, тем больше материала у вас будет.
Это разделение функций очень важно. С помощью этого знания можно приобрести контроль над любой из наших способностей. Каждой функцией можно управлять, если мы знаем все особенности и скорость каждой из них.
Наблюдение над функциями должно быть связано с изучением состояний сознания и уровней сознания. Необходимо понимать, что сознание и функции — это совершенно разные вещи. Двигаться, думать, иметь ощущения, чувствовать — это функции; они могут работать совершенно независимо от того, сознает человек себя или нет, они могут работать механически. Быть сознательным — это нечто совершенно отличное. Но если мы более сознательны, это немедленно усиливает эффективность наших функций.
Вы помните пример с машинами, работающими при различном освещении? Машины устроены так, что при свете они могут работать лучше, чем в темноте; в каждый момент, когда света прибавляется, машины работают лучше. Сознание — это свет, машины — функции. Мы не можем прибавить света, у нас нет выключателя. У нас нет контроля над светом, но мы можем иметь некоторый контроль над машинами, по крайней мере над некоторыми из них.
Наблюдение функций — это долгая работа. Необходимо найти много примеров каждой из них. В процессе изучения мы начинаем видеть, что мы не можем изучать всё на одном и том же уровне, что мы не можем наблюдать себя беспристрастно. Мы неизбежно увидим, что некоторые функции правильны, а некоторые нежелательны с точки зрения нашей цели. А мы должны иметь цель, иначе никакое изучение не будет иметь результата. Если мы понимаем, что спим, то цель — пробудиться; если мы понимаем, что мы машины, то цель — перестать быть машинами. Если мы хотим быть более сознательными, мы должны изучать, что мешает нам вспоминать себя. То есть мы должны ввести некую оценку функций с точки зрения того, полезны они или вредны для само-воспоминания.
Само-воспоминание — это усилие контроля над функциями. Мы начинаем вспоминать себя своим умом, потому что у нас есть некоторый контроль над нашими умственными процессами и мы можем формировать свои мысли определенным образом, и это формирование умственных процессов приносит моменты сознания. Вы не можете делать усилий сознания непосредственно, но вы можете делать усилие мышления. Если вы продолжаете делать эти усилия, моменты сознания будут приходить чаще и оставаться дольше. Затем, постепенно, само-воспоминание перестает быть чисто интеллектуальным — оно приобретает силу пробуждения.
В. Почему моменты сознания так редки?
О. Нет топлива. Если у вас нет электричества, или если у вас только карманный фонарик, вы можете иметь только одну вспышку, и затем ничего — слабая батарея. Сознание — это свет; свет — это результат определенной энергии; если нет энергии, то нет и света.
В. Можно ли сказать, что весь секрет развития сознания состоит в консервации и контроле энергии?
О. Нет, не весь секрет, хотя консервация и накопление энергии очень важны. Но самого по себе этого недостаточно; нужно знать, как ее контролирвать. Энергия — это механическая сторона сознания.
В. Как можно научиться лучше контролирвать энергию?
О. Мы не можем начинать с идеи контроля. Чтобы контролировать одну маленькую вещь, мы должны знать всю машину. Вначале мы должны контролирвать себя с точки зрения сознания; мы должны стараться помнить себя. Затем, нам нужно остановить ненужную трату энергии. Мы теряем энергию на воображение, внутреннее учитывание, ложь, отождествление, выражение негативных эмоций, бесполезные разговоры. Это основные утечки. Поэтому прежде всего мы должны остановить эти утечки; во-вторых, собирать энергию само-воспоминанием; затем, приводить машину в порядок. Мы не можем начать никак иначе.
В. Можно ли создавать запасы энергии?
О. Да, энергию можно запасать, если вы умеете ее запасать. Но в настоящий момент вопрос не столько в запасании, сколько в нерасходовании. У нас было бы достаточно энергии для всего, что мы хотим делать, если бы мы не тратили ее на бесполезные вещи. О них мы уже говорили — отождествление, негативные эмоции, множество механических действий; но хуже всего выражение негативных эмоций. Если вы сможете остановить выражение негативных эмоций, у вас будет столько энергии, что вы никогда не будете чувствовать ее недостатка.
Мы можем надеяться стать сознательными существами только если будем правильно использовать энергию, которая теперь используется неправильно. Машина может производить достаточно энергии. Но вы можете тратить ее на гнев, раздражение или тому подобное, и остается очень мало. Нормальный организм производит вполне достаточно энергии не только для всех центров, но и для запаса. С производством все в порядке, неправильно расходование.
В. Можно ли сознательным усилием создать энергию?
О. Что вы имеете в виду? Энергия создается естественно тремя видами пищи. Само-воспоминанием мы можем усилить производство высших энергий. Борьбой с негативными эмоциями мы можем усилить его еще больше. Но мы не можем создавать из ничего. Сам Бог этого не может.
В. Когда вы говорили о приведении машины в порядок, имели ли вы в виду улучшение работы центров? Что может привести к их лучшей работе?
О. Вся работа над собой — само-изучение, знание самого себя, само-воспоминание. Сначала мы учимся тому, как знать машину, затем мы учимся тому, как ее контролировать. Мы должны отрегулировать функции, чтобы каждая выполняла свою собственную работу. Большая часть нашей деятельности состоит в том, что один центр выполняет работу другого центра; наша неспособность достичь нормального уровня идет от нашей неспособности заставить наши центры правильно работать. Множество необъяснимых вещей, которые мы наблюдаем, происходит от неправильной работы центров.
В. Означает ли неправильная работа центров вмешательство одного в работу другого?
О. Есть две формы неправильной работы центров. Либо они вмешиваются, то есть один работает вместо другого, либо один забирает у другого энергию.
Иногда центрам необходимо работать один вместо другого. Если один центр по какой-то причине останавливается, машина устроена так, что другой центр некоторое время может продолжать его работу — только намного хуже, конечно — чтобы избежать перерывов. Первоначальная идея такого устройства вполне правильна, но в действительности это стало причиной умственных и физических расстройств, потому что интеллектуальный центр не может по-настоящему работать вместо двигательного или инстинктивного центров, а двигательный не может работать вместо интеллектуального. Но в состоянии отождествления им нравится это делать. Им нравится работать неправильно и не делать их собственной работы. Это стало некой привычкой, и смешивая функции они стали смешивать энергии, стараясь получить более мощные энергии, для которых они не созданы.

РАБОТА НАД СОБОЙ. 3 ФЕВРАЛЯ 1938

В. Становится ли работа над собой легче со временем, или остается одинаково трудной? Как толкание телеги в гору.
О. Я думаю, она становится труднее, потому что она все более разветвляется. Вы начинаете на одной линии, затем через некоторое время на трех линиях, и каждая из них в свою очередь разветвляется, и дальше больше, и все они постоянно требуют внимания и усилия. Здесь нельзя двигаться по инерции. Это другая триада.
С другой стороны, человек накапливает больше энергии, становится более сознательным, это делает все в каком-то смысле легче, но сама работа никогда не может стать легче.

СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ И ФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБУЖДЕННОСТЬ. 10 ФЕВРАЛЯ 1938

В. Сопровождаются ли высшие состояния сознания также и физической пробужденностью и внимательностью к окружающему? Я знаю, например, что нельзя вспоминать себя, когда физически спишь или где-то около этого.
О. В большинстве случаев, да. Человек становится более пробужденным во всех центрах.
В. Осознание своего состояния — это дело ума, эмоции, или их вместе?
О. Даже больше, чем они вместе. Еще инстинктивное чувство и двигательное чувство.
В связи с первым вопросом, о физической пробужденности, очень трудно утверждать что-то в общем, потому что в некоторых случаях высшие состояния сознания могут привести к состояниям транса. Это случается в двух случаях. Во-первых, когда это делается намеренно, с целью сохранения энергии или тому подобное. Во-вторых, когда используются неправильные методы, неправильная школа. Есть много школ, которые могут вызвать высшие состояния сознания только при условии физического полу-паралича, транса. В общем можно сказать, что это неправильно, потому что они не могут добиться этого никаким иным способом. Однако, иногда это может быть вполне правильно, если они могут делать это и тем, и другим способом.
Иногда для стороннего наблюдателя это может выглядеть не совсем как физическая пробужденность.

РАБОТА 13 ЯНВАРЯ 1939

В. Что означает «работа»?
О. Это слово имеет очень широкий смысл. Во-первых, само-изучение это работа. Посещение лекций это работа. Но «работа» в смысле системы означает работу либо приобретения знания, либо изучения того, как изменить бытие. В любом случае вы должны иметь некую совершенно ясную цель, и не только работать для само-изучения или само-контроля и тому подобного. Так что в нашем смысле «работа» включает в себя приобретение знания и приобретение контроля над собой.
В. Как можно было бы наиболее точно сформулировать цель, общую для всех членов всех групп?
О. Я уже сказал, что они хотят знать самих себя, и они хотят приобрести контроль. Первая идея — это знать, и вторая — приобрести контроль над собой.
В. Правильно ли предполагать, что все имеют общую цель?
О. В этом смысле, да, иначе они не были бы вместе в этой работе. Все, кто связан с ней, должны работать на определенных линиях, иначе в ней нет никакого смысла и она не может продолжаться. Направление должно всегда оставаться тем же, поэтому те, кто не заинтересованы в этом направлении, и чьи цели не совпадают с ней, уходят. Для тех, кто остается, цель должа быть той же самой.
В. Я думаю, что это общее правило, что начальный контакт с системой более деструктивен, чем конструктивен.
О. С моей точки зрения, идея конструктивности и деструктивности ложна. Ничего не разрушается, но если мы воображаем, что обладаем чем-то, чего на самом деле у нас нет, тогда, начиная работать, мы можем увидеть именно это — что мы раньше думали, что у нас есть что-то, но теперь ясно, что у нас этого нет. Это значит, что это иллюзия, и мы должны ею пожертвовать. Можно иметь либо иллюзии, либо реальные вещи, и мы не теряем ничего из того, чем мы реально обладаем; мы теряем только идею, что у нас есть что-то такое, чего у нас на самом деле нет.
Часто происходит так, что многие люди разочаровываются в работе, потому что, с самого начала, они начинают выбирать и брать одни вещи и не брать других, и так, через некоторое время, они имеют не систему, а их собственную подборку из нее, а это не работает. Другие хотят понимать только интеллектуально, что невозможно, — так что нельзя брать все на одном и том же уровне.
В. Будет ли нам сказано, когда начинать практическую работу?
О. С самого начала вы уже делали какую-то практическую работу. Если вы делали только теоретическую работу, это значит, вы ничего не делали. Самое первое, вы должны наблюдать, что вы не помните себя, и наблюдать центры. Эта работа практическая с самого начала.
Первое условие работы то, что мы никогда не должны забывать нашу первоначальную цель — чего мы хотим достичь. Люди приходят по самым разным причинам. Некоторые хотят знать. Они понимают, что существует некое знание, и что, может быть, существуют люди, которые знают, и они хотят получить это знание. Другие понимают свою слабость, и осознают, что если они смогут избавиться от своей слабости, то многое для них может стать другим. Так что люди приходят с самыми разными целями, и они никогда не должны забывать, с чего они начали. Им можно напоминать об этом, но это не много поможет, если они не помнят сами.
В. Всегда ли развитие человека с более сильным интеллектом быстрее, чем у того, у кого интеллект не так силен?
О. Иногда да, иногда нет. Не так много можно добиться интеллектом, сколько балансировкой центров и развитием сознания, потому что даже в обычном состоянии человек 1, 2 и 3 может быть более или менее пробужденным, так сказать, более или менее сознательным. Человек с сильным интеллектом может быть полностью во сне, и может даже не начать работать, потому что будет так уверен в себе и так отождествлен со своей собственной интеллектуальной работой, что не отличит ее от реальной работы. И так его интеллект будет его препятстивием. Это происходит часто.
В. Можно ли сказать, что страдание до определенной степени необходимо для достижения изменения бытия?
О. Да, конечно, но это зависит от того, как вы понимааете страдание. Мы ничего не получаем через удовольствие, от удовольствия мы получаем только страдание. Если мы получим достаточно страдания через удовольствие, тогда это может быть полезным, но от удовольствия мы не можем много получить. Каждое осознание чего-то — это страдание, потому что есть много неприятных осознаний о самом себе и о многом другом, и есть много форм страдания. Кроме того, многие страдания бесполезны, и с некоторыми страданиями мы должны учиться не отождествляться, так что отношение к страданию не может быть простым. Но страдание определенно необходимо, и иногда бывает, что люди не могут работать, потому что боятся страдания. В большинстве случаев это воображаемое страдание.

УСИЛЕНИЕ ЖЕЛАНИЯ РАБОТАТЬ

В. Я бы хотел узнать, как усилить мое желание работать.
О. Невозможно ответить на этот вопрос, потому что только вы можете знать, как усилить вашу оценку работы. Вы должны думать, вы должны сравнивать обычные идеи с этими идеями, вы должны найти, в каком смысле эти идеи вам помогают. Невозможно дать общее описание. Все, что мы делаем в работе, усиливает и наше понимание ценности работы. Поэтому старайтесь не пропускать ничего из того, что дается, потому что все идеи имеют эту цель. Каждый принцип системы усилит ваше желание работы, он не может ослабить его. Но специальной работы для этого нет, и не может быть. Необходимо осознать, что мы спим, тогда это желание придет.
В. Так ли это, что насколько человек желает других вещей в жизни, настолько же уменьшается его желание работать?
О. Не обязательно. Есть много вещей, которые мы можем иметь в жизни, и вместе с тем работать. Неправильно думать, что они всегда противоречат друг другу — хотя они могут противоречить. Человек может желать таких вещей в жизни, которые так или иначе делают работу невозможной. Например, кто-то хочет чего-то такого, что заставляет его ехать в Новую Зеландию; тогда он не может одновременно иметь это и работать в Лондоне. Но если вы желаете чего-то в Лондоне, то я не вижу причины, почему вы не можете продолжать работу. Так что нужно научиться различать желания. Конечно, некоторые вещи невозможны. Это форматорно — разделять всё на вещи в жизни и вещи в работе и затем сопоставлять их, как вы это делаете. Необходимо разделять лучше, видеть лучше.

НАПРАВЛЕНИЕ РАБОТЫ

О. О работе в общем, о ее возможностях, о ее направлении, было сказано следующее. Во-первых, человек должен осознать, что он спит, второе, он должен пробудиться. Он пробуждается, теперь он должен умереть. Когда он умрет, он может родиться. Таково направление. Полезно думать об этом, полезно понимать, что такое сон, что значит пробудиться, что значит умереть, и что значит родиться. Предположим, мы хотим родиться. Мы не можем родиться, пока не умрем. Мы не можем умереть, пока не пробудимся. Мы не можем пробудиться, пока не осознаем, что спим. Поэтому есть определенные ступени.
В. Что означает «умереть», в каком смысле?
О. «Умереть» означает умереть, исчезнуть, не быть, не существовать. В нескольких местах в Новом Завете написано, что если зерно не умрет, оно не может родиться. Это то же самое. Бесполезно умирать спящим — тогда нельзя родиться. Вначале нужно пробудиться. Я сказал — первое, осознание сна, второе, пробуждение. Другие вещи приходят позже.

ТРИ ЛИНИИ РАБОТЫ

В. Если три линии работы необходимы для работы, и условия делают это невозможным, что мы можем сделать?
О. Теоретически ничего, но практически можно начать с одной линии, и человек обычно это делает, и не всегда с правильной линии. Затем постепенно входят другие линии.
В. Но затем приходит интервал и мы не можем продолжать.
О. Почему нет? Это будет труднее, но интервалы не нужно понимать так фатально.
В. Если два человека стараются помочь друг другу, это вторая линия?
О. Нет. Во второй линии нет инициативы. Но должна быть определенная подготовка. Человек должен понимать необходимость работы с людьми. Большинство людей думают, что было бы легче работать одному. Когда вы начнете понимать, что это физически невозможно, что только благодаря этим людям вы можете сами работать, это будет понимание, но это не будет еще вторая линия. Вы должны понимать, что люди, которых вы встречаете, так же необходимы вам, как и сама система. Тогда вы можете что-то делать. Это будет начало.
В. Мне кажется, что я не могу делать вторую линию работы, если я не делаю первой, и что третья линия должна также содержать первую.
О. Стоп, стоп, стоп, стоп. Уже около десяти тысяч раз я говорил вам, чтобы вы не смешивали теоретические и практические вещи. Что вы имеете в виду под второй линией работы?
В. Работу с другими людьми.
О. Работа означает действие. Если вы сидите в одной комнате с другими людьми, это не работа. Вы не знаете, что такое вторая линия. Теоретически, работа с другими людьми это вторая линия. Это не значит быть в одной комнате с другими людьми или заниматься одним делом.

УСИЛИЕ. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. Я всегда думал, что есть некоторое достоинство в том, чтобы делать что-то только потому, что это неприятно и я не хочу этого делать.
О. Нет. Есть много неприятных вещей. Вы можете делать много усилий, которые совершенно бесполезны. Это неправильный взгляд.

17.1.40

В. Как можно лучше использовать моменты, когда я чувствую чудесность системы?
О. Делайте больше регулярных усилий, не только время от времени.
В. Я не могу сделать даже самой маленькой вещи по своей воле. Как можно осознать это более полно?
О. Вы ничего не можете с этим сделать — нужно начинать с маленьких усилий.

 

Глава 8. ВОЛЯ

ДЕЛАНИЕ — ЗАКОН СЛУЧАЯ. 27 ФЕВРАЛЯ 1935

…Есть две вещи, которые очень важно понять: мы не можем «делать» и мы живем под законом случая. В большинстве случаев люди думают, что они могут «делать», что они могут получить, что хотят, и только по случайности не получают. О случае же люди думают, что это происходит очень редко, что чаще всего это причина и следствие. Это совершенно неправильно. Необходимо научиться думать правильно. Тогда мы увидим, что все случается, и что мы живем под законом случая.
Люди смешивают октавы и перекрестки. Точка встречи октав случайна. В связи с «деланием» трудно понять, что когда люди строят мост, это не «делание», это только результат предыдущих усилий. Это случайно.
В. Но если они хотят его построить и на самом деле строят?
О. Это так кажется. Подумайте о первом мосте, который построил Адам, и всем развитии мостостроения. Вначале это случай — дерево падает на другой берег реки, затем человек строит нечто подобное этому, и так далее, и так далее. Люди не «делают». Одно следует из другого.
В. Но когда люди стараются стать сознательными, это делание?
О. Да, тогда они видят, что они не могут. В старании стать сознательным вся работа — это собственная работа человека. В построении моста он использует прошлый опыт.
В. Изобретение — это не «делание»?
О. Это результат того, что уже было подготовлено.
В. Но разве добавить что-то к прошлым попыткам — не самое важное?
О. Это очень мало, это ассоциативная вещь, угадывание. Даже изобретения случайны.
В. Вы имеете в виду, что мост — это одно, а усилие — другое? Когда они сходятся вместе — это случай?
О. Нет. Я хочу сказать, что если бы мостов вообще никогда не существовало, и вы бы его построили, это было бы «делание». Построение моста — это скопление случайностей, скопление необходимостей.

УСИЛИЕ

В. Нам было сказано делать усилия. Что имеется в виду под усилием? В обычном смысле усилие производится волей и приводит к некому результату (воля-усилие-достижение). Как примирить то, что «человек не имеет воли», «человек не может делать» с тем, что «нужно использовать усилие», «нужно работать над собой» — фактически, применять энергичное целенаправленное действие? Что предшествует этому усилию и что является его результатом? Усилие само по себе — это просто слово.
О. Трудно ответить на все сразу. Наша воля — это просто равнодействующая наших желаний. Воля показывает направление. В обычном человеке воля следует зигзагообразной линии, или идет по кругу. Воля показывает направление усилий. Усилия — это наши деньги. Мы должны платить усилием. Мы получаем результаты лишь в соответствии с величиной усилия и временем усилия (в том смысле, правильное ли это время для усилия или нет). Для усилия необходимо знание, знание моментов, когда усилие полезно. Когда октава идет сама по себе, усилие не поможет. Необходимо долгой практикой изучать то, как производить и применять усилие.
В. Вы говорите о делании усилий, и насколько я понимаю, все сводится к тому, что желание делать усилие возникает лишь случайно, время от времени.
О. Не желание, но осознание необходимости.
В. Что значит правильное время для делания усилий?
О. Усилия, которые мы можем делать, это усилия само-наблюдения и само-воспоминания. Когда люди слышат об усилиях, они думают об усилиях делания. Это было бы потерянное усилие, или неправильное усилие. Но усилие само-наблюдения и само-воспоминания — правильно, потому что оно может дать правильные результаты.
В. Тогда как может человек измениться?
О. Он не может измениться, пока он остается под законами механической жизни. Начало возможностей начинается с первой ступеньки (в диаграмме «Жизнь, Лестница и Путь»).
В. Что такое человек № 4?
О. Человек № 4 имеет направление.
В. Это человек, который начинает работать независимо от законов?
В. Все это имеет степени. Человек, живущий во внешнем вруге, находится под законом случая. Или, если человек имеет сильно выраженную сущность или тип, его жизнь подчиняется закону его типа, или законам судьбы. Но это не преимущество. Когда человек начинает работать по направлению к сознанию, это создает в нем некое количество новых триад (новых действий). Это подразумевает изменение, может быть, незаметное, но тем не менее космическое изменение.
Только индивидуальные усилия могут помочь человеку перейти из внешнего круга в экзотерический круг. Что относится к человеку во внешнем круге, не относится к человеку, который начинает работать. Он находится под другими законами, или вернее, другие законы начинают достигать человека, который начинает работать.
Каждый круг находится под другими законами.

СВОЕВОЛИЕ. ОТКАЗ ОТ СВОЕЙ ВОЛИ.
10 ОКТЯБРЯ 1935

У. Об идее отказа от своей воли: это всего лишь выражение. Человек № 1,2,3 не имеет воли, только своеволие и упрямство. Постарайтесь понять, что это значит. Упрямство — это когда человек хочет или делает что-то такое, что запрещено, только потому, что это запрещено. Своеволие — это когда, например, кто-то видит, что вы не знаете, как что-то делается, и хочет помочь вам, но вы говорите: «Нет, я сам». Эти два типа воли — все, что у нас есть. Они основаны на сопротивлении. Реальная воля должна быть основана на сознании, знании и постояном «я». Такие как мы есть, мы ее не имеем. Все, что у нас есть, это упрямство и своеволие. Наша воля — это равнодействующая наших желаний. Желания могут быть очень хорошо скрыты. Например, человек может хотеть кого-то критиковать, но называет это искренностью. И желание это может быть настолько сильным, что он должен делать действительно большие усилия, чтобы остановить его. И такие реальные усилия можно делать только самому.
Чтобы создать волю, человек должен стараться координировать каждое свое действие с идеями работы; он должен при каждом действии спрашивать себя: как это будет выглядеть с точки зрения работы? Полезно это или вредно для меня, или для работы? Если он не знает, он может спросить. Если человек уже долгое время в работе, то практически нет ни одного действия, которое не касается работы — нет независмых действий. В этом смысле человек не свободен, в том смысле, что он не может действовать глупо и без различения. Он должен думать перед тем, как действовать. Если он не уверен, он может спросить. Это единственный метод, которым может быть создана воля.
А для этого необходима школьная организация. Без школы человек ничего не может делать.
В. Что значит отказаться от воли?
О. Отказаться от инфантильности, дилетантства, лжи.

16.10.35

В. Является ли это законом, что если человек отказывается от своей воли, он всегда получает желаемую вещь? Это всегда происходит со мной: когда чего-то хочешь, то чувствуешь огромное сопротивление со стороны других людей, но когда отказываешься от желания, то получаешь желаемый результат.
О. Это не своеволие. Вы взяли некоторые вещи без различения. Неопределенные вещи вы делаете определенными, а определенные неопределенными. Что такое своеволие? Это не значит все, чего вы хотите. Если я голоден и хочу есть, то это не своеволие. Своеволие — это определенный вид воли — когда человек предпочитает действовать сам по себе. В нашем случае это неучитывание работы и принципов работы. Мы говорим о принципах работы и своеволии. Мы можем делать вещи либо по-своему, либо нет. Если мое своеволие состоит в том, что я употребляю в речи нецензурную брань, и я отказываюсь от этого, потому что это против принципов работы, то где те желаемые результаты, о которых вы говорите?
В. Как можно работать против своеволия? Возможно ли для нас, таких как мы есть, распознавать моменты, когда мы имеем реальную волю?
О. Не реальную волю; мы не можем ее иметь. Все, что мы имеем, это своеволие и упрямство, или маленькие воли, которые все время меняются. Реальная воля очень далеко; она основана на постоянном «я», сознании и индивидуальности. У нас этого нет. То, как вы можете работать против своеволия — вы можете изучать систему. В системе есть определенные требования; вещи, которые вы не должны делать или должны делать. Например, вы не должны говорить, потому что если вы говорите, вы будете только лгать. Вы не можете говорить о системе, пока вы не будете знать и понимать. Таким образом, с самого начала вы видите, как идеи системы противостоят своеволию. Если вы забываете о работе, вы не работаете и против своеволия. Единственный способ бороться против своеволия — это помнить работу. Может быть, в какой-то момент работа вовсе не входит, но в другой момент она входит, и тогда вы понимаете, что значит отказаться от своеволия. Спросите себя: правильно ли это с точки зрения работы или нет? Это и есть борьба против своеволия.
В. Не могли бы вы больше объяснить об отказе от своеволия для приобретения воли, и с чего можно это начать?
О. Это скорее всего, ошибочное выражение — отказаться от воли. В обычном мышлении это включает в себя три вещи. Во-первых, под этим подразумевается, что отказ от воли — это постоянная вещь. «Если мы откажемся от своей воли, что у нас останется?» Но у людей нет воли, от которой можно отказаться. В лучшем случае воля может существовать лишь несколько минут. Поэтому вы можете отказаться не от всей воли, а только от этих ее нескольких минут. И если кто-то, для кого вы отказываетесь от своей воли, согласится ее взять у вас, он сможет взять только эти три минуты. Воля измеряется временем. Вы можете отказаться только от одного момента воли.
Второе — это то, что люди обычно думают, что это значит делать что-то такое, чего им не хочется, но в большинстве случаев это не-делание того, чего им хочется. Это большое различие.
Третье — это избегать думать в крайностях, воображая самые трудные случаи. Начните с самых простых, обычных случаев. Отказ от воли означает только помнить о работе, отказаться от воли ради требований, принципов и правил работы. Таким путем вы учитесь, как создавать волю; это метод ее развития. Отказ от воли — это на самом деле развитие ее.
В. Как я понимаю, воля, от которой нужно отказаться, это своеволие временных «я», и что сопротивление этому своеволию должно идти из наблюдающего «я». Является ли наблюдающее «я» эмбрионом постоянного «я»?
О. Наблюдающее «я» является эмбрионом постоянного «я», но оно не имеет воли. Его воля не противостоит своеволию. Что может противостоять своеволию? Есть только две вещи, противостоящие друг другу: работа и своеволие. Своеволие хочет говорить — есть правило против разговоров. Следует борьба, и результат будет зависеть от того, кто из двоих победит.
В. Не является ли остановка выражения негативных эмоций более или менее тем же самым, что и отказ от своеволия?
О. Почему вы хотите свести одну вещь к другой? Своеволие может иметь много форм без какой-либо определенной связи с негативными эмоциями.

17.10.35

В. Включает ли в себя отказ от воли отказ от собственного суждения?
О. Смотря о чем. Что значит отказаться от воли? Как можно этого достичь? Очень важно помнить, что я говорил. Вы делаете в этом три ошибки. Первое — вы думаете, что это окончательно: вы отказываетесь от своей воли и у вас больше нет воли. Это иллюзия. У нас нет воли, от которой можно так отказаться. Воля у человека обычно длится не более трех минут. Воля измеряется временем. Если один раз мы откажемся от трех минут воли, завтра к ним добавятся еще три минуты. Отказ от воли — это постоянный процесс, не единичное действие. Единичное действие ничего не значит.
Второй пункт — это помнить о тех принципах, ради которых вы отказываетесь от воли, таких, например, как школьные правила. Есть правило не говорить о системе, но естественное желание — говорить о ней. Если вы останавливаете себя, это значит, вы отказываетесь от своей воли; вы подчиняетесь этому правилу. Есть много других принципов, для следования которым вы должны отказаться от своей воли.
В. Отказаться от воли — это значит не действовать без понимания?
О. Видите ли, это снова о том же самом. Мы часто думаем, что отказаться от воли значит делать что-то. Это происходит очень редко. В большинстве случаев вам говорится не делать чего-то. В этом большое отличие. Например, вы хотите объяснить кому-то, что вы о нем думаете, но не должны этого делать. Это вопрос тренировки. Воля может расти, если человек работает над собой и заставляет свою волю подчиняться принципам работы. Вещи, которые не касаются работы, не могут быть связаны с ней. Но чем больше вы входите в работу, тем больше вещей работа начинает затрагивать. Но это требует времени.

ВОЛЯ

Обычно у нас злая воля. Мы очень редко имеем добрую волю. Вы не знаете, как думать об этом вопросе. С одной стороны, вы понимаете, что вы машины, но в следующий момент вы хотите действовать на свое усмотрение. Тогда, в этот момент, вы должны быть способны остановиться; вы должны быть способны не делать того, что вы хотите. Это не относится к моментам, когда у вас нет никакого намерения что-то делать. Но когда вы видите, что идете против правил, или принципов, или против того, что вам было сказано, вы должны быть способны остановиться. Часто случается, что люди продолжают учиться, пропуская эти моменты. Они думают, что они работают, когда ничего не случается, и когда такие моменты приходят, они пропускают их. Работа не может всегда быть той же самой. В один момент пассивное изучение — теории — достаточны. В другой момент необходимо оказать сопротивление своим действиям, остановиться.

МЫ НЕ МОЖЕМ ДЕЛАТЬ. 11 ЯНВАРЯ 1939

У. Важно помнить, что мы ничего не можем делать. Если вы помните об этом, вы будете помнить многие другие вещи. В общем существует три или четыре основных камня преткновения, и всегда есть опасность упасть, споткнувшись о тот или другой. Один из них — это делание. Существуют основные принципы, которые вы никогда не должны забывать. Например, что вы должны смотреть на себя, а не на других людей; что люди не могут ничего делать сами по себе, и что если изменение и возможно, то только с помощью системы, организации, и собственной работы, изучения системы. Нужно установить эти принципы и всегда их помнить.
В. Как можно всегда помнить о них?
О. Представьте, что вы строите планы что-то сделать. Только когда вы по-настоящему попытаетесь сделать что-то иначе, чем это случается, вы поймете, что сделать иначе абсолютно невозможно. Огромное усилие необходимо, чтобы изменить даже самую маленькую вещь. Но пока вы не попытаетесь, вы этого не поймете. Вы сами не можете ничего изменить, только через систему. Это обычно забывается. Половина вопросов всегда о делании — как изменить то, как разрушить это, избегать того-то, и т.д.
В. Не могли бы вы побольше объяснить, почему так важно помнить о том, что мы не можем делать?
О. Все случается. Люди не могут ничего делать. С момента нашего рождения до момента смерти вещи случаются, случаются, случаются, а мы думаем, что мы делаем. Это наше обычное нормальное состояние в жизни. Даже малейшая возможность сделать что-то приходит только через работу, и прежде всего в самом себе, не во внешнем мире. Даже в себе самом делание очень часто начинается с не-делания. Прежде чем вы сможете делать что-то такое, чего вы не можете делать, вы не должны делать многие вещи, которые вы делали раньше. Вы не можете пробудиться лишь за счет желания пробудиться, но вы можете помешать себе, например, спать слишком долго, и тому подобное.
В. Есть ли у человека иногда выбор между двумя возможными событиями?
О. В очень мелких вещах. И даже тогда, когда вы замечаете, что вещи идут определенным образом и решаете изменить их, вы найдете, как это ужасно неудобно — изменять вещи. И тогда вы возвращаетесь к прежнему.
В. Когда человек по-настоящему начинает понимать, что он не может делать, ему нужна большая храбрость. Приходит ли она вслед за избавлением от ложной личности?
О. К этому пониманию не приходят так просто. Оно приходит спустя некоторое время работы над собой, так что когда человек приходит к этому пониманию, он имеет и много других пониманий помимо этого, главным образом о том, что всегда есть возможность изменения, если применить правильный инструмент в правильном месте и в правильное время. Нужно иметь эти инструменты, и они опять же даются только работой. Это очень, очень важно — прийти к этому пониманию. Без этого человек никогда не будет делать правильные вещи. Он будет только оправдывать себя.
В. Я не понял, что значит, что если человек не имеет этого понимания, он будет оправдывать себя.
О. Человек не хочет отказываться от идеи, что он может делать, и даже если он понимает, что вещи случаются, он находит себе оправдания. «Сегодня это случай, завтра будет по-другому.» Именно поэтому мы не можем осознать эту идею. Всю жизнь мы видим, что вещи случаются, но мы продолжаем считать это отдельными случаями, исключениями из правила, которое состоит в том, что мы можем делать. Или мы забываем, или не видим, или не обращаем достаточного внимания. Мы всегда думаем, что в каждый момент мы можем начать делать. Это наш обычный способ мышления. Если вы постараетесь найти в своей жизни моменты, когда вы старались делать что-то и вам это не удалось, это будет примером, но вы считаете вашу неудачу случайностью, исключением. Если эта ситуация повторяется, вы снова думаете, что вы можете делать, и если вы снова терпите неудачу, то вы снова считаете ее лишь случайностью. Очень полезно вспомнить свою жизнь с этой точки зрения. Вы хотели одного, но случилось нечто другое. Если вы искренни, вы увидите. Если нет, вы убедите себя, что то, что случилось, было именно тем, что вы хотели.
В. Разве не существует такой вещи, как форсирование ситуации?
О. Это может так казаться, но на самом деле это случается. Если это не могло произойти таким образом, это не могло произойти вовсе. Когда вещи случаются определенным образом, нас несет течение, но нам кажется, что мы создаем это течение.
В. Как объяснить то, что человек иногда чувствует, что он может делать, например, выполнить определенное задание в какой-то работе?
О. Если он умеет что-то делать, это значит, его научили следовать определенной цепи случайностей, или, если хотите, начинать определенную цепь случайностей, и затем она развивается сама по себе, а он бежит вслед за ней, хотя думает, что ведет ее.
В. Если иметь правильное отношение…
О. Нет, отношение не имеет с этим ничего общего. Отношение может быть правильным, понимание может быть правильным, но вы все равно видите, что вещи случаются определенным образом. Любые самые обычные вещи. Очень полезно постараться вспомнить случаи, когда вы пытались сделать что-то по-другому, и как вы всегда возвращались к тому же самому, и даже если вы делали небольшое отклонение, то огромные силы возвращали вас на прежний путь.
В. Когда вы говорите, что мы ничего не можем сделать с повторяющимися ситуациями, имеете ли вы в виду — до тех пор, пока не изменится наш уровень бытия?
О. Я не говорил о работе. Я сказал, что необходимо понять, что сами по себе мы не можем делать. Когда это достаточно понимается, вы можете думать о том, что возможно сделать: какие условия, какое знание, какая помощь необходимы. Но прежде всего необходимо понять, что в обычной жизни, если вы стараетесь сделать что-то по-другому, вы всегда найдете, что не можете. Когда это эмоционально понимается, только тогда возможно идти дальше. Пока вы не вполне в этом уверены, продолжать невозможно.
В. Когда осознаешь противоречивые «я» в себе, то хочется предпринять против этого что-то радикальное. Возможно ли вообще что-то сделать?
О. Чтобы что-то сделать, необходимо больше знать почти в любом случае, особенно в этом случае противоречивых «я». Например, я очень часто сталкиваюсь с тем, что кто-то говорит, что знает, что в нем неправильно и хочет это остановить. Я начинаю говорить с ним, и поговорив некоторое время, понимаю, что он только думает, что хочет, но на самом деле не хочет настолько, как говорит. Если он на самом деле хочет, он найдет способ, но иногда необходимо особое знание. Можно знать о каком-то противоречии в себе, хотеть остановить его, и тем не менее оно остается. Иногда необходимо знать, как.

ДЕЛАНИЕ. 17 ЯНВАРЯ 1940

В. Является ли полное осознание того, что человек не может делать, уже большим шагом на пути к деланию?
О. Иногда этот шаг слишком большой, потому что иногда осознание неспособности делать то, что тебе следовало бы делать, приходит слишком поздно.

Глава 9. Законы, управляющие жизнью человека

СПРАВЕДЛИВОСТЬ — ПРИРОДА — ПОБЕГ.
27 ИЮНЯ 1935

У. Давайте вернемся к вопросу о справедливости. Это интересно в отношении языка. Что такое справедливость?
В. То, что хорошо для обеих сторон.
О. Кому будет хорошо? Как временное соглашение это можно понять. Но как общее условие это фантастично. Вы забываете, что органическая жизнь основана на убийстве. Одно ест другое: коты и крысы. Какая справедливость между котами и крысами? Это жизнь. Это не очень красиво. Поэтому — где справедливость?
В. Если все в природе работает именно так, то почему люди считают ее красивой?
О. Что красиво? То, что вам нравится.
В. Как может Бог быть любовью, если Он создал такую природу?
О. С определенной целью. Кроме того, что вы называете природой? Землетрясение — тоже природа. Но на данный момент мы применяем термин «природа» к органической жизни. Очевидно, она была создана таким образом, потому что нельзя было иначе. Как мы можем спрашивать, почему? Она так сделана. Если она нам не нравится, мы можем изучать способы бежать из нее. Это единственная возможность. Только мы не должны воображать, что она прекрасна. Мы не должны притворяться, что факты не таковы, как они есть.
В. Вы помещаете человека на одну ступень со всей органической жизнью?
О. Нет никакой разницы, только другие существа полностью развиты, а человек развит только наполовину.
В. Человек может быть выше закона убийства?
О. У него есть возможность побега.
В. Как можно бежать от убийства?
О. Человек находится под 192 законами. Он должен убежать от некоторых из них.
В. Вы сказали, что люди ответственны за то, что они сделали, а животные нет?
О. Люди 1,2 и 3 менее ответственны; люди № 4, и далее, более ответственны; ответственность растет.
В. Что означает ответственность?
О. Во-первых, животному нечего терять, а человеку есть. Во-вторых, человек, если он начал расти, должен платить за каждую ошибку.
В. Это и означает справедливость.
О. Нет, никто не назовет справедливостью то, что нужно платить за свои ошибки.
В. Не означает ли справедливость получение того, что мы заслуживаем?
О. Большинство людей думают, что это получение того, что они хотят, а не того, что они заслуживают. Справедливость должна означать некое соответствие между действиями и результатами действий. Такого соответствия под законом Случая определенно не существует, и не может существовать. Когда мы знаем главные законы, мы понимаем, что живем в плохом месте, в по-настоящему плохом месте. Но поскольку мы не можем быть ни в каком другом, мы должны увидеть, что можно сделать здесь. Только мы не должны воображать, что вещи лучше, чем они есть.
В. Все останется тем же самым, если только все не станут сознательными?
О. Все останется тем же самым, но человек может бежать. Необходимо много знания для того, чтобы знать, от чего можно убежать, а от чего нельзя. Но первый урок наш в том, что самое основное препятствие нашему побегу — то, что мы даже не понимаем необходимости знать наше положение. Кто знает его, тот уже в лучшем положении.

ТЮРЬМА

В. Вы сказали, что если человек не может бежать из тюрьмы за одну жизнь, то он не сможет бежать вообще. Что вы подразумеваете под тюрьмой?
О. Тюрьма есть тюрьма. Все тюрьмы устроены по одному принципу. Слишком поздно делать что-то после того, как вас похоронили. С другой точки зрения, если человек не делал ничего в одной жизни, тем больше возможность, что он не будет ничего делать в следующей. По принципу — всегда можно сделать завтра то, что не сделано сегодня. Или — развивая этот принцип — перенести все на послезавтра.
В. Бежать из тюрьмы — значит ли это бежать от некоторых законов, под которыми живут люди?
О. Только от одного закона. И если вы спросите, какого, я скажу: «Форматорного, форматорного!»

ЗАКОНЫ

В. Нашим миром — органической жизнью — управляет больше или меньше 48 законов?
О. Согласно схеме Луча Творения 48 законов управляют Землей — тяготение, и тому подобные вещи. То есть многие, многие законы, управляющие Землей — движение, физические законы, химические законы. Органическая жизнь управляется 96 законами.
В. Так же как и Луна?
О. То же количество, но совершенно другое проявление. Органическая жизнь не то же самое, что Луна. Луна — это космическое тело, органическая жизнь — пленка на поверхности земли. Число законов показывает лишь относительную позицию данной единицы, но не ее бытие или постоянство, так что здесь нет подобия.
В. Не могли бы вы дать пример закона?
О. Многие из них вы знаете. Возьмите человека: его жизнь управляется физическими законами, биологическими законами, физиологическими законами, свойственными только ему, такими как температура, климат, и т.д. Мы знаем некоторые из этих законов, но есть много законов, о которых мы совершенно ничего не знаем. Например, есть космические законы, которые не принадлежат к трем законам самой Земли — они связаны с некой большей сферой, и управляют определенными вещами, которые, с одной точки зрения, выглядят совершенно обычными и не имеющими особого значения. Например, существует определенный закон, что каждый класс живых существ может есть лишь определенный вид пищи (в пределах определенной плотности). Человек может есть вещи от такой-то и такой-то плотности до такой-то и такой-то, от такого-то и такого-то качества до такого-то и такого-то. И он не может это изменить, так же как не может изменить воздух, которым дышит, или температуру, при которой может существовать. Есть много таких вещей — все это законы, под которыми живет человек. Но в этом есть и много такого, о чем мы не знаем — мы очень многого не знаем о тех условиях, в которых живем.
В. Вы имеете в виду, что по мере развития мы будем освобождаться от некоторых законов? Вы сказали, что человек живет под 96 законами.
О. Я сказал, что органическая жизнь находится под 96 законами. Человек живет под влиянием очень многих законов — биологических, физических, и так далее; затем, переходя к совсем простым законам — невежество, например. Мы не знаем самих себя — это закон. Начиная себя узнавать, мы тем самым освобождаемся от одного из законов. Мы не можем изучать так — «это один закон, это второй закон, это третий закон.» Для многих из них у нас нет названий. Все люди живут под законом отождествления. Это один из законов. Те, кто начинает вспоминать себя, могут освободиться от закона отождествления. Таким путем мы можем узнать эти законы. Необходимо знать, начать понемногу понимать, природу законов, от которых можно освободиться. Затем необходимо постараться освободиться от одного закона, затем от другого. Это практический способ изучать их.
В. От чего мы можем освободиться?
О. Вы можете освободиться от отождествления, негативных эмоций, воображения…
В. Разве это не наши собственные привычки?
О. Привычки — это более мелкие образования. Законы управляют нами, контролируют нас, направляют нас. Привычки — это не законы.
В. Вы имеете в виду, мы должны подчиняться этим законам на Земле?
О. Мы не можем выбирать — подчиняться или не подчиняться. Они нас не спрашивают — мы закованы в цепи.
В. Но мы можем освободиться?
О. Мы можем — при определенных условиях. Здесь входят пути. Четыре пути — это пути освобождения от необязательных законов. Без школ человек не знает, от каких законов он может освободиться, от каких нет, и не может найти способов освобождения. Идея в том, что мы находимся под многими механическими законами. Иногда мы можем освободиться от некоторых от этих законов за счет того, что начинаем подчиняться другим законам. Другого способа нет. Чтобы освободиться от власти одного закона, нужно перейти во власть другого закона. Таков общий принцип. Вам могут показать путь — но вы должны работать сами.
В. Любое личное достижение — это результат усилий против судьбы?
О. Судьба может быть благоприятной или нет. Необходимо знать, в чем состоит твоя судьба. Но это не может освободить от нее. Здесь входят пути. Четыре пути — это пути для освобождения от законов. Но каждый путь имеет свои особенности. На трех традиционных путях первый шаг — самый трудный. На четвертом пути человек остается в прежних условиях, и должен изменяться в этих условиях. Эти условия для него самые лучшие, потому что они самые трудные.

КОММЕНТАРИИ К ДИАГРАММЕ ПИЩИ. 4 ИЮЛЯ 1939. (СТАРАЯ ВЕРСИЯ)

У. Важно понимать, что Диаграмма Пищи или Диаграмма Питания на самом деле состоит из трех различных стадий.
Первая стадия показывает, как все происходит в обычном нормальном человеке: октава пищи проходит весь путь от до 768 до си 12, то есть три ноты октавы воздуха и одна нота октавы впечатлений.
Вторая стадия показывает, что происходит, когда появляется некоторая доля само-воспоминания: до 48 — впечатления — трансформируются в ре 24, а ре 24 трансформируется в ми 12. Си 12 (октавы пищи) нахдится уже на нижнем этаже. Октава воздуха в ми 48 получает шок от октавы впечатлений и становится фа 24, которое затем трансформируется в соль 12. Соль 12 трансформируется в ля 6 и даже в си 3. Но вы должны понимать, что обычный воздух, который мы вдыхаем, не может содержать большого количества этих высших водородов. Химическое значение и химическая формула известны. Воздух насыщен высшими водородами, которые, в некоторых случаях, удерживаются организмом в процессе дыхания. Но вы должны понимать, что в любом случае количество этих высших водородов очень мало.
Третья стадия показывает, что происходит, когда второй сознательный шок входит во втором месте. Первый сознательный шок необходим в до 48. Второй сознательный шок необходим, когда ми 12 октавы впечатлений и си 12 октавы пищи остановились в своем развитии и не могут идти дальше сами по себе. Хотя есть углероды, которые могли бы помочь им трансформироваться, они так далеки, что до них невозможно достать, так что необходимо другое усилие. Усилие должно начинаться с ми 12; поэтому вы должны понимать, что такое ми 12 психологически. Мы можем назвать это нашими обычными эмоциями, то есть все сильные эмоции, которые мы можем иметь. Когда наши эмоции достигают определенной степени интенсивности, то в них есть ми 12. Но в действительности только наши негативные эмоции достигают ми 12; наши обычные приятные эмоции едва ли достигают ми 12, они остаются 24. Но наши неприятные эмоции могут достигать ми 12; не то, что они и есть ми 12, но они основаны на ми 12, для самого их создания необходим ми 12. Поэтому второе усилие — это всегда работа с негативными эмоциями.
Очень важно понимать, где именно необходимы сознательные шоки, и если вы понимаете это, это помогает вам понять многие другие трудности в Диаграмме Пищи.
Вы должны также понимать, что эти три октавы имеют не одинаковую силу. Так, октава пищи вызывает определенные следствия, определенные результаты, которые можно измерить; это можно понять. Октава воздуха — хотя материя, взятая из воздуха, играет очень важную роль — в количественном отношении очень мала в сравнении с другими, в то время как октава впечатлений может иметь огромное значение для само-воспоминания, состояний сознания, эмоций и т.д.. Можно сказать, что отношение между этими тремя октавами не равное, так как в одной задействовано больше вещества, в другой меньше.
В. Действует ли усилие контролирования внимания как первый сознательный шок и приводит ли это углерод 12 к до 48?
О. Нет. Этого не достаточно. Должно быть само-воспоминание; собственно, само-воспоминание, связанное с само-наблюдением — две деятельности. Это то, что составляет сознание. То есть человек старается сознавать себя — таким образом он дает шок. Он старается стать более сознательным в отношении самого себя и своего окружения — всего. Что значит слово сознание? Это значит со-знание, т.е. все знание вместе.
В. Можно ли больше узнать об углероде 12? Из какого источника он приходит?
О. Самое главное — не источник. Самое главное — как привести его. Откуда он идет — не имеет значения, потому что мы не можем этого видеть, мы не можем найти это место, не знаем, где оно. Можно сказать, что обычно углерод 12 приходит из эмоционального центра, и водород 12 — это материя, с которой эмоциональный центр работает; но он приходит или приносится туда только само-воспоминанием или само-наблюдением. Так что важен метод, а не источник.
В. Кажется, что в нормальном состоянии у человека вовсе нет углерода 12.
О. Очень мало — так мало, что достаточно лишь для поддержания жизни, но недостаточно для развития.
В. Каков потенциальный источник позитивной эмоции?
О. Ми 12, соединенный со специальным усилием, может произвести позитивную эмоцию.
В. Что такое тот второй сознательный шок, который изменяет весь характер фабрики?
О. Если хоите, я могу сказать вам, что это такое, но это ничему не поможет, потому что это именно то, чего мы не можем делать. Это трансформация негативных эмоций в позитивные. Это возможно только с долгой работой само-воспоминания, когда вы можете быть сознательным достаточно долгое время, и когда начинает работать высший эмоциональный центр. То есть это уже близко к человеку № 5. Это то, что приближает нас к состоянию человека № 5. Это очень далеко от того места, где мы находимся теперь.
В. Какова связь между негативными эмоциями и Диаграммой Пищи?
О. Трудно ответить, потому что эти две вещи относятся к разным линиям изучения. Негативные эмоции мы изучаем только психологически, нам не нужна Диаграмма Пищи для их изучения. Ми 12, в большинстве случаев, это негативная эмоция. Это очень редко, когда мы чувствуем ми 12, которое не негативно.
В. Есть что-то ошибочное в ми 12?
О. Нет, оно не ошибочно само по себе, но оно в любой момент может стать негативным.
В. Можно ли иметь какой-то контроль над впечатлениями?
О. Можно иметь контроль только с помощью само-воспоминания. Чем больше вы вспоминаете себя, тем больше контроля вы имеете. Когда вы помните себя в достаточной мере, вы можете остановить определенные впечатления, вы можете просто изолировать себя — они будут приходить, но они не будут проникать; и есть другие впечатления, к которым вы можете открыть себя и они не замедлят прийти. Все это основано на само-воспоминании.
В. Кажется, что вначале усилие само-воспоминания снижает количество впечатлений.
О. Оно не может снизить его, оно может его только увеличить, если это на самом деле само-воспоминание. Если это лишь думание о само-воспоминании, то действительно может показаться, что число впечатлений уменьшилось.
В. Я не понимаю, как впечатления могут быть пищей. Я думал, что они как-то связаны с сознанием.
О. Восприятие впечатлений означает, что в вас входит какая-то энергия. А вся энергия, которую вы принимаете в себя, это пища.
В. Можно ли больше узнать о различных видах впечатлений?
О. Вы гораздо больше можете узнать наблюдением, а не задаванием вопросов, потому что вы сами знаете, что вас привлекает больше, что меньше, что вызывает в вас отвращение, и так далее — и конечно, в этом очень много субъективного. Кому-то нравится какая-то вещь, в другом она вызывает отвращение. Есть определенные впечатления, которые идут в интеллектуальный центр, впечатления, которые идут в эмоциональный центр, впечатления, идущие в двигательный центр, и впечатления, идущие в инстинктивный центр. Некоторые из них нравятся вам больше, некоторые меньше. Все это материал для наблюдения.
В. Все ли впечатления идут из внешних источников?
О. Из внешних, и из нас самих: изнутри и извне.
В. Есть хорошие и плохие впечатления, или они то, что мы из них делаем?
О. Могут быть впечатления, которые плохи сами по себе; я не знаю, как могут впечатления быть сами по себе хорошими. Потому что, если человек спит, как он может иметь хорошие впечатления? Поэтому даже если впечатления хороши сами по себе, чтобы получить от них пользу, нужно быть более пробужденным — но плохие впечатления могут прийти и во сне, ничто не может остановить их.
В. Я имел в виду впечатления, которые приятны или неприятны.
О. Нет, может быть много приятных впечатлений, которые на самом деле плохи. Постарайтесь уяснить себе одну вещь. Впечатления можно классифицировать по водородам. Вы помните, мы сказали, что каждое впечатление — это пища, то есть это определенный водород — один, другой или третий; мы обычно берем 48 как стандарт. Затем могут быть 24, 12 или даже, очень редко, 6, но существуют также и все водороды в противоположном направлении — вниз, до самого нижнего. Впечатления могут принадлежать к самым низшим водородам на третьей шкале — 12 000, или что-то вроде этого. Что это означает? Это означает то, откуда идет этот водород, с какого уровня мира. Что означает Таблица Водородов? Можно сказать, мы разделяем в ней Луч Творения на три октавы и двенадцать уровней, и каждый водород идет из того или иного уровня. Если мы берем водород 96, то мы знаем точно, откуда он идет. Если мы берем водород 12, мы знаем, что он идет из очень высокого места в Луче Творения. Вы можете взять впечатление 768 или любое другое впечатление и если вы помните о Таблице Водородов, вы сможете узнать, откуда оно идет.
В. Нам было сказано, что можно выбирать впечатления как пищу. Как можно их различать?
О. Наблюдайте. Впечатления легче анализировать, чем пищу. Люди могут убедить вас, что что-то является очень хорошей пищей и продать ее вам в консервной банке, и затем вы обнаруживаете, что не можете этого есть, но с впечатлениями другое — наблюдением, сравнением, иногда в разговоре с другими людьми, вы можете понять, какие впечатления принадлежат к высшим уровням, а какие к низшим. Например, все негативные эмоции принадлежат к низшим уровням, поэтому вы не можете разделять впечатления на «приятные» и «неприятные». Они либо позитивны, либо негативны — не в том смысле позитивны, в котором мы используем это слово по отношению к позитивным эмоциям, но позитивны как противоположность негативным. Но в то же время самое главное — это быть пробужденным.
В. Даже если уметь различать впечатления, я не вижу, как можно принимать одни и отвергать другие.
О. Тем, что быть пробужденным. Если вы спите, вы не можете. Но когда вы пробуждены — может быть, не сразу, это требует определенной работы — один раз вы побеждены плохими впечатлениями, в другой раз вы снова побеждены, но затем в третий раз вам удается изолировать себя; но для этого нужно прежде всего знать, какие виды плохих впечатлений на вас воздействуют сильнее, и затем вы сможете найти специальные методы для изолирования себя.
В. Вы имеете в виду, что если наблюдать, то можно избегать тех впечатлений, которые делают тебя негативным?
О. Я не говорил о вещах, которые делают вас негативным, но о негативных впечатлениях. Вы изменяете смысл. Вопрос был: «Являются ли впечатления сами по себе хорошими или плохими, или они все одинаковы?». Я объяснил, что есть позитивные и негативные впечатления. Я ничего не говорил о том, что делает вас негативным. Все что угодно может сделать вас негативным — самая лучшая вещь в мире может сделать вас негативным. Это зависит от вашего состояния.
В. Я не понимаю, что означает то, из какого места в Таблице Водородов идут впечатления.
О. Из миров разных уровней. Вы должны помнить Луч Творения. Какая разница между различными мирами? Возьмите 3, 12, 24. Мир 3 напрямую управляется Волей Абсолюта — это значит, есть только три закона. В Мире 6 входит механичность — он становится более механическим; Мир 12 еще более механичен, и так далее. Но 12 имеет огромное преимущество над 1536, то есть впечатление, идущее из мира 12 — это один вид впечатления, а впечатление, идущее с уровня ниже земли, скажем, с луны, совсем другой. Первое — это легкая материя, полная вибраций, второе — тяжелая, полная медленных, вредных вибраций.
В. Но если впечатления имеют, скажем, тот же водород, что и железо…
О. Но это ничего общего не имеет с впечатлениями. Постарайтесь понять. Вопрос веществ самих по себе — это совсем другой вопрос. Он сюда не входит. Здесь мы берем Таблицу Водородов с той точки зрения, что каждый водород показывает то место, откуда идет это впечатление. Если вы находите, что впечатления тяжелы, неприятны — трудно найти подходящее английское прилагательное — то по самому этому факту вы можете сказать, что это впечатление идет из некой низшей части Луча Творения. Вещи, которые вызывают в вас гнев, заставляют вас ненавидеть людей, дают вам ощущение грубости, насилия — все это впечатления из низших миров.
В. Можно ли перестать получать впечатления, если захотеть?
О. Нет, конечно нельзя. Вы не можете полностью остановить впечатления, но вы можете изолировать себя от определенного вида впечатлений, и привлечь к себе другой вид впечатлений — конечно, если вы умеете их различать. Вы можете привлечь желательные впечатления, и держаться подальше от нежелательных впечатлений.
В. То есть мы можем выбирать впечатления?
О. Да, до определенной степени, потому что мы должны уже понимать, что определенные впечатления мы допускать не должны. Прежде всего вы должны избегать вредных впечатлений. Люди останавливаются на улице, привлеченные уличным происшествием, и они говорят об этом до следующего происшествия — эти люди собирают неправильные впечатления. Люди, собирающие всевозможные скандалы, люди, видящие во всем что-то неправильное — все они собирают неправильные впечатления. Вам нужно думать не о выборе правильных впечатлений, но об изоляции себя от неправильных впечатлений. Только таким путем вы получите определенный контроль. Если вы будете стараться выбирать правильные впечатления, вы будете только обманывать себя.
В. Возможно ли знать, какие впечатления хороши для тебя, а какие плохи?
О. Вы хотите иметь каталог впечатлений. Это невозможно. Позже вы должны будете сами понимать, для себя и для других людей, какие впечатления хороши и какие плохи. Спустя некоторое время вы должны будете начать изучать неправильные впечатления, потому что хотя вы не можете доставить себе нужные впечатления, вы можете, даже с самого начала, изолировать себя от некоторого вида неправильных впечатлений.
В. Можем ли мы на самом деле контролировать впечатления, которые мы получаем?
О. Я только что сказал, каким путем мы можем их контролировать. Кроме того, вы должны понимать, что для того, чтобы контролировать впечатления, вы должны быть уже до определенной степени пробуждены. Если вы спите, вы не можете контролировать ничего. Чтобы контролирвать совсем простые очевидные вещи, вы должны быть пробуждены и практиковаться, потому что если вы привыкли к впечатлениям определенного вида, которые вредны для вас, то вам понадобится некоторое время. Одно «я» будет знать, что необходимо себя изолировать, но, может быть, десять других «я» будут любить эти впечатления, потому что часто некоторые «я» любят совершенно неправильные впечатления.
В. Для таких, как мы есть сейчас, все впечатления находятся на одном уровне?
О. О нет. Между впечатлениями может быть огромная разница. В диаграмме пищи мы берем Н 48 как стандарт. Это, так сказать, безразличные впечатления — того или иного вида, но сами по себе они не производят никакого эффекта. Но в то же время они являются пищей.
В. Мы можем иметь только впечатления 48?
О. Впечатления 48 взяты как пример, как стандартные впечатления. Почему? Потому что они представляют подавляющее большинство впечатлений, которые мы имеем. Они достигают нас как 48, и в нашем обычном состоянии они не идут дальше, не развиваются, не производят никакого эффекта. В таких условиях человек не мог бы существовать. Но есть много впечатлений 24 — не так много как 48, но определенное их количество; и в очень редких случаях могут быть впечатления 12, но давайте говорить о 24. Итак, человек получает 48 и 24. Они не входят в эту диаграмму пищи, потому что они трансформируют себя сами. Если они приходят как 24, они могут быть легко трансформированы в 12 и, может быть, дальше. Но они приходят в очень небольших количествах.
В обычном человеке, который не учится вспоминать себя, эти обычные впечатления 48 также трансформируются, но совершенно другим путем. Они развиваются дальше, или вернее, реакции определенного вида помогают им развиваться дальше — смех, например. Смех играет очень важную роль в связи с впечатлениями — но опять же, помните, что я говорю об обычном человеке. С помощью смеха многие впечатления 48 трансформируются в 24. Но как было сказано раньше, это только потому, что это необходимо для жизни. Вы помните, я говорил, что химическая фабрика работает сама по себе. Она производит все виды очень ценных материалов, но она тратит их все на поддержание собственного существования. Она ничего не имеет в запасе, за счет чего можно было бы развиваться. Поэтому если человек хочет измениться и стать другим, если он хочет развить свои скрытые возможности, он не может полагаться только на механические средства в себе; он должен искать сознательные средства. Но человеческий организм такое чудесное изобретение, что в нем все учтено, все имеет свой скрытый смысл, так сказать, так что любая функция, которая выглядит как бессмысленное проявление — как смех — помогает трансформировать определенные впечатления, которые иначе были бы просто потеряны.
Можно сказать, что для человека на обычном уровне, который не старается понять, что такое само-воспоминание, или никогда не слышал о само-воспоминании, или не имел случая вспомнить себя, смех выполняет определенную конкретную функцию в организме. Он заменяет само-воспоминание, хотя очень слабо и недостаточно. В любом случае он помогает впечатлениям проходить дальше — совершенно тусклые, неинтересные впечатления становятся более живыми.
В. Но конечно, не любой смех?
О. Нет. Но это его главная функция. Есть много разных видов смеха. Может быть механический смех в механической части механической части эмоционального центра — просто хихиканье.
В. Когда случайно входят впечатления 48 и изменяются, это происходит очень быстро?
О. 48 входит постоянно. Как я сказал, определенное количество его изменяется механически; большее количество остается неизменным. Он может измениться, если стать сознательным, или если стараться стать сознательным.

ОСОЗНАНИЕ ИСТИНЫ. 21 МАРТА 1945

У. Вы знаете, что было сказано, что у нас нет позитивных эмоций. И если вы знаете способ создать позитивную эмоцию — это то, что называется вторым сознательным усилием.
Первое сознательное усилие связано с само-воспоминанием. Второе сознательное усилие связано с совестью. Если человек знает, что это такое, он должен всегда помнить об этом. Это эмоциональное понимание истины. Иногда человек получает его — он не должен его терять. Он легко теряет его из-за неправильных действий и разговоров.
В. Это высший эмоциональный центр?
О. Это эмоция. Старайтесь понять смысл.
В. Если человек теряет это ощущение совести, то возможно ли вернуть его?
О. Очень трудно, и очень опасно его потерять. Гораздо легче жить вовсе без совести. Тогда нет опасности ее потерять.
В. Не думаете ли вы, что ее можно изменять для своего удобства?
О. Тогда это не совесть.
В. Совесть приобретается постепенно?
О. Совесть приобретается постепенно. Совесть есть в нас, но она спит. Вы должны ее трясти и трясти. Но если вы лжете себе или другим, тем, кто пытается показать ее вам, вы теряете ее.
В. Как можно сказать, что такое истина?
О. Совесть знает.
В. Тогда нужно верить своему собственому ощущению, или кто-то может сказать об этом?
В. Может быть, вам нужно, чтобы кто-то сказал вам об этом.
В. Разве не у всех людей есть совесть?
О. Да, но она спит. Но если она пробуждена, люди должны понимать вещи — понимать одинаково.
В. Можем мы иметь совесть без сознания?
О. Совесть идет вначале.
В. Она приходит только после первого сознательного усилия?
О. Она на пути ко второму сознательному усилию. Да, необходимо сначала что-то сделать в первом сознательном усилии.
В. Если это не продукт сознательного усилия, как можно ее потерять?
О. Можно потерять все. Можно пробудить совесть и затем снова заснуть в тот же самый момент.
В. Не зависит ли это от уровня моральности?
О. Нет, одна и та же вещь может быть моральной в одной стране, и аморальной в другой. Не забывайте слово «форматорность». Оно означает механическую часть интеллектуального центра. На нее нельзя полагаться.
В. Люди рождаются с различными уровнями совести?
О. Некоторые имеют вспышки совести очень рано. Но это ненадежно.
В. Чувствуется ли эмоция совести как страх или раскаяние?
О. Истина — зачем другие слова?
В. Это то, что называют тихим голосом внутри?
О. О нет, нет! Когда вы слышите его, это совсем не тихий голос.
В. Как изменится человек с пробужденной совестью?
О. Он не будет в такой власти буферов. Во сне человек в полной власти буферов. Буферы — это механические приспособления, которые не дают видеть истину. Разрушьте буферы и вы начнете видеть истину. Может быть, очень неприятную.
В. Как начать пробуждать совесть?
О. Тем, что не лгать себе.
В. Тогда осознание истины разрушит все буферы?
О. Нет, буферы должны быть разрушены до этого.
В. Различно ли эмоциональное понимание истины у разных людей? Люди видят все по-разному.
О. Это не может быть совестью. Она у всех одинакова. Человек не учится тому, что есть истина. Он просто видит ее, если совесть начинает пробуждаться. Но он должен начать с разрушения реальных буферов.
В. Сопровождается ли пробуждение совести пониманием истинной цели?
О. Как может быть иначе? Другого метода еще не изобретено.
В. Это вопрос чувствительности?
О. Может быть, много чувствительности без буферов.
В. Вы говорите, что совесть — это эмоциональное понимание истины, но ведь истина — это абстракция.
О. Нет, нет, это факт, не абстракция.
В. Об определенном вопросе в определенный момент?
О. Да, некий частный случай, некое частное отношение — всегда частное.
В. Когда человек чувствует совесть, может ли он в тот же момент иметь буферы?
О. Либо одно, либо другое — никогда вместе.
В. Можем ли мы сами узнать, когда мы лжем себе?
О. Вы всегда знаете. Но это не мешает лжи.
В. Почему человек не может перестать лгать себе? Это лень?
О. Просто приятно.
В. Что такое буфер? Религиозное убеждение — это буфер?
О. Мы не говорим о религиозных вещах. Нет, это некий род само-защиты, который человек создает сам для того, чтобы не видеть истины.
В. Означает ли буфер недостаток понимания?
О. Нет, обычно человек знает, от чего он защищается.
В. То есть это желание не понимать.
О. Совершенно верно. Я уже давал примеры. Много-много лет назад в Москве был человек, который всегда опаздывал. Его буфер был тот, что он никогда не опаздывает. Создав такой буфер, он так уверился в этом, что мог опаздывать сколько ему хотелось.
В. Можно ли иметь такой буфер, о котором вы говорите, и тем не менее иметь совесть в других отношениях?
О. Нет, нет, либо буфер, либо совесть.
В. Разрушает ли совесть спокойствие ума?
О. Некоторым людям так кажется, особенно когда они сидят между двух стульев.
В. Что вы имеете в виду, когда говорите о возможности потерять совесть снова?
О. Заснуть в этом определенном смысле.
О. Может ли машина развить замену буферам и стать неспособной развить совесть?
О. Механические вещи развиваются механически. Но противоположные вещи могут быть развиты только сознательно.
В. Совесть — это чаще всего осознание того, что мы спим?
О. Нет, нет, вы должны начинать с сознания. Мы не можем помнить себя. Мы не осознаем себя. Тогда вы найдете много примеров.
В. Появляется ли совесть только в отношениях с другими людьми?
О. Возможны вспышки. Мы можем иметь вспышки совести гораздо раньше того, как получим контроль над сознанием.
В. Если у кого-то есть совесть, придет ли он с необходимостью ко второму сознательному шоку?
О. Если он достаточно много работал над первым сознательным шоком, то он может прийти ко второму.
В. Он приходит к нему в любом случае?
О. Ничего не приходит само по себе, только падение.
В. Когда вы говорите о первом сознательном шоке, вы имеете в виду только удавшееся усилие?
О. Только удавшееся. Как долго можем мы сознавать себя? Одна секунда лучше чем ничего. Но с одной секундой много не сделаешь. Нельзя выучить китайский, уча по одному слову в день.
В. Содержание совести все время изменяется?
О. Направление, не содержание. В один день вы находите одно применение, в другой — другое. Совесть грызет то в одном месте, то в другом.
В. Какова природа той истины, которую понимает совесть?
О. Совесть понимает простые истины — по отношению к людям, что они говорят и делают; не по отношению к планетам. Другая вещь — по отношению к Закону Трех. Закон Трех труден до тех пор, пока человек не начинает понимать различий в человеческой деятельности. Это может быть трудным какое-то время. Прежде чем идти дальше, мы должны научиться видеть разницу в вещах, которую обычно не видим.
В. Существует триада построения дома.
О. Это так форматорно — забудьте все, что вы об этом слышали. Необходимо лишь понять, что существует разница между вещами, которую мы не можем видеть. Есть разница между действиями — не мотив, не награда; наш ум не различает. Но когда нам объяснят, мы можем начать понимать.
В. Видит ли совесть различия между действиями?
О. Не видит — она может помочь увидеть.
В. Физические аспекты таких действий одни и те же — в чем же их различие?
О. Когда мы видим, мы видим и различие.
В. Что мешает нам видеть?
О. Слепота.
В. Есть ли у нас возможность когда-нибудь увидеть?
О. О да. Прежде всего мы должны учиться нашим умом — и затем понемногу мы начнем видеть.
В. Вы имеете в виду видеть силы?
О. Видеть различные виды деятельности. До этого мы можем узнать о них. Но «видеть» — это очень трудное слово — потому что если мы становимся немного сознательнее, мы можем видеть вещи, которых не видим теперь. Если мы поймем, как много вещей мы не можем видеть, то захотим узнать больше. Мы понимаем разницу в веществах — бумага и дерево, например. Но мы не можем понять разницу в действиях.
В. Возможно ли проследить различные силы в триаде — например, в построении дома?
О. Нет, но старайтесь изучать эти примеры. Самый первый факт — это то, что такие, как мы есть с нашим обычным умом, мы не видим различий.
Существует шесть возможных для человека видов деятельности — седьмая возможна лишь для Абсолюта. Во всех других мирах возможны лишь шесть:

1 2 3 1 3 2 2 1 3
3 1 2 3 2 1 2 3 1

Это комбинации сил. Три силы имеют шесть возможных комбинаций. Об Абсолюте трудно говорить на нашем языке. Итак, есть шесть видов деятельности, но мы не можем связать их с силами. Например, первая категория — усилие помнить себя, эзотерическая работа, также лучшие формы искусства, поэзии, может быть, музыки. Вторая относится к высшей интеллектуальной работе, изобретениям, открытиям. Третья относится к профессиональной работе — портной, доктор, и т.д.; четвертая — просто физическая работа, пиление дров. Пятая — разрушение. Шестая — преступление. Только вы не знаете, какая триада соответствует какой деятельности, и вы не будете знать еще долгое время. Но попытайтесь понять разницу между построением дома — много усилия, планирования, заготовки материалов — и сжиганием дома — только одна спичка. Одно требует усилий, другое работает само по себе, здесь нет вопроса о мотиве.
В. Я думаю, вы хотите, чтобы мы нашли связь между деятельностью и пробуждением совести.
О. Усилиями, не пробуждением совести! Школьная работа, следование школьным методам — то же самое, что лучшая поэзия, лучшее искусство.
В. Понимание идей системы означает сознание?
О. Движение в этом направлении. Нет гарантии, что вы туда попадете.
В. Пробуждение совести — это деятельность?
О. Это в том же направлении. Если человек реально что-то делает.

11.4.45

В. Кто занимается этой творческой работой — я имею в виду людей, которые приходят сюда в школу и занимаются творческой работой…
О. Я не могут так говорить… о творческой работе. Я только говорю, что существует один из видов деятельности, который включает в себя лучшее искусство и поэзию. Был вопрос — сознательны ли поэты и художники больше остальных людей. Я ответил — нет, они лишь используют эту специальную деятельность. Если художник сознателен, то это уже вопрос объективного искусства.
В. Имеете ли вы в виду буквально, что когда совесть пробуждена и затем засыпает, то ее невозможно затем пробудить снова?
О. Возможно в некоторых случаях. Но очень редко. И не само собой — это требует работы.
В. Существуют ли различные степени совести?
О. Вероятно, так же как и в сознании. Как долго вы можете помнить себя? Одну минуту, две минуты? То же самое с совестью.
В. Если человек способен достичь совести или сознания только на один момент, что происходит, когда он проходит? Соскальзываем ли мы снова вниз и все снова потеряно?
О. Нужна постоянная работа. Это не может быть само по себе.
В. Вы сказали, что если человек потерял это, то восстановить это невозможно.
О. Я не сказал «невозможно». Я сказал «трудно». Но все трудно, за исключением того, что случается. То, что случается, легко.
В. Преступление — это негативная эмоция, которую мы осуществляем на деле…?
О. Нельзя сказать так просто. За преступлением всегда есть след негативной эмоции, память о негативной эмоции, но нельзя сказать, что преступление — это негативная эмоция.
В. Разве преступление — не против любого закона в принципе?
О. Ну, мой опыт не так велик.
В. Это не просто спонтанное действие?
О. Это может быть подготовленное действие, это может быть очень искусное действие — возможны многие вещи.
Все это знание весьма необходимо. Очень скоро вы увидите, как оно полезно. Но это трудно, потому что это совершенно новая идея.
В. Если первый вид деятельности имеет дело с высшей формой искусства, то куда мы отнесем низшую форму?
О. Просто нонсенс, мы не учитываем ее.
В. Некоторые люди тратят на нее всю жизнь.
О. Если это искусство, это искусство — высшая форма, в любом случае достаточно высокая.
В. Тогда как вы назовете эту вторую деятельность — писатели, музыканты, и т.д.?
О. Тогда это лишь физическая работа, или профессиональная работа, я не знаю… Очень полезно различать между одним видом деятельности и другим. И нужно помнить, что это совершенно новая вещь — ваши соседи никогда об этом не думали.
В. В чем ценность изучения этих видов деятельности?
О. Это очень важная вещь, которую стоит знать. Когда вы будете понимать виды деятельности, у вас будут ответы на многие ваши вопросы.
В. Сделает ли это нас лучшими людьми?
О. Более умными.
В. Вы сказали, что когда человек пишет стихи, это может быть физической деятельностью. Я не понимаю этого.
О. Это вполне возможно. Есть целые библиотеки, полные таких стихов.
В. Вы не рекомендуете нам те виды деятельности, которые не достигают наивысшего уровня?
О. Я не рекоменую и не отговариваю. Некоторые я называю искусством, некоторые — нонсенсом.
В. Вы описали пять видов деятельности, кроме преступления.
О. Вы должны задавать вопросы. Изучите все виды преступления. Смотрите, какие вам нравятся больше, какие меньше. Это очень страшная вещь. В обычном мышлении мы не имеем даже начатков понимания разницы между видами деятельности. Однажды, когда вы начнете понимать ее, это будет для вас откровением.
В. Это виды деятельности принадлежат различным состояниям сознания?
О. Нет, мы говорим только об обычном человеке, обычных состояниях сознания.
В. Разве высочайшее искусство не требует некоторого уровня само-сознания?
О. Есть много хороших поэтов, много хороших художников — но они обычные люди. Они могут использовать эту особую триаду, но это не делает их людьми № 5.
В. Использование правильных частей центров — может ли это быть ключом к правильной деятельности?
О. Правильная деятельность — это то, что вы хотите. Если вы хотите одну вещь, а получаете другую — неправильная деятельность. Только это не имеет ничего общего с сознательностью. Это функция — как дыхание, зрение. В некоторых видах деятельности вы можете стараться быть сознательным, в других это невозможно.
В. Когда перетаскивание бревен становится механической деятельностью, то где входит само-воспоминание?
О. Никто не запрещает вам вспоминать себя при перетаскивании бревен; некоторые люди даже говорят, что это помогает — чем тяжелее бревна, тем лучше само-воспоминание. Некоторые люди, начинающие практиковать само-воспоминание, находят его в связи с тяжелой физической работой.
В. За исключением той деятельности, которой мы занимаемся в жизни, мы не можем иметь более чем поверхностного знания о других видах деятельности, не так ли?
О. Я думаю, мы более или менее знаем их все. Одна относится к поэзии. Это тот же вид деятельности, что и усилие помнить себя, хотя на самом деле они различны.
В. Все ли виды деятельности необходимы для существования человека?
О. Без одного можно обойтись.
В. Какого?
О. Преступления.
В. Может ли человек, то есть человек вообще, а не какой-то отдельный человек, жить без преступления?
О. Так говорят. Я в этом не специалист.
В. Означает ли пробужденная совесть состояние само-воспоминания?
О. Нет, пробужденная совесть означает пробужденную совесть, ничего больше. Старание быть искренним и честным. Больше ничего нельзя сказать. Будет очень интересно, если вам удастся достичь хотя бы одного момента сознания. Вы увидите вещи, которых никогда не видели до сих пор.
В. Мы увидим вещи в себе или в других?
О. Вашими обычными глазами. В других людях.
В. Мне кажется, что деятельность первого рода невозможна без пробуждения совести.
В. Совесть ведет к пробуждению. Она имеет различные цвета — это может быть музыка, может быть живопись, может быть само-изучение. Это та же триада.
В. Этот тип видения, о котором вы только что говорили, приносит с собой много негативных эмоций?
О. Вы уже имели этот опыт?
В. Да.
О. Нет, вы не знаете, о чем я говрю. Потому что я говорю о совершенно определенной вещи. Если к ней придут хотя бы несколько человек, то мы сможем говорить. Я говорю о совершено определенной вещи, которую возможно увидеть. Некоторые люди говорят о пробуждении, но если они не упоминают этого, то сразу ясно, что это воображение или просто ложь.
В. Не могли бы вы привести пример?
О. Что, если я скажу вам, а завтра вы мне скажете, что у вас это было? Это будет подозрительно; поэтому я просто подожду.

18.4.45

В. Совесть — это эмоциональное пробуждение сознания?
О. Совесть это особая эмоция, и обычно она спит. Чтобы она пробудилась, ее нужно долго трясти.
В. Совесть это наше личное различение добра и зла — без отношения к закону?
О. Не вообще. В частном случае, совесть это особая эмоция, посредством которой мы можем видеть, что правильно и что неправильно.
В. Есть ли какая-то связь между пробужденной совестью и видами деятельности?
О. Нет, нет, это разные вещи. Шесть процессов открыты для всех, с совестью или без совести. Только некоторые вещи сочетаются друг с другом, а другие нет.
В. Может ли кто-то быть активным в первом виде деятельности и при этом не иметь пробужденной совести?
О. О да. Есть много прекрасных поэтов, которые никогда [не] слышали о совести.
В. Какая самая важная вещь, которую нам необходимо делать, чтобы пробудить совесть?
О. Мы говорили о многих вещах. Полезно думать, что такое само-воспоминание и почему мы не можем помнить. Вы не можете жить только на одной вещи. Есть много вещей, помогающих пробудить совесть. Изучение буферов, например.
В. Если мы ничего не делаем, чтобы пробудить совесть, мы обманываем себя, что она не спит?
О. Совершенно верно. Нужно растрясти ее немного.
В. Совесть не имеет связи ни с одним видом деятельности?
О. Только с одним связь необходима — с преступлением. Как можно быть преступником без совести?
В. Как можно хотя бы начать изучать буферы? Я этого так и не понял.
О. Постарайтесь сначала понять, что такое буферы.
В. Нужно сначала перестать лгать самим себе?
О. Очень полезно. Начните с этого, и в сравнительно короткое время вы придете к этому.
В. Можно ли думать о буферах, как противоречиях в нас самих?
О. Нет, противоречия — это результат буферов.
В. Что вы имеете в виду, когда говорите, что чтобы совершать преступления, необходимо иметь совесть?
О. Некоторые преступники так говорят. Нет никакого удовольствия в преступлении, если твоя совесть не пробуждена. Но вы можете попробовать что-то другое — в связи с видами деятельности; кто-то может писать прекрасные стихи, другой не может писать даже плохих стихов. Это способность использовать триаду.
В. Почему в одних случаях мы можем использовать правильную триаду, а в других не можем?
О. Я никогда не встречал человека, который мог бы писать стихи в четверг.
В. Вы думаете, что мы могли бы писать стихи в четверг с применением усилия?
О. Нет, с усилием или без усилия. Это русское выражение — «после дождичка в четверг».
В. Я бы хотел спросить о деятельности разрушения.
О. Иногда это очень приятно, иногда неприятно. В общем, это легче, чем например, сварить суп. Суп требует работы, планирования. Выбросить же его ничего не стоит.
В. Зависит ли способность использовать правильные триады от правильной работы центров?
О. Я не знаю. Я знаю только, что кто-то в определенный момент может использовать правильную триаду, а кто-то не может. Очень полезно думать об этом, иначе можно свести все к совести или чему-то другому. Вы можете описать это как пробуждающееся сознание.
В. Связано ли правильное использование триад с правильным использованием центров?
О. Вы имеете в виду использование шести триад? Почти любой может использовать многие из них. Некоторые более трудны. Они требуют особой способности. Очень полезно сравнивать их стараться понять различие.
В. Буфер — это одна из форм лжи себе?
О. Как может буфер существовать без этого? Ни сам человек, ни другие не знают, что это ложь.
В. Как начинает расти буфер?
О. Ребенок может упасть и это может создать буфер; он может сказать «я никогда не падаю».

 

Глава 10. ЦЕНТРЫ В ЧЕЛОВЕКЕ

ЭНЕРГИЯ ИДЕТ ОТ ТРЕХ ВИДОВ ПИЩИ. 15 ИЮНЯ 1939

В. Можно ли превратить один вид энергии в другой?
О. Она изменяется сама, когда это необходимо. Каждый центр приспособлен для работы с определенным видом энергии, и он получает точно то, что ему нужно, но все центры крадут друг у друга, и центр, который нуждается в высшем виде энергии, вынужден работать с низшим видом, или центр, созданный для работы со спокойной энергией, пользуется взрывной энергией, и так все становится неправильным. Это то, как работает машина. Представьте себе разные печи — одна работает на масле, другая на дереве, третья на бензине. Предположим, что той, что работает на дереве, дали бензин — в результате будут только взрывы, ничего больше; и попытайтесь также представить себе машину, созданную для работы на бензине, и как она сможет работать на дереве или угле.
В. Существует ли три вида энергии; то есть, можем ли мы говорить об эмоциональной энергии, интеллектуальной энергии, и т. д., как о различных видах энергии?
О. Не совсем так, но мы можем говорить о центрах и мы можем говорить об энергиях — один центр работает с одним видом, другой центр — с другим видом; и энергии могут быть обозначены в соответствии с тем водородом, в котором они содержатся. Интеллектуальный центр работает с Н48; двигательный и инстинктивный с Н24, и так далее.
Мы должны различать четыре вида энергии, работающие через нас: физическая энергия (например, передвигание этого стола), жизненная энергия ( благодаря которой тело усваивает пищу, восстанавливает ткани, и так далее — этот процесс трансформации клеток идет постоянно); психическая, или ментальная энергия, с которой работают центры, и, самая важная,
энергия сознания.
Для каждого вида действия, мысли, или сознания себя, мы должны иметь соответствующую энергию. Если у нас ее нет, мы опускаемся и работаем с низшей энергией — ведем просто животное или растительное существование. Затем снова у нас появляются мысли, снова мы накапливаем энергию и можем сознавать себя какое-то короткое время.
Даже огромное количество физической энергии не может произвести одной мысли. Для мысли необходимо другое, более сильное решение.
Прежде чем думать о накоплении энергии, мы должны остановить утечки. Мы тратим энергию на воображение, учитывание, отождествление, негативные эмоции, бесполезные разговоры — это главные утечки. Вот почему необходимо остановить отождествление.
Психическая энергия — это энергия, с которой работают центры. Вы называете ее ментальной или психологической энергией.
Все виды физической энергии можно свести к движению. Физическую энергию нельзя накопить выше определенного предела. Психическую энергию можно накапливать без ограничения.
Энергия сознания быстрее, более взрывная, чем другие виды.
Но, хотя запасание и увеличение энергии очень важны, это не весь секрет развития сознания. Этого недостаточно, потому что человек не знает, как управлять ею. Энергия — это механическая сторона сознания.
В. Как можно научиться лучше управлять энергией?
О. Мы не можем начинать с идеи управления энергией. Чтобы управлять одной маленькой вещью, мы должны знать всю машину. Вначале мы должны управлять собой с точки зрения сознания, должны стараться вспоминать себя. Затем остановить ненужные траты энергии — учитывание, ложь, выражение негативных эмоций. Поэтому прежде всего мы должны остановить трату энергии; затем, накапливать ее с помощью само-воспоминания; затем, исправлять вещи в машине. Мы не можем начинать никаким иным путем.
В. В большом аккумуляторе всегда одно и то же количество энергии?
О. Это зависит от многих вещей: работы машины, пищи, траты или не траты энергии. Нормальный организм производит достаточно энергии не только для всех центров, но и для запаса. Производство в порядке, но трата может быть неправильной.

ГОЛОС. 14 ОКТЯБРЯ 1937

В. Я заметил, что у меня есть разные голоса для различных эмоций с разными людьми. Почему это так?
О. Кто имеет уши, чтобы слышать, может услышать много изменений в голосе. Каждый центр, каждая часть центра, каждая часть части центра имеет другой голос. Но немногие люди имеют уши, чтобы их слышать. Тем, кто может их слышать, легко слышит многие вещи. Например, когда вы говорите правду — это один голос, когда вы лжете, это другой голос, когда вы в воображении — третий. Это невозможно спутать.
В. Вы имеете в виду интонацию?
О. Да, и кроме того само звучание голоса. Если вы потренируете себя в этом, эмоциональный центр может слышать различия.


ДИАГРАММА ПИЩИ. 10 ЯНВАРЯ 1938

В. Известно ли, что такое углерод 12 в триаде само-воспоминания?
О. Вероятно, некая энергия эмоционального центра. В этом не может быть ошибки, потому что усиленное само-наблюдение, вызванное само-воспоминанием, всегда имеет эмоциональный элемент. Это может прийти само собой, когда вы вдруг видите вещи по-другому — это становится эмоциональным. Это значит, что в этом данном месте мы недостаточно эмоциональны. Само-воспоминанием мы приносим эмоциональный элемент к этому месту.
Это частично связано со смехом. Если мы получаем впечатления и ничего не можем с ними сделать, они не идут никуда дальше, мы выбрасываем их смехом. Смех возникает, когда какое-то впечатление падает одновременно на положительную и отрицательную части центров. Чтобы избавиться от этого неприятного впечатления (неприятного из-за своей противоречивости), оно выбрасывается. Смех означает выброс противоречивых впечатлений, которые невозможно согласовать с другими. Вот почему в высших центрах нет смеха.
В. Значит смех — это ненужная вещь?
О. В нашем состоянии он нужен. В высших центрах он не нужен, потому что там то, что эмоционально, также и интеллектуально, а что интеллектуально, также и эмоционально. И в высших центрах нет разделений на положительные и отрицательные части.
В. Есть ли формы смеха, которые не означают выброс впечатлений?
О. Да, есть различные формы смеха.
В. Другие углероды 12 — это тот же материал? Я имею в виду те, что связаны с ми 48 и соль 48.
О. Может быть, один и тот же. Я думаю, есть небольшое отличие в соль 48. В ми 48 работает тот же углерод, который работает в до 48. Но в соль 48 он может быть немного другим, хотя он всегда имеет эмоциональный элемент. Но в соль 48 он может быть инстинктивно-эмоциональным. Вполне возможно, что соль работает через углерод 12 из инстинктивного центра, который всегда там. Но он принадлежит к очень маленькой октаве; он приходит из воздуха. Эта октава доходит до ля 6, но это очень тонкий материал.
В. Смех, кажется, имеет и физиологический эффект.
О. Да, может быть, впечатление создает напряжение, а смех ослабляет его.

ВЫСШИЕ ЦЕНТРЫ И ВИДЕНИЕ. 3 ФЕВРАЛЯ 1938

В. Не могли бы вы объяснить, что вы имеете в виду под видением себя?
О. Как я могу? Как я могу объяснить, что означает видение себя в зеркале? То же самое.
В. Да, но человек видит много разных себя.
О. Нет. Определенные комбинации. Чем больше человек может видеть их отдельно друг от друга, тем лучше.
В. Но вы не имеете в виду чего-то сверхъестественного? Как то, что вы говорили о человеке, который ехал домой в красивом автомобиле и видел себя при этом окутанным облаком огня?
О. Субъективно, все возможно. Некоторые люди действительно реагируют таким образом. В действительности на нашем языке это означает момент связи с высшим эмоциональным центром, и некоторые люди в момент такой связи реагируют в форме таких субъективных видений. Но это не обязательно. Это может быть с видениями, может быть без видений.
В. Существуют ли какие-то признаки, на которые можно в этом ориентироваться?
О. Признаки только в смысле само-воспоминания, потому что это происходит в результате само-воспоминания в течение определенного периода. Как приходит само-воспоминание — это другая вещь. В данном случае это описано в этой книге (это была книга Бёкка, не так ли?). Это один случай; может быть много других методов. Всегда тот или иной вид само-воспоминания, который создает эти связи с высшим эмоциональным центром. Вначале это вызывает субъективные видения. Человек начинает видеть вещи в аллегориях и символах, иногда очень интересным образом. Затем он начинает видеть вещи, которые невозможно описать. Вещи, которые мы не можем видеть нашим обычным зрением — высшим эмоциональным центром мы можем их видеть. Я не имею в виду «астрал», но вещи, которые выглядят совершенно обычно. Вы поражаетесь, что не видели их раньше. Вещи, которые вы видите и без этого, но при этом не видите их.
В. Какие это вещи?
О. Как я могу объяснить? Многие вещи. Например — но только это на высоких стадиях — вы можете увидеть, что человек думает. Мы не видим этого, но мы можем увидеть это высшим эмоциональным центром. Это не начало, это высокая степень. В начале вы видите многие вещи, которые вы не видите обычно.
В. Есть ли какая-то истина в этой вещи о «Развертывающеся Линге Шарире»?
О. Просто терминология другой школы, которой мы не пользуемся, поэтому она для нас ничего не значит. Слова. В любом случае, я не нашел в этом ничего серьезного, и, хотя я ничего не знал в то время, например, о высших центрах, тем не менее, когда я узнал о высших центрах, все встало на свои места. Например, я уже знал о разнице между высшим эмоциональным и высшим интеллектуальным — до того, как я узнал о существовании высших центров.
Высший эмоциональный центр использует те же формы, может дать больше знания о тех же предметах, которые мы знаем теперь, или представить их в форме аллегорий. Но в высшем интеллектуальном нет форм. Это совсем другое мышление — совсем другие идеи.
В. Я никак не могу избавиться от этого мышления в форме субъект-объект. Я не знаю ничего другого.
О. Но я уверяю вас, только один шаг, один шаг от нашего обычного состояния и все ценности меняются… Видите ли, мы основываем наше мышление на определенных идеях, определенных понятиях, определенных словах, и если мы сделаем лишь один шаг от нашего обычного состояния, все вещи меняются. Вот почему так трудно верить словам.


МЕХАНИЧНОСТЬ. 1 АВГУСТА 1939

В. Я не понимаю, что означает механическое действие, потому что человек проводит, кажется, половину своей жизни, учась делать вещи механически, как, например, писать. Все это должно быть разрушено?
О. Это двигательный центр. Я имею в виду не это. Некоторые вещи, как многие инстинктивные вещи, механичны и должны оставаться механичными. Они не механичны для самих себя. Но механичны для человека. И то же самое с двигательным центром. Но механические мысли, механические чувства — это то, что нужно изучать, и что можно изменить, необходимо изменить. Механическое мышление не стоит ни гроша. Вы можете механически думать о многих вещах, но вы не получите ничего. Механически вы можете использовать только одну небольшую часть вашего интеллектуального центра, только механическую часть, форматорный аппарат, и на это не стоит тратить времени.
В. Нужно ли смотреть на механичность как на факт, который нужно наблюдать, или как на зло, с которым нужно бороться?
О. Видите ли, вы никогда не поймете механичность, если будете говорить об этом так, в связи с мелкими вещами. Но когда вы увидите, или найдете в своей памяти, как совершенно механически вы можете делать самые отвратительные вещи, которые позже вы не будете понимать, как вы могли их сделать, тогда вы увидите, что такое механичность. Всю нашу жизнь мы делаем механически то, что мы никогда не сделали бы сознательно. Это то, что мы должны понять. И если мы посмотрим на свою жизнь, год за годом и месяц за месяцем, мы увидим вещи, которые мы бы никогда не сделали сознательно, или вещи, которых мы не делаем, но которые, если бы мы были сознательны, нам хотелось бы делать. Это тот способ, каким нужно наблюдать механичность.

О МЕХАНИЧНОСТИ.
(ПЕРЕВЕДЕНО С ЗАПИСИ НА РУССКОМ)

Мы можем понять механичность и весь ужас механичности, только когда мы делаем что-то ужасное и полностью осознаем, что это наша механичность заставила нас это сделать. Если мы стараемся не видеть этого, найти оправдания и объяснения, мы никогда не поймем этого. Необходимо быть очень искренним с самим собой, чтобы суметь это увидеть. Это может причинить страшную боль, но мы должны ее перенести и постараться понять, что только признавшись прежде всего самим себе и затем, может быть, если нам скажут это сделать, другим людям, мы можем избежать повторения этого снова и снова. Полным и совершенным пониманием и не старанием ничего скрыть мы можем даже изменить прошлое. Это единственный возможный путь. Если мы начинаем бояться этого, если мы становимся негативными и возмущаемся, когда нам говорят об этом и просят быть искренними в этом, то нет возможности для нас когда-либо избежать щупалец механичности.
Мы ее рабы, но мы можем победить ее — большим страданием. Если мы стараемся избегать страдания, если мы стараемся убедить себя, что на самом деле ничего не произошло, и что вещи могут идти дальше точно так же, как они шли до этого, то мы не только не освободимся, но мы будем становиться более и более механичными, и очень скоро мы придем к такому состоянию, когда для нас не будет ни одной возможности и ни одного шанса.
В жизни всегда так. Но в работе есть шанс.
Только искренность и полное признание этого факта и его неизбежных результатов, может помочь нам найти и разрушить буферы, с помощью которых мы обманываем друг друга. Буферы в этом случае всегда связаны с само-оправданием и само-извинением. Иногда к этому добавляется жалость к себе, иногда возмущение другими людьми, иногда обвинения и негативные отношения. «Они вынудили меня сделать это», «мы не хотели этого делать». Или, (это тоже выражение буфера) мы можем говорить и повторять самим себе, что в конце концов это неважно. Люди могут делать самые чудовищные вещи, убедив себя в том, что это неважно.

ЦЕНТРЫ, ИСПОЛЬЗУЮЩИЕ НЕПРАВИЛЬНУЮ ЭНЕРГИЮ.
8 АВГУСТА 1939

В. Можно ли больше узнать о центрах, использующих неправильную энергию — главным образом в связи со всеми теми разговорами, которые идут внутри меня, когда я выполняю какую-то работу? Связано ли одно с другим?
О. Нет, это не связано, это нельзя брать в связи с вашими личным опытом — это нужно брать на большей шкале.
В этой диаграмме высший эмоциональный и высший интеллектуальный центры не связаны с низшими центрами: они работают совершенно отдельно. Но обычный эмоциональный центр иногда достигает 12, иногда 24 — зависит от разных вещей. К сожалению, он достигает 12 только в негативных эмоциях, потому что если он доходит до 12 в эмоциях, которые не негативны, он подходит к позитивным эмоциям и переходит в высший эмоциональный центр. 48 (интеллектуальный центр) может работать с энергией сексуального центра; 24 (двигательный центр) может работать с энергией 48; все это смешано, и каждый центр с самого начала старается получить для себя неправильный водород — именно так все становится неправильным.
В. Что происходит, если интеллектуальный центр работает с Н24?
О. Он становится немного безумным, изобретает невозможные теории, фантастические теории, становится очень фанатичным, держится только одного взгляда на вещи, и так далее — как большевики, фашисты, или что-то вроде этого. Например, он создает теорию, очень форматорную теорию, и затем начинает бить людей по головам, если они не принимают этой теории — вот что происходит, если он работает с 24. Естественно он должен работать с 48. Тогда он становится довольно бесполезным, но зато более или менее приличным.

Интеллектуал. Высший инт.
Центр центр

Эмоциональн. Высший эм.
Центр центр

Инстинктивный Двигательный
центр центр

В. Может ли интеллектуальный центр формулировать с 48?
О. Да, конечно — но опять же довольно бесполезные и длинные формулировки, с использованием длинных слов.
В. То есть для мышления с использованием высших водородов это должен быть совершенно другой аппарат?
О. Конечно. Каждый аппарат приспособлен для определенного водорода. Один может работать с 12, другой с 24, третий с 48. Измените это — и все работает неправильно.

ФОРМИРУЮЩИЙ ЦЕНТР. 16 ЯНВАРЯ 1940

В. В чем состоит правильное использование формирующего центра?
О. Это ваше дело. Если, в общем, интеллектуальный центр работает правильно, если его другие части работают, формирующий центр работает на своем месте также совершенно правильно; вам нужно думать только о неправильной работе формирующего центра.
В. Не могли бы вы еще раз объяснить, что означает то, что было сказано, что формирующий центр может видеть только белое и черное?
О. Было сказано не совсем так. Он сравнивает только две вещи, как будто существуют только эти две вещи и никаких других — в этом его особенность.
В. Как можно яснее увидеть работу формирующего центра?
О. Вспомните примеры из прошлого. Это пример форматорного мышления — когда вы говорите «было сказано». Постарайтесь понять, что было сказано.
В. Является ли это характеристикой формирующего центра, что он сразу прыгает к выводам?
О. Форматорное мышление знает все, или не знает ничего.
В. Одна из вещей, которая мне на самом деле помогла, это то, что я нашел, что я никогда на самом деле не слушаю. Я всегда занят либо приготовлением ответа, либо поиском другой точки зрения. Если я могу заставить себя слушать, то потом я могу по-другому думать о том, что было сказано.
О. Это очень хорошее наблюдение. Часто случается, что мы думаем, что вещи нам недостаточно объяснены, но на самом деле мы не слушаем. Поэтому просто постарайтесь слушать и наблюдать, как вы слушаете.

  1. 1.40

В. Используем ли мы формирующий аппарат, когда учим или читаем что-то, что требует умственного усилия для понимания?
О. Да, в обычных условиях мы используем формирующий центр вполне правильным образом, но вы, вероятно, помните, что я сказал, что формирующий центр — это самая механическая часть интеллектуального центра. И если эмоциональная и интеллектуальная части работают правильно, механическая (форматорная) часть находится на своем правильном месте. Но если эмоциональная и интеллектуальная части не работают правильно, тогда формирующий центр занимает их место и начинает неправильную работу. То есть на своем месте он вполне правилен, как и все остальное.

ЧУДО. 4 ОКТЯБРЯ 1944

В. Что такое нормальность?
О. Нормальность — это способность к развитию. И вы уже должны знать, что в это входит. Нужно научиться останавливать ложь. У нас есть очень хорошее определение лжи. В обычных системах нет определения лжи. Поэтому они могут спокойно лгать. Если люди говорят о вещах, которых они не знают — это ложь.
В. Но не бывает ли во многих случаях, что люди думают, что знают — они ошибаются, но не знают об этом?
О. Результат тот же. Есть нечто вроде закона процентного соотношения. Можно совершить некоторое количество ошибок, но сколько? Я недавно изучал литературу Общества Психических Исследований. Я знал о нем в Петербурге. Позже я услышал об Американском Обществе. Они изучают ясновидение и передачу мыслей. Но ясновидение и передача мыслей — это свойства человека № 5. Тем не менее они думают, что могут это делать. То есть это ложь. Они начинают с той идеи, что если некие вещи существуют, он принадлежат всем. В этом корень лжи.


  1. 10. 44

    У. Я старался подойти к вопросу, который еще никто здесь ни разу не задал. Но я задавал его в Петербурге. Я спросил: «Что такое чудо?» Сам бы я на него не ответил, или сказал бы, что чудес не бывает. Но тогда я получил ответ. Это один уровень, наблюдающий, что происходит на другом уровне, под другими законами. Когда человек живет на земле под 48 законами, и наблюдает то, что происходит под 24 законами. Я пришел к выводу, что этот вопрос задается очень часто. Например, на прошлой неделе мы говорили о телепатии. Это чудо. Люди слишком легко пользуются этим словом. Я имел возможность наблюдать это и я знаю, как это трудно и чего это стоит. Люди говорят мне об Американском Обществе Психических исследований. Это все совершенно фантастично. В Лондоне уже было когда-то Общество Психических исследований. Они изучали покойников, расхаживающих по улицам, но также кое-что о снах, что было интересно. Но теперь они думают, что говорят о фактах. Это и есть ложь! Люди спрашивают меня, почему я игнорирую подобные вещи. Некоторые вещи не стоят исследования. Потому что за эти вещи нужно платить вперед. Люди должны платить и должны быть способны платить. И если люди заплатили столько, сколько это стоит, то они уже об этом не говорят.
    В. Доктор Райн утверждает, что это не вопрос приобретения — что это врожденное.
    О. Я говорю, что это нонсенс. Это не врожденное. Передача мыслей возможна только если человек заплатил вперед. Вы не можете встретить это на улице. В школе вы можете иметь наблюдения. Но не на улице.
    В. Насколько я понял Райна, он нашел, что некоторые люди наследуют эту способность от своих родителей и их родителей.
    О. Все это воображение, потому что у него не было ни одного реального случая. Если бы у него был хоть один реальный случай, он бы не говорил. Я привожу это только как негативный пример. Они должны иметь какой-то пример. В любом случае, это не имеет ценности. Это должно иметь какую-то начальную идею. Прежде всего, я совершенно не верю в наследственность. Это совершенно ложная идея. Прежде всего, человек должен платить. Это может произойти как результат очень сильного эмоционального переживания — но не без него, не просто так. Если вы знаете об этом, то вы знаете, что любая попытка избежать этого условия бесполезна. Потому что это эмоциональное, не интеллектуальное. Ясновидение должно иметь свою собственную причину. Для человека № 5 это может быть обычный опыт, но под законами человека № 5.
    В. Что вы имеете в виду под сильным эмоциональным переживанием?
    О. Нужно иметь эмоциональные состояния намного высшие, чем можно иметь в обычной жизни. Есть много экспериментов, но это не мое дело их описывать. Мы говорим о развитии.
    В. Означает ли сильная эмоция эмоциональную часть эмоционального центра? Это высшая эмоция?
    О. Нет, я говорю об обычной эмоции — не высшей эмоции — но гораздо более сильной, чем в обычной жизни. Телепатия, ясновидение, знание будущего, все это приходит только из эмоционального состояния. Высшая эмоция — это другое. Она более или менее постоянна.
    В. Только крайнее усилие дает людям контроль над высшими центрами? Я имею в виду над силами на другом уровне?
    О. Нет, высшие центры — не от усилий, но от сознания. Когда человек сознателен достаточное время, он приходит к этому. Но я говорю об экспериментах.
    В. Когда вы говорите о сильных эмоциях, приводящих к ясновидению, имеете ли вы в виду, что человек сам должен привести себя в это состояние каким-то методом?
    О. Я не использовал эти методы. Я использовал другие методы. Человек не может делать этого сам, я это признаю. Этот способ требует кого-то еще. Например, ясновидение. Я говорил со многими теософами, которые, как считалось, имели опыт ясновидения, но только один из них имел тот первый опыт, о котором я знал, что он должен быть в самом начале. Это был Мид.
    В. Но когда человек неожиданно оказывается в сильной эмоции, может ли он в это время воспринимать телепатию?
    О. Вы должны начать с другого конца. Если он имел момент телепатии, это значит, что он должен был иметь эмоцию. Но эмоция не обязательно дает телепатию.
    В. Если человек видит кого-то, кого он не ожидает увидеть, и кого на самом деле там нет, это воображение или что-то другое?
    О. Либо ему нужно идти к врачу, либо он ходит к врачу слишком часто.
    В. Можем ли мы помнить себя хотя бы частицу секунды, если делаем усилие?
    О. Нет, секунд недостаточно. То, что вы можете делать сейчас — вы можете помнить, что вы не можете помнить себя. Вместе с тем, делайте другие вещи, о которых вам говорилось, как старание не выражать негативные эмоции. Тогда вы обнаружите, что иногда можете помнить себя. Но только когда это достигает определенной длительности, это может идти в зачет. Если это связывается с определенными эмоциями, то работает быстрее.
    В. Что значит, что усилия связываются с сильными эмоциями?
    О. Мы знаем, что такое сильное эмоциональное состояние. Если это связывается одно с другим, то может работать в сотни раз быстрее.
    В. Это эмоция, которая всегда приходит с само-воспоминанием?
    О. Это не может быть интеллектуальным. Нельзя просто спокойно сидеть и думать о том, что там под столом. Для начала нужно испугаться. Старайтесь помнить, что если вы делаете все, что вам говорится и не бросаете этого, вы придете к высшим центрам. Это цель. Очень важно не думать о том, что они у вас уже есть, иначе это может стать истерическим, невротическим. Если вы получите их, вы сами об этом узнаете.
    В. Есть ли какие-то условия, связанные со способностью совершать чудеса?
    О. Да.
    В. Можете ли вы сказать нам?
    О. Я не знаю, каких чудес вы хотите. Около двадцати лет назад в Лондоне мы говорили с одним человеком о том, как это можно вычислить. В ту же ночь, в доме, где я спал, была темная комната, в которой, как я думал, я оставил свет. Было очень холодно, и мне не хотелось вставать. Тогда я начал вычислять, какие усилия были бы необходимы, прежде всего, чтобы посмотреть, был ли включен свет, и затем чтобы выключить его. Я пришел к выводу, что прежде всего, чтобы посмотреть, мне понадобилась бы вся жизненная энергия, которую я трачу за двадцать четыре часа, так что если бы я даже сделал это, я мог бы умереть, тогда как для того, чтобы погасить его, мне понадобилась бы вся энергия, которую Земля тратит на вращение вокруг своей оси за один день.
  2. 11. 44

В. Какое значение, согласно системе, имеют слова «психические исследования»
О. Если вы спрашиваете меня, я бы сказал — прежде всего это вопрос школы. Человек не может ничего делать сам по себе. Если человек начинает с идеи, что школа необходима, то тогда может что-то прийти. Они говорят об экстра-сенсорном восприятии; но оно не начинается таким путем.
В. Это приходит только как результат долгой работы?
О. В Петербурге это было выражено так — «Если человек платит все больше, больше и больше, так много, получит ли он что-нибудь?» Это означает жертву. Но не должно быть слишком много своеволия, даже в жертвовании.
В. Не является ли своеволие нашей иллюзией — что мы можем сами управлять вещами?
О. Совершенно верно. Оно означает иллюзию. И есть разница между управлением и иллюзией.

  1. 3. 45

В. Имеют ли высшие центры аккумуляторы?
О. Вероятно, но мы не говорим о них.
В. Препятствует ли само-воспоминание утечке энергии из аккумуляторов?
О. Я думаю, да, потому что очень много энергии тратится на несознательные действия.
В. Имеет ли тогда низший аккумулятор какое-то отношение к большому аккумулятору?
О. Они все имеют. Инстинктивное, да. Прямая связь также возможна, но она требует сверх-усилия. Это опасно. Люди могут убить себя — хотя обычно они засыпают. Но в человеке № 5 энергия должна просто течь через эти маленькие аккумуляторы.
В. Мы говорим об остановке утечки энергии и о накоплении энергии. Для какой цели?
О. Утечка — просто потеря энергии. Если мы теряем внимание, мы можем затем потратить огромное количество энергии там, где нужна лишь капля. Негативные эмоции могут вдруг взорваться и уничтожить всю энергию, что у нас есть.
В. Если у нас достаточно энергии для обычной деятельности, то как у меня может появиться потребность аккумулировать больше энергии?
О. Для некоторых вещей, которые вы хотите делать, у вас недостаточно нужной энергии. Многие вещи, которые вам бы хотелось делать, требуют очень тонкой энергии. Вы хотите иметь позитивную эмоцию — для этого в аккумуляторе у вас должен быть запас углерода 3. А также знание, как его использовать.
В. Я наблюдаю, что перехожу от плохого состояния к еще худшему с молниеносной скоростью. Это потому, что я не помню себя?
О. Нет, это потому, что это эмоциональный центр — изменение так быстро, что вы не можете за ним следовать.
В. Вы говорили о вечно меняющихся «я» — связано ли это?
О. Да, если эмоции затрагивают «я», они могут меняться так быстро, что вы будете думать, что их миллионы.
В. Во время сильной боли я испытал негативную эмоцию, которая на своем пике почти превратилась в позитивную. Может такое быть?
О. Это возможно, но это просто удача. Это не значит, что это может случиться снова. Это очень редко. Но у некоторых людей это есть. Скорее всего, в момент сильной боли, вы сделали, сами не зная об этом, правильное усилие и связали ми 12 с углеродом3.
В. Как делается усилие в ми 12?
О. Нужно долго учиться, прежде чем даже думать об этом. Я могу сказать, что это очень интересно, но сильно ошеломляет; вы имеете совершенно новые переживания.
В. Какие именно переживания?
О. Как я могу описать их, если для них нет слов? Вначале нужно прийти к ним и не прибавлять ничего из воображения.

 

Глава 11. Космология

ЗАКОН ТРЕХ

Вся материя окружающего мира, пища, которую мы едим, вода, которую пьем, воздух, которым дышим, камни, из которых сделаны наши дома, наши собственные тела — все это проникнуто всеми материями, существующими во вселенной. Нет необходимости изучать и анализировать Солнце, чтобы отыскать солнечную материю; эта материя находится в нас самих, это результат деления наших атомов. Точно таким же образом мы имеем в себе материю всех других миров. В этом смысле человек представляет собой вселенную в миниатюре — он имеет в себе все материи, которые составляют вселенную, в нем действуют те же силы, те же законы, которые управляют жизнью вселенной. Поэтому, изучая человека, мы изучаем вселенную, и наоборот.
Но полная параллель между человеком и вселенной возможна только тогда, когда мы берем человека в полном смысле слова, т.е. человека, в котором все присущие ему силы и возможности полностью развиты. Недо-развитый человек, человек, не завершивший своей эволюции, не может быть взят как полный образ мира — он представляет незавершенный мир.
Как было сказано ранее, законы везде одинаковы, на всех уровнях. Одни и те же законы, проявляющиеся в разных мирах, то есть в различных условиях, производят разные явления. Изучение отношения законов к уровням, на которых они проявляются, приводит нас к изучению относительности.
Таким образом, Закон Трех привносит относительность в наше определение материи. С одной точки зрения системы, каждая материя может существовать в четырех состояниях, в зависимости от того, какая сила проходит через данный объект. Так, вместо одного железа мы имеем четыре железа, четыре меди, и так далее. Эти вещества имеют различные названия. Отец, мать, сын: углерод, кислород, азот. Вся семья — водород. Начало новой семьи — в сыне.
Если мы берем три силы в их последовательности, в том порядке, в котором они соединяются, мы получим порядок 1,2,3; но материи, служащие проводниками этих сил, будут, в соответствии с их плотностью, располагаться в порядке: углерод, азот, кислород. То есть силы будут стоять в порядке 1,3,2. Но для последующего творения, для формирования следующей триады азот должен как бы вернуться еще раз на третье место, в порядке 1,2,3 и таким образом стать углеродом следующей триады.
Закон трех проявляется равно во всем в мире. Если мы возьмем Луч Творения, нам нужно помнить, что миры связаны друг с другом и влияют друг на друга в соответствии с Законом Трех. Другими словами, первые три мира, взятые вместе, производят то явление, которое влияет на следующие миры, и так далее. Абсолют — проводник активной силы, следующий мир — проводник пассивной силы, и следующий за ним, Мир 6 — проводник нейтрализующей силы. Другими словами, Абсолют — это С, Мир 3 — это О, Мир 6 — это N. Но Мир 6 (или азот) по своей плотности стоит между Миром 1 и Миром 3. Другими словами, сила Абсолюта должна прежде всего коснуться, так сказать, Мира 6, и только затем проникнуть в Мир 3. Чтобы понять это отношение, будет полезно постараться найти аналогию, которая проиллюстировала бы отношение Абсолюта к следующим мирам. Все в мире имеет подобие: «как вверху, так и внизу». Микрокосм отражает в себе всю вселенную. Нам будет легче найти эту аналогию, если мы вспомним, что воля Абсолюта достигает только Мира 3; дальше она проявляет себя только в форме механических законов.
Если мы возьмем человека за Абсолют и попытаемся установить крайние пределы, которых может достигать его воля внутри него самого, то самое поверхностное знание человеческой психологии даст нам ответ на этот вопрос. Воля человека (беря это как условное понятие) может управлять движениями всего организма, отдельными конечностями, некоторыми органами и дыханием. Если человек сконцентрируется на кончике своего носа, он начнет его ощущать. Этой концентрацией он может даже вызвать слабое ощущение раздражения в некоторых частях своего тела, т.е. в некоторых тканях. Но он не способен проявлять свою волю по отношению к отдельным клеткам своего тела. Клетки очень малы для этого. Моя воля может проявлять себя только по отношению к тканям; по отношению к клеткам она этого уже не может.
Если мы возьмем человека как аналогичного Абсолюту, ткани будут соответствовать Миру 3, а клетки Миру 6.
Давайте теперь попытаемся увидеть, как это может быть, что силы, возникающие в Абсолюте, чтобы проявляться в Мире 3, должны сначала пройти через Мир 6. Аналогия очень ясно показывает нам необходимость такого направления сил. Воля человека может воздействовать на ткани, то есть на некий участок ткани в определенных частях тела. Но ткань состоит из клеток. Чтобы подействовать на ткань, воля должна сначала подействовать на клетки, составляющие данный участок ткани. Ткань — это другой мир по отношению к клеткам, но в то же время ткани не существуют отдельно от клеток, поскольку они составлены из них.
Мир 3 отделен от Мира 6, но в то же время он (то есть Все Миры) составлен из миров 6, то есть миров подобных нашему Миру 6 — Млечному Пути. Чтобы повлиять на какую-то часть Мира 3 (Все Миры) Абсолют должен вначале повлиять на определенное количество Миров 6 (Все Солнца), из которых состоит Мир 3.
Таким образом, при прохождении сил, Миры 1, 3, 6 стоят в начале в порядке 1, 3, 6, а затем в порядке 1, 6, 3. Для дальнейшего прохождения сил они должны снова восстановить порядок 1, 3, 6. Азот первой триады становится в этом случае углеродом второй триады, то есть Млечный Путь — это проводник активной силы по отношению к кислороду и азоту, которые следуют за ним.
Что будет кислородом и что азотом во второй триаде? В порядке Луча Творения кислородом будет Мир 12, т.е. Солнце, а азотом мир 24, т.е. планеты. Поскольку азот стоит между углеродом и кислородом, сила, идущая от углерода, то есть от Млечного Пути, или от звезд, должна, прежде чем достичь Солнца, пройти через планеты. На первый взгляд это может выглядеть странно, но если мы представим себе строение Солнечной Системы, мы совершенно ясно увидим, что это не может быть по-другому. Здесь не нужны никакие аналогии. Представьте себе Солнце, окруженное движущимися вокруг него планетами, на расстоянии — некие группы звезд, от которых исходит некое влияние в направлении Солнца. Но Солнце не стоит на месте, мы знаем, что оно тоже движется; планеты, вращаясь вокруг него, движутся в пространстве вместе с ним, формируя, каждое своим вращением, спираль вокруг центральной оси Солнца. Эта центральная ось Солнца полностью скрыта этими планетными спиралями, и никакое влияние не может достичь Солнца, не пройдя сперва через миры планет, то есть не проникнув сквозь кольца спиралей.
Далее, азот второй триады, то есть планеты, становясь углеродом третьей триады, должен найти соответствующий кислород и азот. В нашем Луче Творения кислород это Земля. Но азота в астрономическом Луче Творения нет. Это значит, что если бы планетам нужно было проводить свое влияние прямо на Землю, они не могли бы этого делать. Земля не могла бы получать планетные влияния. Поэтому, чтобы сделать возможной передачу сил между планетами и Землей в астрономическом Луче Творения, была создана специальная машина, которая представляет собой как бы чувствительный орган Земли — органическая жизнь на Земле.
Органическая жизнь на Земле — это азот третьей триады. Силы, идущие от планет, падают вначале на органическую жизнь; органическая жизнь получает их и затем проводит их на Землю. Органическая жизнь — это чувствительная пленка, покрывающая земной шар и улавливающая планетные влияния; иначе они были бы потеряны, отраженные от голой поверхности Земли.
Если мы вспомним исключительно сложную организацию окончаний чувствительных нервов в нашем собственном организме — например, окончания вкусовых и обонятельных нервов, нам уже не покажется странным определение человека как чувствительного нервного окончания Земли.
Конечно, луг, покрытый травой, во многом отличается от человека — он получает только некоторые из планетных влияний, и очень немногие из них. Человек получает намного больше сложных влияний. Но люди во многом отличаются друг от друга в этом отношении. Большинство людей имеют значение только в массе и только масса получает то или иное влияние. Некоторые способны получать влияния индивидуально — влияния, которые массы получать не могут, так как они чувствительны только к грубым влияниям.
Органическая жизнь на Земле, играя роль азота третьей триады, этим самым фактом является углеродом четвертой триады в нашем луче. Другими словами, она проводит активную силу, которая встречается с соответствующими кислородом и азотом. Земля это кислород, а Луна азот, через который влияния органической жизни проходят на Землю.
Теперь, если мы возьмем Луч Творения, разделенный на четыре октавы, и будем помнить о том, что сумма каждой триады это определенный водород, мы получим четыре водорода, то есть четыре плотности материи, или четыре материи различной плотности, из которых состоит вселенная. Но прежде чем изучать отношение друг к другу этих четырех материй, мы должны изучить некоторые другие основные законы, управляющие нашей жизнью. Вслед за Законом Трех, следующий основной закон — это Закон Октав.

Абсолют С
Все Миры О
Все Солнца N

Абсолют 1

Все Миры 3

Все Солнца 6

Солнце 12

Планеты 24

Органическая Жизнь

Земля 48

Луна 96

Все Солнца С
Солнце О
Все Планеты N

Все планеты С
Земля О
Органическая Жизнь N

Органическая Жизнь С
Земля О
Луна N

Луч Творения можно рассматривать как нисходящую октаву. После ре октава имеет до — это также Абсолют. Есть как бы два Абсолюта: один начинает Луч, другой завершает. Один Абсолют — это Все, другой — Ничто. Но двух Абсолютов быть не может, поскольку по самой своей природе Абсолют — это одно; поэтому «Все» включает в себя «Ничто» или «Ничто» включает в себя «Все». Наш дуалистически устроенный ум не может постичь единства противоположностей. Мы разделяем все, даже Абсолют. В реальности то, что мы называем противоположностями, существует только в нашем уме, в нашем субъективном восприятии мира. Но даже если мы понимаем это, мы не способны выразить это понимание в словах; в нашем языке нет слов, включающих в себя одновременно тезис и антитезис. Но такие слова существовали в некоторых древних языках, например, в санскрите. Например, слово «сат», что означает «бытие» и «не-бытие» одновременно. Для нас эти два понятия противоположны друг другу, наш ум не может понять их как одну идею, так же как он не может понять образы некоторых индуистских богов, объединяющих в себе совершенные противоположности.
В космической октаве первый интервал заполнен Волей Абсолюта. Органическая жизнь это специальное приспособление, заполняющее интервал между планетами и Землей. Она создана в форме боковой или дополнительной октавы, начинающейся в Солнце. Теперь, если мы возьмем космическую октаву в порядке прохождения сил в соответствии с Законом Трех, мы получим первую триаду, состоящую из Миров 1, 3, 6, которые, все вместе, дают водород 1. Вторая триада (6, 12, 24) дает водород 2, третья триада дает водород № 3, и четвертая — водород № 4. Эти четыре водорода можно взять как соответствующие четырем основным опорным точкам вселенной. Первый водород будет соответсвовать Абсолюту, потому что Абсолют входит в него как активная сила; второй будет соответствовать Солнцу, третий — Земле и четвертый — Луне.
Далее мы рассмотрим прохождение излучений между этими четырьмя точками. Мы возьмем излучения между каждыми двумя точками в форме октавы. Так мы получаем три октавы: Абсолют-Солнце; Солнце-Земля; Земля-Луна.

до

си

Нужно отметить, что хотя существует шесть интервалов, только три из них требуют заполнения извне. Интервалы между до-си заполняются Волей Абсолюта, влиянием массы Солнца на излучения, проходящие через него, и влиянием массы Земли на излучения, проходящие через нее.

ЛУЧ ТВОРЕНИЯ. 17 ЯНВАРЯ 1935

У. На некоторые вопросы о Луче Творения можно ответить только если сама идея Луча Творения станет ясной. В идее Луча Творения нет ничего нового, ничего такого, чего вы не знаете — только факты представлены по-другому. Некоторые факты, как то, что мы живем на Земле, что Земля это одна из планет, что планеты это часть Солнечной Системы, совершенно очевидны, но когда мы думаем о мире, в котором живем, мы обычно не располагаем их в таком порядке. Тем не менее расположение очень важно для решения любой самой обычной проблемы — в обычной арифметике нужно также располагать материал в определенном порядке, и способ расположения этого материала заключает в себе определенное понимание способа решения этой проблемы. Это называется формулированием проблемы; поэтому Луч Творения — это тоже некий вид формулирования проблемы определения места человека в мире. Это означает не только точное место человека, но также и отношение этого места к как можно большему количеству ориентировочных пунктов. Так мы находим место человека на Земле, затем место Луны, затем планеты, Солнце, и так далее. Так мы можем понимать друг друга, когда говорим о мире.
Прежде всего Луч Творения изучается с точки зрения языка, но многие другие идеи также связаны с Лучом Творения.
Некоторая трудность может быть только в понимании Абсолюта. Например, был задан вопрос, почему Воля Абсолюта не проявляет себя в нашем мире. Закон Абсолюта — это его Воля. Такое расположение материала показывает, что Воля Абсолюта, в отличие от механических законов этого мира, не может проявляться в этом мире, потому что для этого нужно было бы разрушить все миры между ними. Постарайтесь подумать об этом, это очень важно. До определенной степени можно понять эту идею нахождением в себе моментов «воли» и моментов механического течения. Я имею в виду «волю» в том смысле, в каком это слово используется в обычной жизни, в обычной беседе, не в смысле творящей воли. В определенные моменты в жизны вы должны делать усилия, и после этого вещи просто случаются, они просто идут дальше, одна за другой. Например, вы спите и не хотите вставать; вы делаете усилие встать, и затем какое-то время вещи происходят без всякого усилия, они текут совершенно естественно. Затем вы подходите к другому моменту: вы писали письмо и прервались, теперь вы снова делаете усилие и берете в руку перо. Если вы посмотрите на вещи с этой точки зрения, вы увидите, что Воля Абсолюта не может пройти сквозь механичность, но она может начать движение пера по бумаге.
Луч Творения дает возможность изучать некоторые очень важные принципы, без которых невозможно понять мир — принцип относительности и принцип шкалы. Но об этом я буду говорить позже, когда у нас будет больше материала.
Принцип шкалы — очень простая вещь. Идея в том, что мы можем знать гораздо больше, чем мы обычно знаем, если изучаем вещи, соизмеримые с нами и имеющие к нам какое-то отношение, одним образом, а вещи, далекие от нас и не имеющие определенного отношения к нашей жизни — по-другому, более абстрактно, на меньшей шкале. Таким путем мы можем приобрести все необходимое количество знания без слишком долгого изучения; мы можем знать все, что необходимо, и это знание будет включать очень мало бесполезных вещей. Только таким путем можно приобрести необходимое количество знания, потому что если вы изучаете все подряд не различая, вы не будете знать необходимых вещей.
Принцип относительности входит, когда мы начинаем понимать, что живем под различными законами. Мы не находимся под одним и тем же набором законов, но под большим количеством самых разных законов.
Был вопрос: «Какие это 48 законов?». Если мы берем 48 законов, мы должны понимать, что каждый из них — это очень большая система законов. Один из них — это физические законы, существующие на Земле, другой, скажем, биологические законы, и так далее. Мы знаем что-то о физических и биологических законах, но есть множество законов, о которых мы совершенно ничего не знаем. Например, есть космические законы, которые не принадлежат к трем законам самой Земли — они связаны с некой большей сферой и управляют определенными вещами, которые с нашей точки зрения кажутся обычными и малозначащими. Например, есть определенный закон, что каждый класс живых существ может есть только определенный вид пищи (от определенной плотности до определенной плотности). Человек может есть вещи от такой-то и такой-то плотности до такой-то и такой-то плотности, от такого-то и такого-то качества до такого-то и такого-то качества, и он не может изменить этого, так же как он не может изменить воздух, которым дышит, или температуру, в которой может существовать. Есть много таких вещей — все это законы, под которыми человек живет. Но в этом есть много вещей, о которых мы не можем знать, много вещей, которых мы не знаем об условиях, в которых живем.
Луч Творения — это помощь, инструмент или метод нового мышления. Мы знаем о делении человека на семь категорий — все другое должно быть разделено таким же образом. Обычное мышление разделяется на мышление № 1, 2 и 3. Мышление №1 — главным образом подражательное; мышление №2 — более эмоциональное, основанное на симпатиях и антипатиях; мышление №3 — теоретическое, логическое мышление, которое вполне хорошо на своем месте, но будучи примененным к вещам выше его понимания, становится совершенно ложным. Это все, что мы знаем в обычной жизни. С Луча Творения начинается мышление №4, и вы должны постараться это понять. Луч Творения — это не еще одна теория, как все другие известные вам теории, это определенное перестроение материала, который вам уже знаком. Мышление №4 — это такое мышление, которое мало по малу избавляется от всех противоречий. В мышлении № 3, в каком бы направлении человек ни двигался, он немедленно находит другую теорию, которая будет противоречить его теории. В мышлении № 4, не сразу, но постепенно человек приходит к определенному пониманию того факта, что возможно мыслить без противоречий, начинает понимать, что противоречия на самом деле не являются противоречиями.
Обычное мышление всегда имеет много противоречий. Каждая теория имеет противоположную ей теорию. Например, если мы думаем о мире, мы либо думаем, что есть некая Божественная Воля, создающая и поддерживающая все, либо что вещи просто случаются сами по себе. Другой пример — воля или механичность, предопределение или случай. Изучая Луч Творения, вы увидите, что он содержит в себе все эти вещи. Все эти вещи в каком-то смысле правильны и Луч Творения включает в себя их все. Существует теория, что человеческий ум не может изобрести абсолютной лжи — он не может изобрести чего-то такого, что не имело бы отношения к истине. Все, что человеческий ум может изобрести, будет частичным отражением истины. Например, если человек пытается нарисовать какое-то новое животное, он должен для этого взять части уже известных животных. Он не может изобрести чего-то такого, что уже не существовало раньше, он должен использовать материал своего собственного наблюдения жизни. Точно так же он не может изобрести теорию, которая была бы совершенно ложной. Луч Творения показывает вам, как все противоречивые теории о предопределении или свободе, свободном выборе, свободной воле, если хотите, о божественой воле и механичности, и так далее, можно примирить в одной системе, и как, в своей общности, эти взгляды, каждый из которых представляет одну из граней истины, не противоречат друг другу. В одном месте одна вещь истинна, другая вещь истинна в другом месте, но каждая, в применении ко всему целому, ложна. Но позже вы увидите, что определенные вещи нельзя применять ко всему целому, потому что целое не одно, оно настолько разнообразно, имеет столько много лиц. Луч Творения показывает это. Каждый взгляд имеет свое место, показывает одну грань целого, но он не представляет собой целого, и по отношению к целому ложен.
Закон Трех нужно понимать в более сложной форме, чем он кажется вначале. Это совершенно правильно, что есть три силы. Нужно понимать, что они не отличаются друг от друга как активность и пассивность отличаются друг от друга в нашем обычном понимании этих терминов. Активная и пассивная обе активны; сила не может быть пассивной, все силы активны. Но в их активности в конкретном моменте есть определенное различие, и это различие образует все многообразие мира. Кроме этого, каждая сила, которая теперь активна, в следующий момент, в другой триаде, может стать пассивной, или нейтрализующей, и это изменение сил, одной становящейся другой, производит все явления, которые мы наблюдаем. Но даже это еще не все. Необходимо понимать, что существуют определенные комбинации сил. Все явления, которые мы наблюдаем, наши собственные действия, действия других людей, все, что мы наблюдаем, может быть разделено на определенные классы. Эти различные виды процессов не имеют ничего общего, они имеют различные результаты, они требуют различных усилий, и так далее. Эти разделения очень трудны, потому что эти классы очень велики; кроме того, мы не видим третьей силы, мы видим только результаты.
Мы можем различить, если нам скажут об этом, два вида действия. Например, первое, некий вид насильственного действия, как сжигание дома одной спичкой. Другая деятельность — строительство дома. Того действия, которым дом сжигается, недостаточно для строительства дома. Третий вид деятельности увидеть труднее. Действия, относящиеся к первому виду, это насильственные действия или естественные процессы. Почти все биологические процессы относятся к первому виду. То есть первая триада означает не только насилие, есть много обычных вещей в жизни, которые принадлежат к этой категории, такие как рождение, смерть, и тому подобное. Большая часть человеческой деятельности принадлежит ко второму виду, хотя многое в ней относится к первому виду. Второй вид всегда означает усилие или жертву.
Первый вид — это либо естественные явления, либо насилие. Когда мы говорим, что вещи происходят естественно, это значит, они происходят по первой триаде. Однажды был вопрос: «Если вещи происходят естественно, если мы естественно под 48 законами, нужно ли нам стараться измениться?» Но вся наша сознательная, намеренная жизнь — это борьба против естественного. Если мы хотим только следовать тому, что естественно, мы никогда не сдвинемся с той мертвой точки, в которой находимся.
Может быть, кто-то может найти пример третьего вида процессов. В Новом Завете, и наверняка в других писаниях, можно найти упоминания третьего вида триады. Например: «Милости хочу, а не жертвы» — это относится к третьему виду, это было бы действием по третьей триаде (но слово «милость» не правильно — оно имеет совершенно другое значение).
Теперь мы должны постараться понять второй большой космический закон — Закон Семи. Триады соответствуют событиям; каждое отдельное событие, большое или малое, означает определенную встречу трех сил. Но последовательность событий происходит в соответствии с Законом Семи, Законом Октав. Если мы возьмем вселенную как состоящую из вибраций, то при наблюдении этих вибраций можно заметить, что они не остаются постоянно такими же, какими были в начале. Усиливаются они или ослабляются, есть определенная неправильность в их усилении или ослаблении. Если мы возьмем усиливающиеся вибрации, было замечено, что в период времени между неким количеством вибраций и его удвоением, есть два места или момента, когда вибрации замедляются, и затем начинаются снова. Затем было найдено, что это усиление происходит с определенной ритмической неправильностью. Эта ритмическая неправильность была вычислена и выражена в определенной формуле. Эта формула, выражающая некий закон, была позже применена к музыке в форме мажорной гаммы. Но вначале эта формула существовала как формула определенного космического закона.
В изучении событий, когда мы говорим о каждом событии отдельно, мы должны понимать триады, к какой триаде каждое событие относится. Если мы говорим о последовательности событий, мы должны различать восходящие и нисходящие октавы. Невозможно понять октаву без знания о том, восходящая она или нисходящая, а именно это происходит в обычном мышлении, когда люди изучают восходящие октавы, принимая их за нисходящие, и наоборот.
Луч Творения можно тоже объяснить как октаву, беря его как последовательность событий. Первый интервал заполняется Волей Абсолюта. Чтобы заполнить интервал между планетами и Землей был космически создан специальный инструмент, специальная машина. Эта машина — органическая жизнь на Земле. Органическая жизнь играет очень важную роль в Луче Творения — она обеспечивает передачу энергий и делает возможным рост Луча. Растущий конец Луча — это Луна. Идея состоит в том, что Луна становится как Земля, Земля становится как Солнце; затем появится другая Луна и так будет продолжаться вплоть до определенного пункта. Но это немного выше нас. Органическая жизнь — это некий вид воспринимающего аппарата для получения планетных влияний, идущих от планет Солнечной Системы. Кроме того, выполняя эту работу, служа средством связи между Землей и планетами, органическая жизнь питает Луну. Все живое служит целям Земли; все, что умирает, служит Луне. Это звучит странно вначале, но когда мы понимаем законы, управляющие органической жизнью, законы, на которых она основана, мы поймем, что вся органическая жизнь основана на очень суровом законе, том законе, что один класс существ питается другим классом существ. Это очень жестокое установление, но это делает органическую жизнь не только само-достаточной, но позволяет питать Луну и служить передатчиком энергий. Так она служит целям бoльших миров, планет, Земле, и, на конце Луча Творения, Луне. То есть органическая жизнь служит многим целям.
Возникает вопрос: как мы можем это проверить. Некоторые подтверждения мы можем найти позже путем аналогии, изучением человека, потому что идея в том, что человек устроен по тому же принципу, что и Луч Творения. Есть много вещей, которые мы не можем доказать объективно, но мы можем найти доказательства путем изучения самих себя.
Луч Твоерния противоречит многим общепринятым взглядам, но он не противоречит ничему истинно научному. Но наш ум полон совершенно ненаучных теорий, одна из которых — теория туманностей, в соответствии с которой Солнце рассматривается как самая молодая планета, а Луна как самая старая (если брать Солнце, Землю, Луну). Предполагается в общем, что Солнце моложе всех, что оно остынет и станет как Земля, а Земля остынет и станет как Луна. Но с точки зрения Луча Творения это совершенно ложная теория. В соответствии с Лучом Творения Солнце старше всех, а Луна моложе всех. Луна еще не вполне родилась, она только в процессе рождения.
В. Слово «усилие» используется в связи со вторым видом триады?
О. Да, усилие и жертва. В определенных случаях, как вы увидите позже в человеческом теле, работа происходит без видимых усилий, потому что это высоко организованная материя и механизм. Но даже там необходимо усилие в определенные моменты.
В. Могли бы вы дать пример людей, принимающих нисходящую октаву за восходящую?
О. Представьте, что мы встречаемся с дикарями — мы думаем, что они примитивны, и что среди этих примитивных людей когда-то начинает развиваться цивилизация и культура. Но мы не понимаем, что во многих случаях это потомки культурного народа. Очень часто мы принимаем деградацию за эволюцию.
В. Всегда ли восходящая шкала означает улучшение?
О. Может быть так, а может и нет. Идея механической эволюции — это самая вредная из теорий, у нас никогда не было никаких фактов для ее подтверждения; никто никогда не видел ни одного самого маленького примера такой эволюции. Она означала бы механическое формирование более сложных единиц из менее сложных. Это было бы то же самое, что ожидать, что дом сам по себе вырастет из груды кирпичей.
В. В чем состоит взаимодействие между Землей и Луной?
О. Действие Луны в нашей жизни полностью механично. Будет легче это понять, принимая просто, что Луна действует на нашу жизнь сама по себе, одним своим весом, и что она получает высшие энергии, высшие материи, которые мало по малу оживляют ее. Если мы вспомним четыре вида энергии — механическую, жизненную, психическую и сознательную, то это означает, что Луна действует механической энергией, просто своим весом, как электромагнит.
В. Работает ли Закон Трех в последовательностях событий?
О. Да, все время, но силы меняют свое качество — что было активным, становится пассивным, и что было пассивным, становится нейтрализующим. Вначале мы берем обычное определение энергии и материи. Некий вид энергии работает в неком виде материи. Любой вид материи становится немного другим, когда через него работает активная сила — я имею в виду отличным от той же материи, проводящей пассивную или нейтрализующую силу. Возьмите железо: когда через него работает активная сила — это один вид железа, когда через него работает пассивная сила — другое железо, когда нейтрализующая — третье. Если взять то же железо с ни одной силой не работающей через него, это четвертый вид железа. Все эти четыре вида железа, четыре вида материи, имеют различные названия. Они называются углерод, кислород, азот и водород, в соответствии с тем, какая сила через них работает. Любая материя, без всякого отношения к триадам, может быть названа водородом; другими словами, это материя, которая не имеет отношения ни к чему другому. Но в триаде любая материя может быть названа углеродом, кислородом или азотом. Позже я покажу вам Таблицу Водородов, в которой будет возможно, с помощью одних чисел, иметь очень точные определения всех материй в соответствии с их функциями по отношению к человеку.
В. Если брать события вместо материй, можно ли сказать, что они также бывают различных видов в соответствии с силой, которая через них работает?
В. Да, конечно, в зависимости от того, какая сила в них работает, события будут совершенно различными. Это интересно, потому что мы все знаем, например, как одна и та же фраза, одни и те же слова могут иметь совершенно другое значение в зависимости от того, кто их произносит. Когда их говорит один человек, они будут иметь одно значение, когда другой — другое значение. Или даже тот же самый человек может произнести их в разные моменты и значение будет различным.
Все это только выглядит сложным, но вскоре вы увидите, что это очень просто. Во всех этих вещах нет никакой новой информации, или очень мало, но с помощью этого языка мы сможем говорить о новых вещах — без этого языка это почти невозможно, так как наши слова слишком неясны, не достаточно определённы.

РОСТ: ЛУЧ ТВОРЕНИЯ 10 ЯНВАРЯ 1938

В. В Луче Творения слово «рост» используется, кажется, для процесса, когда тонкие материи становятся плотнее. В человеке это наоборот.
О. Рост имеет много значений. Луч Творения — это огромная шкала. Рост в нем означает расширение в пространстве. Вы совершенно правы, что при таком росте тонкие материи становятся плотнее.

СВЯЗЬ МЕЖДУ ПЛАНЕТАМИ И ЗЕМЛЕЙ. 9 ФЕВРАЛЯ 1938

Один из недостатков обычного знания в том, что оно берет вещи слишком отдельно. Вещи более связаны друг с другом, чем мы думаем. Все связано. При обычном, что называется, научном взгляде, мы берем вещи слишком отдельно. Например, этот вопрос о связи между планетами и Землей. За последние пятнадцать лет было много новых теорий в науке, особенно в геологии, которые очень интересны и точно согласуются с идеями этой системы. На самом деле это направление в геологии началось очень давно, но оно не было выражено в форме определенной теории в книгах. Но неудовлетворенность современными теориями началась около сорока лет назад и теперь начинает давать результаты. Появилось несколько книг, которые ставят геологию на совершенно новую основу в сравнении с тем, что считалось за истину сорок лет назад, и в этих новых идеях нет практически ничего, что точно не соответствовало бы этой системе. Если вам это интересно, это может дать вам много материала, например, о значении органической жизни и всего с ней связанного — значения органической жизни в развитии Земли. Старая наука, наука девятнадцатого века, брала органическую жизнь как случайное образование на Земле, но современная геология вполне определенно доказала, что это наиболее важный фактор для существования Земли. Поверхность Земли, или жизнь на Земле, была бы совершенно другой без органической жизни, то есть это не случайность.
В частности, современная геология утверждает, что не существует доказательств тому, что когда-то могло быть время, когда на Земле не было органической жизни. Это не значит, что такого времени никогда не было, но насколько мы можем наблюдать, подтверждений этому не существует.
Если вам это интересно, было бы хорошо приобрести новые книги на эту тему. Мне известно о двух книгах, переведенных с русского на французский (но очень плохой перевод). Одна «La Geochimie» В.Вернадского и вторая «La Biosphere» тоже В.Вернадского, но это, вероятно, не единственные книги, потому что эти идеи всегда появляются во множестве.

ЛУЧ ТВОРЕНИЯ. 10 ФЕВРАЛЯ 1938

В. Является ли Луч Творения восходящей октавой?
О. В смысле расширения, дифференциации.
В. Мы не можем избежать вывода, что Абсолют где-то ограничен в пространстве.
О. Он и есть пространство, хотя пространство начинается только с Мира 6. Абсолют и Мир 3 выше пространства или вне пространства. Пространство — это ограничение и оно начинается только в Мире 6.
В. Помните ли вы, что вы говорили, что время человека — это его жизнь?
О. Его время. Время Земли это жизнь Земли. Для Солнца это жизнь Солнца.
В. Что такое пространство для человека — жизнь?
О. Пространство — это ограничение его возможностей на Земле. Для всех в этом случае это только ограничение. Пространство и время это на самом деле одно и то же. С одной стороны это выглядит как пространство, с другой стороны это выглядит как время.
В. Тогда это лишь субъективно?
О. Есть и объективное ограничение. Человек может иметь больше времени, человек может иметь больше пространства, чем он имеет.
В. Каково среднее время для человека?
О. Как долго может человек жить? Это его время.
В. Как это связано математически со временем Земли и Солнца?
О. Об этом мы будем говорить позже. Это связано друг с другом. Вы слышали о времени в различных космосах?
В. О пространстве и ограничениях. Разве пространство не бесконечно?
О. Нет. На каждом уровне свое собственное пространство. Вы видите, мы не привыкли брать эти вещи практически. Например, для Солнца его пространство — Солнечная Система. Оно не может уйти из нее. Это ограничение.

КОММЕНТАРИИ К ЛУЧУ ТВОРЕНИЯ. 28 ИЮНЯ 1938

У. Я говорил об изучении человека и изучении мира, в котором человек живет, для того, во-первых, чтобы найти место человека во вселенной, и во-вторых, чтобы постараться понять, почему человек является тем, что он есть, и почему он не может быть другим, почему он в таком положении. Мы не можем найти ответ на эти вопросы изучением человека отдельно от вселенной, мы должны изучать человека параллельно с вселенной. В определенном смысле человек аналогичен вселенной. Если мы берем вселенную как целое и человека в отношении к ней, то одни законы мы понимаем лучше при изучении человека, другие законы мы понимаем лучше при изучении вселенной. Относительно изучения вселенной вы должны прежде всего понимать метод, который мы используем: мы изучаем вселенную на основе принципа шкалы в очень простом смысле. Например, ваш собственный дом, где вы живете, вы знаете на шкале, пропорциональной вашему телу, но город, в котором вы живете, вы не знаете на той же самой шкале — вы знаете его на гораздо меньшей шкале; вы знаете только те части его, которые вам нужно знать, места, куда вам нужно идти. Некоторые части вы знаете хорошо, другие не так хорошо, и наверное нет ни одной части, которую вы знали бы так же хорошо, как ваш собственный дом. И вы знаете Англию на еще меньшей шкале. Тот же принцип используется в географии и астрономии. Например, мы изучаем Землю на одной шкале, потому что мы живем на Земле, но все другие планеты Солнечной Системы мы берем все вместе, потому что нам не нужно изучать их по отдельности. Тем или иным образом они влияют на нашу жизнь, но при этом мы знаем только планеты Солнечной Системы. Планеты других систем мы не изучаем вовсе, мы берем только солнца со всем, что составляет влияние этих солнц. Позже вы сами найдете примеры этого метода, как отличного от других методов. Обычно люди не думают от этом и изучают человека совершенно отдельно от вселенной. Таким путем они накапливают определенное количество знания, но это безотносительное знание.
В соответствии с этим методом, отличным от обычных методов, мы изучаем человека как часть органической жизни на Земле. Органическая жизнь — это некий вид чувствительной пленки, которая покрывает Землю и служит определенным целям. В общем, мы можем сказать, что она служит целям связи, потому что без нее Солнце, планеты и Луна не могут в достаточной мере связываться с Землей, и без помощи органической жизни многие вещи были бы потеряны. Органическая жизнь улавливает вибрации, идущие извне, и передает их на Землю. При этом люди, животные, растения, все играют свою роль.
Мы находимся здесь на Земле. Органическая жизнь, частью которой мы являемся, находится под определенным влиянием всех планет; мы также находимся под определеным влиянием Солнца; кроме того, под определенным влиянием всех солнц и, может быть, под влиянием всех миров. Конечно, влияния всех миров на отдельного человека очень слабы, но мы знаем о влияних, идущих от Солнца. Мы не много знаем о влияниях, идущих от Луны, но она играет очень важную роль в органической жизни, и без понимания того, как все связано, и как органическая жизнь человека на Земле связана с планетами и Солнцем, мы не можем понять положение человека и его настоящую жизнь такими, как они есть. Например, невозможно понять одно выражение, которое используется по отношению к человеку, без понимания этой схемы — то выражение, что человек живет в очень плохом месте вселенной, и что многие вещи, которые мы рассматриваем как несправедливые, с которыми мы боремся, с которыми мы пытаемся бороться, на самом деле результат этого положения органической жизни на Земле. Если бы мы были на Луне, условия были бы еще хуже, не было бы никакой возможности развития. На Земле есть возможность развития — это значит, что мы можем развить некоторые части в нас.
До нас доходит очень малая часть планетных влияний. В общем, планетные влияния ощущаются только массами людей. Так планетные влияния ответственны за войны, революции и подобные вещи, но отдельный человек находится под влиянием планет в очень малой степени, потому что та часть в человеке, которая может воспринимать планетное влияние, не развита в нем. Эта неразвитая часть — сущность.
До определенной степени человек находится также под влиянием Солнца, и он может быть и под гораздо более высшими влияниями, если разовьет высшие центры и установит с ними связь. То есть развитие означает переход от одного вида влияний под другой вид влияний. В настоящее время мы находимся главным образом под влиянием Луны. Мы можем перейти под влияние планет, Солнца, и другие влияния, если будем развиваться. Мы должны становится все более и более сознательными, чтобы перейти под эти влияния.
В. Каким именно образом мы находимся под влиянием Луны?
О. Луна управляет движениями. Если я двигаю рукой — это делает Луна, потому что это не может произойти без влияния Луны. Луна — это как гиря в старинных часах — все движется только под весом этой гири.
В. Почему планеты влияют на людей в массе и не влияют на отдельного человека?
О. Та часть в человеке, которая может воспринимать планетные влияния, либо слишком мала и неразвита, либо слишком смешана с личностью. Личность отражает все эти влияния, и человек попадает под закон Случая. Если бы человек жил в своей сущности, он жил бы под влиянием планет, или, другими словами, под законом судьбы. Было ли бы это его преимуществом или нет — это другой вопрос. Это может быть лучше в одном случае и хуже в другом — в общем лучше. Но планетные лучи не могут проникнуть сквозь личность.
Люди в массе воспринимают планетные влияния определенными частями самих себя, которые всегда в наличии, поэтому планетные влияния могут влиять на массы людей, но в обычных случаях они не влияют на отдельные существа, или это происходит очень редко.
В. У толпы людей есть сущность и личность?
О. У каждого отдельного человека они есть, но толпа немного отличается от отдельного человека. Большая часть людей в толпе — люди № 1, то есть живут в инстинктивном и двигательном центрах. А главные мотивирующие силы человека №1 это воображение и подражание; и когда они под влиянием воображения и подражания, они очень легко воспринимают механические влияния; они начинают подражать друг другу, и это производит большой эффект.
В. Является ли нашей целью развить себя до такой степени, чтобы мы как отдельные люди могли воспринимать планетные влияния?
О. Это будет не ваше индивидуальное влияние, оно будет соответствовать вашему типу. Но отдельный человек будет другим, если будет жить в соостветствии со своей сущностью.
В. Не могли бы вы больше рассказать о влиянии солнца?
О. Но вы можете найти это в книгах обычным путем. Но сознательное влияние придет с другой стороны, или возможность сознательного влияния.
В. Я не понимаю, что вы имеете в виду под сознательным влиянием Солнца.
О. Я не могу говорить об этом сейчас, мы придем к этому позже.

ЗАКОН СЕМИ. 12 ИЮНЯ 1945

У. Я должен объяснить цель разговора о Законе Семи. Нам необходимо изучать интервалы, и чтобы прийти к этому, мы должны изучать группы и правила в группах. Я не говорю о школах, потому что это большая вещь. Но правила мы должны изучать. Многие люди, которые учились много лет, не понимают смысла правил. Только при использовании правил в работе в группах могут быть даны шоки и можно выдерживать направление. Другого способа нет. Но в школьных группах вы можете наблюдать, как выдерживается направление.
В. Есть ли какой-то порядок, в котором эти правила-ступени должны соблюдаться?
О. Это не правило. Правила даются время от времени и это очень полезно — обсуждать правила. Каждый может сказать, что он понимает. Обсуждение правил — это отдельный вопрос. Все неправильные вещи происходят потому, что люди живут так, как будто групп не существует, правил не существует. Правила необходимы для само-наблюдения и особенно для изучения Закона Семи.
В. Под изучением правил вы имеете в виду наблюдение над сопротивлением правилам?
О. Нет, нет, это было бы форматорным. Возьмите некоторое правило и посмотрите, когда оно применяется.
В. Будете ли вы обсуждать правила здесь?
О. Если вы хотите обсуждать правила, найдите момент, когда я говорю о правилах. Поймайте меня.
В. Откуда идут эти правила?
О. Из необходимости. Я даже могу взять правила, которые мне пришлось сделать себе самому. Но существовало много правил еще до того, как мы родились. Правила, которые я ввел, были введены потому, что были необходимы. Например, одна группа пошла по ложному пути. Мне пришлось отделить остальных и запретить говорить об этой группе. Если они хотели говорить об этом, они могли сразу же уходить и идти туда.
В. На прошлой неделе я слышал, что шок — это помощь извне.
О. Да, правила — это иногда помощь извне. Человек попадает в трудную ситуацию и вспоминает о правиле. Это может быть большой помощью. Одна женщина в Англии спросила: «Почему мы должны иметь правила?»
В. Стараясь достичь некого уровня сознания, достаточно лишь думать об этом или нужно работать над этим?
О. Школа. И группа. Это единственная возможность. Если человек работает, он может понять больше.
В. Я не понимаю, что такое нисходящая октава.
О. Прежде всего, Луч Творения. Абсолют, Мир 6, Млечный Путь, Солнце (означающее Солнечную Систему), мир планет, Земля, Луна. Это нисходящая октава. Затем возьмите водороды. Как создается водород 6. Животный мир, растительный мир, размножение. Это нисходящая октава. Количество увеличивается.
В. Я не понимаю этого в применении к Закону Семи и вибрациям.
О. Но мы и говорим о нисходящей октаве. Это нисходящая октава. Физическая жизнь — увеличение числа животных, овощей, рыб, рост, размножение. Все это нисходящее.
В. Восходящая октава начинается с нас, не так ли?
О. Восходящая октава — только наша собственная работа по созданию сознательности в самих себе. Это единственный пример, который мы можем знать без излишних раздумий. И мы можем делать что-то в этом направлении только с помощью школ.
В. Животные — это конец нисходящей октавы, а человек — начало восходящей октавы?
О. Да, если он работает. Если он просто спит, то нет никакой восходящей октавы. Но если он начинает пробуждаться, да, есть возможность.
(Г.У. демонстрирует схему Луча Творения.)
Интервал заполняется органической жизнью. В органической жизни живут люди № 1, 2, 3, и, чтобы избежать ненужных вопросов, человек № 4. Человек № 5 принадлежит уже другому миру. Он находится под законами мира фа и свободен от законов мира ми. Если он продолжает развиваться, человек № 6 принадлежит миру соль, и человек № 7 — миру ля.
В. Вы имеете в виду, что человек по-прежнему остается самим собой, но не подчиняется уже столь многим законам?
О. Я этого не сказал, но можно выразить это и так.
В. Имеет ли это отношение к высшим водородам?
О. Нет, лучше не смешивать это. Вопрос о человеке. Некоторые люди могут быть 1, 2, 3, и стать 4, затем 5. Как человек № 5 он живет во внутреннем мире.
В. От каких законов может человек освободиться?
О. От некоторых законов своей собственной глупости.
В. Насколько я могу судить, он мог бы избежать закона случая, но я не вижу никаких других законов.
О. Да, некоторых законов случая он может избежать. Очень полезно.
В. Какая часть человека могла бы перейти в мир фа? Он не изменяется физически, поэтому я спрашиваю — какая часть?
О. Я думаю, весь человек. Я не думаю, что мы можем разделять его в этом случае. Возьмите человека как целое. Вы помните схему с многими «я». Может быть, не так много, некоторые не столь упорны. Вы помните, что человек № 5 уже имеет единство. Его ум не так разделен. Не так много независимых «я». Что ж, вы получили ответ на ваш вопрос. Может быть очень полезным.
В. Имеет ли человек большее единство в моменты внимания — единство всех «я»?
О. Может быть, но мы не можем говорить об этом, не зная шкалы. Как долго, как глубоко, и так далее.
В. Правила в школе созданы для роста бытия?
О. Да. Иногда они могут быть составлены в какой-то другой школе. Но они все созданы для усиления октав.
В. По вашему мнению, способны ли мы распознать человека № 5?
О. Используйте воображение. Это хорошее воображение. Вообразите № 5.
В. На самом деле ни один из этих законов не действует обычным путем?
О. Законы действуют везде.
В. Мы можем видеть их только так, как они видны нам?
О. Если мы видим их правильно, мы можем видеть их так, как их видит человек № 5. Некоторые могут видеть, другие нет. Как некоторые могут писать стихи, другие не могут. Тот же вид восприятия.
В. На том уровне, где мы есть, могли бы вы сказать нам что-то, что могло бы помочь нам в само-воспоминании?
О. Сожалею, но не теперь. Необходимо усилие — и больше усилия. Но прежде чем делать усилие, необходимо понимать. Вообразите человека, который помнит себя. Я не шучу, это очень полезно.
В. Человек, помнящий себя, не был бы обычным человеком, не так ли?
О. Попытайтесь вообразить его. Мы не можем судить по физическим результатам, только по физиологическим. Человек, сознающий самого себя, свои действия, всегда сознающий.
В. Означает ли эта сознательность изменение в состоянии его здоровья?
О. Должно быть так, только мы не знаем, что это за изменение. Мы можем найти что-то в связи с диаграммой пищи, но это не доказательство.
В. Это будет не всегда одно и то же изменение в каждом человеке № 5? Это будет зависеть от того, с чего он начал?
О. Да, но я думаю, что всегда будут изменения, одинаковые для всех — такие как единство.
В. Вы говорите: постарайтесь вообразить № 5 — но ведь каждый из нас вообразит что-то другое?
О. Да, но предположим, что это совпадет.
В. Стараясь вообразить человека № 5, мы найдем определенные совпадения в наших образах? Физиологические?
О. Да, это возможно, совершено верно.
В. Человек № 5 — это всегда продукт школ?
О. Я не вижу никакой другой возможности. Это так трудно без помощи школ, что я не могу вообразить возможности без них.
В. Мне кажется, мы должны больше знать о человеке № 4.
О. Человек № 4 — это человек, который знает, чего он хочет.
В. На прошлой неделе я слышал, что человек № 4 переходит под влияние Мира 24, состящего из вибраций. Означает ли это, что разные миры имеют различные вибрации?
О. Во-первых, все миры состоят из вибраций. И Мир 24 — для № 5, не 4. Вспомните Луч Творения.
В. Что конкретно имеется в виду под вибрацией?
О. В данном случае законы. Мир 1 — один закон; Мир 3 — три закона, и так далее.
В. Имеет ли человек № 5 личность?
О. Спросите у него. Откуда мне знать? Почему бы нет? Но он не может иметь две личности, или три.
В. На прошлой неделе вы порекомендовали нам использовать воображение…
О. Для конкретной цели.
В. …чтобы представить себе, каким был бы человек, который помнит себя.
О. И что же вы нашли?
В. Насколько я могу себе представить, его нельзя было бы обвинить в негативных эмоциях.
О. Очень приятно.
В. Во-вторых, он был бы способен управлять своим воображением и оно не становилось бы негативным.
О. Тоже очень приятно.
В. Это создало бы тип человека, неприспособленного для общения с обычным человеком.
О. Что ж, я очень сожалею, но я ничего не могу сделать — это ваш собственный вывод.
В. Когда мы начнем получать шоки?
О. Когда они будут нам необходимы, если мы будем хорошо молиться.
В. Необходимо ли развивать волю, чтобы заполнять интервалы?
О. Если вы можете, это было бы, конечно, самое лучшее. Но вы не можете ждать, пока разовьете волю, вы должны использовать возможности.
В. В том типе изучения, которым мы здесь занимаемся, возможно ли измерить октаву?
О. Нет, никто не может измерять октавы. Только в музыке. Во всем остальном вы видите результаты только когда уже слишком поздно. Но если вы подчиняетесь правилам, вы предупреждены в нужный момент, отведены в сторону в нужный момент. Это то, что мы можем иметь.
В следующий раз я хочу снова говорить о Законе Семи. Существует шесть видов деятельности. Я хочу, чтобы вы изучили их и посмотрели, по каким октавам они совершаются. Их нельзя даже сравнивать. То, что истинно для одного, ложно для другого.
В. Если стараться использовать силу воли в каждом виде деятельности — будет ли это неправильно?
О. У нас ее нет. Скажите, как долго вы можете помнить себя. На какое время вы можете остановить мысли без того, чтобы заснуть и забыть о том, что вы делаете?
В. Я имел в виду силу воли в других видах деятельности, как, например, заставить себя что-то сделать.
О. Скажите мне, как долго вы можете это делать, и я скажу вам, насколько близки вы к силе воли.
В. Используется ли нисходящая октава в школьной работе?
О. Мы живем по нисходящей октаве, мы рождаемся по нисходящей октаве. Если мы хотим сеять пшеницу или разводить кроликов, мы должны использовать нисходящие октавы, выращивание, умножение, уменьшение. Вся жизнь населена миллионами нисходящих октав.
В. Все что мы делаем? Все эти маленькие октавы, миллионы нисходящих октав, входят ли они в то, что мы делаем каждый день?
О. Я не сказал, что мы делаем, я сказал, что вся природа делает.
В. В обычной деятельности, как шитье?
О. Мы не делаем. Мы смотрим и наблюдаем. Мы думаем, что делаем, но это делает природа.
В. Каждая деятельность имеет свою маленькую октаву?
О. У каждой своя собственная.
В. Вы говорите, что вибрации нисходящих октав — это проявления природы. Тогда восходящая октава…
О. Восходящая это школьная работа. Мы не знаем никакой другой формы. Все остальные нисходящие в той или иной форме.
В. Как мы можем узнать, когда мы начинаем терять направление?
О. Мы всегда знаем.
В. Мы не всегда знаем точный момент.
О. Иногда мы знаем точный момент, иногда мы знаем через полчаса.
В. Вы сказали, что соблюдение правил может действовать как шок?
О. Не соблюдение — использование правил, память о правилах, следование правилам. Таким путем мы привносим действие, результаты.
В. Почему мы всегда говорим о трех октавах?
О. Три Октавы Излучения или чего-то другого? Три октавы в человеческой машине?
В. Мне кажется, мы всегда говорим о трех.
О. Это так устроено. Почему? Потому что так было удобнее.
В. Дает ли нам необходимый шок преодоление негативных эмоций?
О. Если вы делаете это хорошо, то возможно. Но это значит действительно хорошо. Не сделать это один раз и затем снова наслаждаться ими.
В. Каковы способы узнать о том, что мы потеряли направление?
О. Я не знаю. Есть у нас какое-то направление? Например, в архитектуре можно встретить прямую линию, которой нет в природе. Для этого необходимы инструменты.
В. Самая важная вещь теперь для нашего развития это узнать как можно больше о правилах?
О. Всегда. Всегда с самого начала это полезно. Только в этом вы всегда можете найти помощь.
В. Должны ли мы всегда вначале вообразить возможные правила и только потом спрашивать о них?
О. Нет, нет. Я сказал, когда воображение может помочь, но не в отношении правил.
В. Но как можем мы узнать, каковы эти правила?
О. Вы должны знать по крайней мере одно. Начните с него и тогда вы сможете найти другое.
В. Человек № 5 управляет своими эмоциями.
О. По крайней мере некоторыми. В любом случае, больше, чем мы.
В. Значит ли это, что негативные эмоции не возникают, что он может просто избавиться от них?
О. Они могут возникать, но он может управлять ими. Он может трансформировать негативные эмоции в позитивные.
В. Правильно ли я понял, что высочайшая деятельность, возможная для человека, то есть школьная работа, это сознательная деятельность?
О. Она во всяком случае более сознательна, чем битье мух. Но она не сознательная. Нужно быть осторожным с этим словом.
В. Нельзя ли узнать, как влияет правильная работа центров на состояние само-воспоминания?
О. Она помогает ему.
В. Как можно подойти к управлению работой центров?
О. Тем, что стараться думать правильно. Это самое легкое. Мы можем до определенной степени управлять нашим мышлением. Так мы можем научиться думать правильно.
В. Когда человек правильно использует свои центры — изменяется ли его деятельность?
О. Это важный вопрос. Позже, но не теперь, это будет связано с типами.
В. Мне трудно понять идею нисходящих октав. Сочинение симфонии, решение научной проблемы, изучение языка, строительство дома — все это я вижу только как восходящие октавы.
О. Почему? Все это механично. Почему они должны быть восходящими?
В. В то же время, я думал о преступлении и разрушении как нисходящих октавах.
О. Почему? Они могут быть восходящими. В любом случае, сказать «преступление» и затем назвать его нисходящей октавой — это не достаточное объяснение.
В. Это мышление неправильно из-за того уровня, с которого я вижу вещи?
О. В восходящей октаве что-то должно восходить. Если вы не знаете, что именно, то это скорее всего нисходящая октава.
В. Определеяет ли результат направление октавы?
О. Да, если вы видите его правильно.
В. Если мы отклоняемся от нашей цели и сворачиваем в сторону, но новые впечатления и новое понимание стимулируют новое усилие, каково тогда состояние октавы?
О. Она продолжается, но в неизвестном направлении.
В. Каково отношение нашего обучения здесь к октаве эволюции?